25 августа 2019
24 августа 2019
23 августа 2019

У Свердловской области – два губернатора!

Как это случилось: обман с Совфедом, звонки Зюганову, подкуп, пять сенсаций за полтора часа. Бонус: досье на таинственного помощника

Размер текста
-
17
+
Сразу за спиной Мишарина – тот самый Вячеслав Лашманкин, о котором впору слагать легенды
В Свердловской области теперь два губернатора: один заканчивает работу, второй -  назначенный, но не вступивший в должность! Сегодня региональные депутаты одобрили кандидатуру Александра Мишарина всего двумя голосами «против». А вместе с новым главой региона одобрено вступление области в «Урал промышленный – Урал Полярный», начало смены глав муниципалитетов - по желанию губернатора, снижение транспортного налога, избрание Эдуарда Росселя сенатором Совета Федерации, сохранение птицефабрик в статусе ОГУПов и карьерный взлет такого незаметного, но очень важного госслужащего Вячеслава Лашманкина. Корреспондент «URA.Ru» провел в Заксобрании пять часов и готов рассказать, как одним голосованием депутатам удалось так много сделать.
 
 
У единороссов – не было вопросов. На заседании палат из четырех десятков депутатов от ЕР будущим области поинтересовался лишь Олег Исаков. Члены других партий проявили больше интереса: записывались по два и даже три раза
 
Об Александре Мишарине, до его приезда в Екатеринбург, ходили легенды. Одни говорили, что он обернет все аппаратное наследие Эдуарда Росселя в прах, другие обещали осторожный подход к имеющимся институтам власти. Третьи ждали прибытия целого вагона новых управленцев, четвертые – превращения Среднего Урала в Пермский край, где губернатор много времени проводит в блоге, пятые – в Тюменскую область, где всегда все хорошо. Говорят, банкир Олег Гусев даже называл себя будущим премьером и проводил переговоры с потенциальными министрами.
 
Но сегодня в 9 утра Александр Мишарин появился в свердловском Законодательном собрании, и многие предположения тут же рассыпались. Во-первых, наше агентство оказалось право – никакого вагона особо доверенных лиц в Екатеринбург не прибыло. Компанию Мишарину составил лишь Вячеслав Лашманкин, специалист по связям с общественностью, второе десятилетие работающий в статусе помощника. Особо доверенного помощника.
 
Лашманкин – единственный сотрудник МПС РФ, которые приехал в 2002 году в Екатеринбург вместе с Александром Мишариным. И он же единственный, кто уехал из Екатеринбурга в Москву, когда в 2004 году Мишарина назначили заместителем министра транспорта. Он же единственный сотрудник Минтранса, кто в марте этого года перешел на работу в департамент правительства России, а теперь получается единственный, кто переезжает в Свердловскую область. Мне рассказывали, что семьи Лашманкиных и Мишариных давно дружат, и, якобы, влияние помощника на шефа не велико (в пример приводится план Лашманкина перевести всех сотрудников СвЖД на обслуживание в «Мегафон», который так и не удалось реализовать).
 
Но есть и иная информация. Если верить ей, Александр Мишарин прислушивается к мнению Вячеслава Лашманкина и доверяет ему так, как никому (ну за исключением своей семьи, разумеется). Это доверие уже было продемонстрировано шесть лет назад, когда из большого круга потенциальных руководителей пресс-службы СвЖД Мишарин выбрал именно своего помощника, а не других соискателей, среди которых были и весьма эффектные дамы. Сегодня Лашманкин был одним из немногих «не депутатов», допущенных в зал заседаний ППЗС, на закрытую встречу с парламентариями. И по завершению встречи вошел в один лифт с Мишариным, Николаем Ворониным и Людмилой Бабушкиной и отправился в рабочий кабинет губернатора. Выводы можно сделать предсказуемые.
 
 
Коммунисты (в центре кадра Владимир Краснолобов) оказались в сложном положении. Сначала не хотели голосовать за идеологического противника, но уж больно предложения хорошие…
 
В это же время депутаты, вышедшие со встречи, активно обсуждали между собой услышанное. Журналистам рассказывали о нежелании Мишарина отменять пост премьера, о заманчивых инфраструктурных проектах, сравнивали свердловские СМИ отчего-то с томскими… В общем, делали интересные заявления, достойные пометок «Молния» на лентах информационных агентств.
 
Не рассказывали лишь об одном эпизоде, достойного пометки «Опа!». По информации «URA.Ru», лидер свердловских коммунистов Владимир Краснолобов попросил Александра Мишарина описать свое отношение к происходящему на Богдановичском фарфоровом заводе и подобным ему предприятиям, коих в области больше половины, и все лежат на боку. «Легкая промышленность для нас важна, - ответил Мишарин, - и мы будем решать ее проблемы. Кстати, в зале есть кто-нибудь, кто готов в моем правительстве отвечать за это направление?» Зал молчал: из 49 депутатов, каждый из которых ждет смены губернатора ради, в том числе, и карьерного роста, ни один не поднял руки.
 
Зато выводы сделали все. И пока единороссы рассказывали журналистам о том, как они поговорили со своим же кандидатом, Владимир Краснолобов разговаривал с лидером своей партии Геннадием Зюгановым. Последний разрешил коммунистам не голосовать «против» Мишарина, как это задумывалось ранее. Семь депутатов вздохнули с облегчением, а Андрей Альшевских, раньше остальных объявивший о своем протесте, даже с журналистами перестал разговаривать.
 
И все же интрига с Мишариным сохранялась. Какой он публичный политик, так никто и не знал. Одно дело – пересказ закрытого совещания, и совсем другое, когда ты видишь человека на трибуне, сначала читающего текст с листа, а затем отвечающего на вопросы, предугадать которые невозможно.
 
С листа Александр Мишарин читает хорошо. Он рассказал, что, у области несколько проблем: низкая производительность труда, плохая экология («средний свердловчанин пьет в 4 раза больше бутилированной воды, чем средний немец»), недостаточная сырьевая база и устаревшее оборудование на заводах. В лидеры Свердловской области предложено выйти, реализуя инфраструктурные проекты: строить дороги, развивать малую авиацию, в общем, делая все то, что Александр Сергеевич делает всю свою карьеру. Плюс к этому – поднять «Уралмашзавод», вкладывать больше средств в решение социальных вопросов и достойно встретить 65-летие Победы. «Нам надо накладывать значительно больше средств, - тут Мишарин осекся, видно поняв, что в тексте опечатка, - в науку».
 
Кандидат в губернаторы озвучивал текст уверенно, а когда пикнул таймер, отмерив конец 15-й минуты, показал себя. В гробовой тишине, не отрываясь от листа, он с вызовом произнес: «Вы мне даете еще?». Председательствовавшая Людмила Бабушкина не сразу нашлась, и после паузы, дрожащим голосом произнесла: «Конечно». Мишарин продолжил, перебрав регламент всего на 2 минуты 37 секунд.
 
Отвечая на вопросы, он назвал Уставы регионов – одним из основных законов, часто править которые не следует, пообещал не повышать транспортный налог и не приватизировать областные госпредприятия, как было задумано свердловским правительством еще неделю назад, зато гарантировал проведение консультаций при решении вопроса об отстранении слабых глав муниципалитетов. Потом дал слово поддержать проект «Титановая долина», давно буксующий в Москве, и продолжать «все хорошие традиции Эдуарда Эргартовича» (без уточнения, что такое хорошо, а что такое плохо в его понимании).
 
Все эти заявления уже можно было диктовать, но в финале прозвучало более интересное. Андрей Альшевских попросил дать оценку тому факту, что уже полгода Заксобрание не представлено в Совете Федерации. «Работа в Совете Федерации очень важная и очень специфична. Там есть возможность добиться преференций для региона, но нужно иметь большие лоббистские возможности, опыт за спиной. Когда вы направляете, когда мы скоро будем направлять – это все нужно учитывать. И если Эдуард Эргартович даст согласие лоббировать интересы области, то я считаю правильным направить его от Законодательного собрания».
 
 
«Я много раз выступал перед вами. Были и хорошие выступления, и не очень. Но это особенное. Оно особенно тем, что последнее. Больше, как губернатор Свердловской области я к вам никогда не обращусь». Росселя провожали овацией – единственной за все заседание
 
Сначала все подумали, что ослышались. Ровно неделю назад, перед внесением кандидатуры Мишарина, Россель проводил консультации в администрации президента и получил предложение пойти в Совфед именно от губернатора. Это и статуснее (не нужно перед назначением проходить согласование у 49 депутатов, каждый из которых умеет здорово портить настроение), и спокойнее (срок полномочий сенатора от губернатора – 4 года, а от Заксобрания только два). Россель тогда дал согласие. В понедельник, прощаясь с министрами, он свою позицию подтвердил. А тут вдруг выяснилось, что Кремль оказался ни так честен, как хотел казаться.
 
Потом я специально уточнил у Мишарина, от кого же пойдет Россель. «У нас свободно место Законодательного собрания. Сегодня депутаты выразили готовность поддержать, а хочет или нет идти сам Эдуард Эргартович – это ответит он». «Я - государственный человек, будет во мне необходимость, будет задание – пойду, - ответил Россель и добавил: «Заметьте, мы присутствуем при первой спокойной передаче власти от одного губернатора к другому по новой системе. Первыми в России».
 
Это обязательное для росселевской речи «первые в России» я буду помнить долго. А еще: «Берегите Свердловскую область! Берегите опору нашей страны!», овацию после этих слов. И слезы на глазах журналистов и политиков, видевших уход первого всенародно избранного губернатора России.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...