«Чернецкий ходил на допрос. И не только он…»

Прокурор Свердловской области откровенно рассказал «URA.Ru», чем занимается в рабочее и нерабочее время

26 июля 2010 в 19:01
Размер текста
-
17
+
Юрий Пономарев не любит бывать на светских мероприятиях, но иногда делает исключение (по пути на губернаторский прием) 
В выходные исполнилось три года с появления в Свердловской области прокурора Юрия Пономарева. С его приходом прекратилась кадровая чехарда, преследовавшая орган надзора несколько лет. Надежд с приездом прокурора было множество, костромские журналисты описывали варяга во всех красках: он и открытый, и справедливый, и честный. Но за три года в Екатеринбурге число контактов Пономарева с прессой можно пересчитать по пальцам. Отметив годовщину работы на Урале, областной прокурор согласился рассказать «URA.Ru», почему так вышло, а заодно и ответить на вопросы, делающие его образ более объемным, начиная от личных  и заканчивая самыми горячими вопросами уральской повестки.
 
- Когда три года назад мы делали материал о вашем назначении, разговаривали с костромскими журналистами, они рассказывали о вас как о самом открытом человеке на свете. Но на Урале вы совсем другим себя показали. Человек, как мне кажется, так резко поменяться не может…
 
- Здесь совсем другая система работы журналистов, чем там. Там более дружелюбное отношение между прессой и системой правоохранительных органов. Не дружба, а позитивно-дружелюбные отношения. Они могут достаточно жестко критиковать, но в то же время с ними приятно работать. Заметьте, здесь со мной не было ни одного прямого эфира, а там они были постоянно: садишься в студии, слушаешь вопросы (они не фильтровались) и отвечаешь.
 
- А здесь вас не зовут?
 
- Я так понимаю, прямых эфиров здесь нет совсем.
 
 
Более 60 тысяч дел находится на контроле у свердловского прокурора в год. Приходится крутиться. Пономарев утверждает, что все успевает за рабочий день, дольше 20.00 на работе задерживается редко
 
- Но видимость-то есть.
 
- Видимость и прямой эфир – это совершенно разные вещи. Совсем другое дело, когда ты сидишь и не знаешь, какой вопрос тебе сейчас зададут, но ты должен быть готов к любому вопросу. Мне нравилась в Костромской области одна телекомпания: на эфирах у нее было три ведущих. И вот они сами определяли тематику, не оговаривали со мной круг вопросов.
 
- Вы могли бы проводить здесь пресс-конференции. Они могли бы стать выходом для ваших экспромтов.
 
- Пресс-конференции – это не то. На них можно выдернуть из контекста все что угодно. Я, например, говорю, что было бы неплохо какие-то полномочия прокуратуре вернуть, а потом выходят материалы «Пономарев сказал, что скоро полномочия будет возвращены».
 
 
Прокурор держит себя в форме, ест рыбу, занимается фитнесом
 
- Но нам, журналистам, нужна ваша живая реакция, реакция прокурора. Вот перед встречей с вами звонит читатель и жалуется на «Уральские авиалинии», которые снова не совершили вовремя рейс. Ему же нужно знать, что государство защищает его интересы, что есть прокурорский контроль.
 
- Это не моя юрисдикция – все вопросы к Павлу Павловичу Кукушкину, Уральскому транспортному прокурору.
 
- Вы же тоже летаете самолетами.
 
- Летаю, и у меня есть замечания.
 
- Кстати, каким классом?
 
- Закон позволяет мне летать бизнес-классом, но я стараюсь этого не делать. За все время моей работы лишь один раз полетел бизнес-классом за госсчет, а так стараюсь пользоваться экономклассом.
 
- Вы вообще любите роскошь?
 
- Не скажу, что я полный альтруист и хотел бы жить в шалаше.
 
 
Пономареву нельзя дарить подарки дороже 3 тысяч рублей. Он заказал в Сысерти фарфоровые чайные сервизы с символикой прокуратуры себестоимостью две с небольшим тысячи, их всем и дарит. Выкрутился!
 
- У вас есть квартира, дача?
 
- В Екатеринбурге у меня служебная квартира. В ней мебель, которая у меня уже много лет: она ездит со мной с Самары, была в Костроме, теперь – здесь. К сожалению, это так.
 
- А дом загородный?
 
- Нет. Была машина, но я ее продал, чтобы сделать ремонт.
 
 
Приходить на совещания и молчать – не в правилах прокурора. У него на все есть свое мнение
 
- Квартира большая, хорошая?
 
- Не могу сказать, что она плохая.
 
- Не поверю, что за столько лет работы у вас нет квартиры.
 
- Есть, в Костроме. Но она не моя, она не приватизирована, и все об этом знают. В декларации я указал свою единственную собственность – однокомнатную квартиру в Саратове. Она досталась мне по наследству от тети, которая умерла три года назад. У нее была хрущевка – 17 кв. метров.
 
- А дети, жена здесь живут?
 
- Да.
 
- Жена у вас работает?
 
- Да, она полковник полиции.
 
- Вы к нам всерьез и надолго?
 
- Мне здесь нравится.
 
- Но нельзя же вечно быть прокурором Свердловской области.
 
- Почему нет?
 
- Плох тот солдат…
 
- Я генералом стал (улыбается).
 
- И вы хотите вот в этом кабинете встретить…
 
- Хотите сказать, старость? Я уже могу выйти на пенсию. Кстати, почему вы не угощаетесь? (пододвигает огромную тарелку со сладостями).
 
- Вы сластена?
 
- Сладкое люблю, но себя ограничиваю.
 
- Это правильно. А спортом занимаетесь?
 
- Конечно, обычным фитнесом.
 
- Времени хватает? Вы до скольки работаете?
 
- До восьми вечера точно.
 
- А как относитесь к тем, кто работает сутками напролет? Например, в резиденции…
 
- Каждый сам определяет сколько и как работать.
 
- Хорошо. Зайдем с другой стороны. Вы к политике как относитесь?
 
- Никак. Мне законом запрещено ею заниматься.
 
 
Пономарев не боится своего телефона и обсуждает по нему очень серьезные вопросы…
 
- Смотрите, как интересно вы обходите эту тему. Не захотели обсуждать администрацию губернатора.
 
- А зачем? У них своя кухня. Если будет нарушаться закон – мы, невзирая на личности, примем меры прокурорского реагирования. На последнем заседании президиума правительства по молодежной политике были подняты важные вопросы. Сегодня, например, будет президиум по ЕГЭ – и нам тоже хочется задать вопросы по этой теме.
 
- Давайте поговорим о тех громких историях, где звучала ваша фамилия. История с «поддельным родственником», который трудоустраивался, ссылаясь на вас.
 
- Всю историю вы знаете – мы ее официально опубликовали. Меня заинтересовала реакция граждан у вас на сайте на эту новость, которые не могут трудоустроиться. Я почитал их мнения и хочу сказать: трудоустроиться несложно – работы достаточно много. Но когда пытаются использовать чужое имя для этого, хотят попасть на классное место, куда недостойный человек, ранее судимый, не может претендовать, – это совсем другая история, и реакция на нее понятная.
 
 
…Что не удивительно, когда со всеми силовиками налажены хорошие отношения (на фото с главой УФСБ – Борисом Козиненко)
 
- А кто он такой?
 
- Не знаю, не видел и знакомиться с ним не хочу.
 
- Куда он звонил?
 
- В концерн «Калина», в один из больших салонов по продаже автомобилей (кажется, в «Тойоту»), в достаточно крупную государственную организацию. Вы понимаете, в чем опасность таких ситуаций? Идет борьба с коррупцией, очень серьезная, и появляются вот такие мошенники, чьи действия бросают тень на нашу работу. Была история вот с этим мужчиной, сейчас заканчивается следствие по делу о мошенницах, которые собирали деньги якобы для меня. Они собрали 12 млн рублей. А вы думаете, адвокаты так не делают?
 
 
Хоть Юрий Александрович нас и журит за это, но повторимся, нам кажется, что он к своему внешнему виду относится очень внимательно. Посмотрите, на улице -30, а он без шапки. И так всегда
 
- Делают. Все знают, что самый эффективный адвокат – тот, который может передать деньги судье.
 
- Вы понимаете, судей, которые берут деньги, их немного, а из-за такой рекламы адвокатов у людей складывается впечатление, что все судьи продажны.
 
- А вам предлагали взятку?
 
- Намеки были, но впрямую – нет.
 
- Ну да, если бы взяли – не стали бы продавать машину. Этого лжеродственника посадят?
 
- Нет, может быть, дело и до суда не дойдет. Будем считать, что он исправился.
 
- Да, но проблема-то не снимается. Этот лже-Пономарев, он же не только сам пытался трудоустроиться, он своих детей в детский сад пытался устроить…
 
- Согласен, дикая ситуация, когда невозможно отдать ребенка в детский сад. Но это вина общая: нельзя было в тот момент вот так просто, с легкостью раздавать здания детских садов.
 
- В некоторых и прокуратура сидит.
 
- Нет, только следственный комитет. Но давайте честно: мы взяли детский комбинат в достаточно плохом состоянии, государство вложило туда большие деньги (прошла капитальная реконструкция). В тот момент это было лучшим выходом, а сейчас, если началась такая работа, создается государственная целевая программа – будем решать вопрос. И свердловский губернатор, кстати, об этом говорил.
 
 
Абсолютно прокурорский жест, поза, взгляд. На самом деле, Пономарев очень добрый и открытый человек. Но на работе должность обязывает
 
- Вам новый свердловский губернатор нравится?
 
- Нравиться – не нравиться может только девушка. Ничего плохого о нем сказать не могу. У нас нормальные деловые отношения, которые не мешают принять меры, если возникает. необходимость.
 
- А на дни рождения приглашают?
 
- Чернецкий приглашал.
 
- Ходите?
 
- Я посчитал необходимым прийти и поздравить.
 
- И подарки дарите?
 
- Стоимостью до трех тысяч рублей (улыбается). Мы создали специальный подарочный фонд, заказали в Сысерти на фарфоровом заводе чайный сервиз с символикой прокуратуры. Очень скромный, стоит меньше трех тысяч, но контекст придает хороший.
 
- Президент инициировал поправки по экономическим преступлениям. У нас в области есть резонансное дело «Уралинвестэнерго», по которому уже 5,5 года бизнесмены сидят в СИЗО.
 
- Если их вина будет доказана – мы будем просить обвинительный приговор, не будет доказана – попросим оправдательный. Наш гособвинитель не будет ничего натягивать. У нас одна позиция: если вина человека не доказана - мы не боимся отказаться от обвинения и попросить оправдательный приговор. И тут не важно, кто за кем стоит.
 
 
Хоть некоторые и утверждают, что черные очки говорят о неискренности, для Пономарева они стали частью имиджа. Да и потом, посмотрите, какое солнце на улице, кто б не надел очки на его месте?
 
Вспомните дело Демина. Вы сами знаете, кто там за кем стоял, но вина Демина доказана не была. На мой взгляд, там был должностной проступок, а грань между проступком и составом преступления все-таки есть. Я внимательно смотрел видеозаписи, и вы позицию прокуратуры знаете.
 
- То есть, милиция слабо сработала, не смог начальник ГУВД доказать вину Демина?
 
- Это вопросы к Никитину.
 
- К милиции у вас вопросы есть?
 
- Считаю, что по экономическим преступлениям работа идет очень слабо.
 
- Поэтому из мэрии Екатеринбурга КАМАЗами вывозят документы, люди ходят постоянно на допросы, а дела так и не движутся?
 
- Вы сами эти КАМАЗы видели? Их не было. Есть очень много томов доследственной проверки. Кажется, 285. Они все в Москве.
 
- И что, нет политической воли на их дальнейший ход?
 
- Все, что зависит от прокуратуры Свердловской области и от меня лично - сделано.
 
- Хорошо. Вы стали активным участником заседаний президиума правительства, на прошлой неделе раскритиковали министра Рапопорта.
 
- Я привык, начиная с Костромы, не просто идти на совещания посидеть, а чтобы был эффект. Не буду скрывать, мне очень не понравилось выступление Рапопорта. Его представляли: «министр спорта, физической культуры», я спросил, а, почему же он докладчик. Оказалось, забыли дописать про молодежную политику. Отсюда, мне кажется, все и идет. Если вот это забыли, то так молодежная политика и существует. Хотя этой тематике нужно уделять большее внимание.
 
- Вы инициировали изменения в системе свердловской власти: недавно появился департамент ветеринарии. Какие-то новые проверки сейчас ведете?
 
- Да. Большего пока не скажу.
 
- На прошлой неделе Мишарин обещал обратить ваше внимание на проблему Сысерти. Там жители обратились уже ко всем, к кому могли: район зарастает мусором. Помните, была дикая ситуация, когда из-за пожара на свалке случилось ДТП и один человек погиб.
 
- История с Сысертью вообще стала последней каплей. После всей этой ситуации я добавляю в штат природоохранной прокуратуры еще одного человека, который будет заниматься всеми этими, простите, помойками. Начнем мы с Сысерти. Хотелось бы обратить внимание главы Сысерти… (пауза, стучит пальцами по столу) Ситуация там не очень.
 
- Очень много слухов сейчас ходит про уголовное дело, где фигурируют должностные лица из команды бывшего губернатора Росселя.
 
- Уголовное дело было возбуждено, еще когда Эдуард Эргартович был губернатором. Это дело по птицекомплексу. На мой взгляд, там был состав преступления, и сейчас оно расследуется. В рамках этого дела допрашивался Кокшаров. Но это еще ни о чем не говорит.
 
Меня тоже как свидетеля несколько раз допрашивали. В Чечне был убит мой первый заместитель, там какие-то раскопки вели… Меня допрашивали по тем девушкам, о которых мы c вами говорили, что собирали деньги. Допрашивать могут по многим моментам.
 
- Да, вот вся мэрия Екатеринбурга уже переходила на допросы.
 
- Ничего страшного в этом нет, и Аркадий Михайлович допрашивался.
 
- У этого дела по птицекомплексу есть перспектива?
 
- Сейчас сложно говорить. В ближайшее время пройдет совещание по этому делу. Там есть над чем поработать.
 
- Мне как журналисту кажется, что прокуратура реагирует не всегда и не на все. Вот, например, многочисленные зерновые корпорации, разные ГУПы: бери любого и сажай.
 
-Это вам как журналисту так кажется. У меня другое видение: нельзя жить по принципу «был бы человек, а статью для него найдем». Я вот вчера с удовольствием пересмотрел «Место встречи изменить нельзя», и уже с совсем другой точки зрения увидел спор между Высоцким и Конкиным. Помните, там есть сцена, где подбрасывается кошелек, чтобы арестовать человека. Правильно это или нет? К сожалению, есть факты, когда фальсифицируются материалы для того, чтобы человека испачкать. Вы можете быть уверены, что это вас никогда не коснется?
 
- Конечно, нет.
 
- И никто не может быть в этом уверен. А надо, чтобы такой постановки вопроса не было. Человек только тогда может быть привлечен к ответственности, когда доказательства его вины есть, и они добыты законным способом. 
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...