Куйвашев превращается, превращается Куйвашев…

Черт, ну почему так быстро-то?!

23 августа 2012 в 16:53
Размер текста
-
17
+
Не хочется верить, что эпоха великих руководителей закончилась и каждый новый будет похож на предыдущего
К любимой экспертами и политологами черте – 100 дням своего правления – свердловский губернатор Евгений Куйвашев рискует подойти, истратив часть того кредита доверия, что был выдан ему в день инаугурации. Все больше штрихов делают образ нового руководителя похожим на образ предыдущего. Блогеры уже ввели в оборот термин «обмишаривание Куйвашева», а за спиной у губернатора опять звучит неприятное слово «временщик». Известно, что сам глава региона очень не любит, когда его сравнивают с предшественником, но удержаться от такого соблазна сложно: два руководителя, попав в схожие условия, делают почти идентичные шаги. Александра Мишарина эта дорога привела к отставке, у Евгения Куйвашева еще есть шанс изменить ситуацию.
 
В понедельник администрация свердловского губернатора распространила пресс-релиз «Свердловским казакам нет равных». Совершенно безобидный и аполитичный текст, рассказывающий об успехах свердловских казачьих отрядов на какой-то тематической спартакиаде, вызвал бурю эмоций у пользователей соцсетей и читателей «URA.Ru». Все из-за того, что тема казачества прочно ассоциировалась с именем предыдущего губернатора Александра Мишарина: это он поощрял развитие неродной для уральцев казачьей культуры и даже создал пост профильного вице-премьера «по казачеству». Критики не раз ставили Мишарину в вину «заигрывание с ряжеными», а после его ухода казалось, что эта тема забыта навсегда – как и все плохое, что публика связывала с именем предыдущего главы региона. И вот, пожалуйста: официальная пресс-служба нового главы региона (современного, демократичного, учившегося в Йеле) опять рассказывает про успехи мужчин с шашками.
 
Последовавший всплеск скептических комментариев объясняется просто. История с казаками оказалась хорошей иллюстрацией пугающего тезиса о том, что губернатор Евгений Куйвашев все больше напоминает Александра Мишарина. Встреченный с энтузиазмом и получивший кредит доверия на фоне усталости от своего предшественника, он быстро вязнет в аппаратном болоте, оказывается заложником многочисленных интриг внутри своей команды. Александр Мишарин считал такие интриги своим стилем управления, намеренно провоцируя соратников на конфликты. И в итоге поплатился за это: напряжение прорывалось в публичную плоскость и от медийных скандалов в конечном счете страдал имидж самого руководителя.
 
Оказалось, что Куйвашев тоже любит поинтриговать. «Когда вставал вопрос о назначении исполняющего обязанности губернатора на время отпуска, Евгений Владимирович разным людям давал надежду на то, что этот статус достанется им. В итоге Яков Силин был уверен, что он станет и.о., Денис Паслер верил в то же, а звание досталось Сергею Носову, который все равно не мог полноценно выполнять эти функции, - объясняет источник в резиденции. – Сейчас все трое – в состоянии конфликта, все друг на друга обижены и ждут подвоха». Почувствовав знакомый настрой в ближайшем окружении главы региона, интригами занялись и вице-премьеры, и простые министры: команда губернатора, которая еще недавно декларировала единство вокруг шефа, готова стать сворой дерущихся бульдогов.
 
Само появление должности вице-губернатора – еще один повод сравнить Мишарина и Куйвашева. Мишарин через несколько месяцев после своего утверждения начал процесс изменения Устава Свердловской области, который Эдуард Россель считал нужным оберегать от новшеств. Евгений Куйвашев был еще быстрее: инициатива по поводу изменения Устава для введения должности вице-губернатора появилась через неделю после его утверждения. Это был рискованный шаг: у пришедшего из другого региона Куйвашева вроде бы не было морального права так быстро изменять документ, определяющий жизнь 4,5 миллиона свердловчан: ведь он еще не обжился в области, не мог знать ее нужды и интересы. Но депутаты одобрили изменения, так как уровень поддержки нового губернатора в истеблишменте был поистине велик. С ним связывали огромные надежды.
 
Впрочем, сам Евгений Куйвашев своей основной задачей декларировал не изменение политической системы, а наведение порядка в сфере бюджета и налогов. То же, если вспомнить, делал и Александр Мишарин: став губернатором, он пообещал решить проблему с регистрацией крупных налогоплательщиков в Свердловской области, не раз поднимал вопрос о том, что вертикально интегрированные компании нечестно платят налоги, и проводил аудит ГУПов, разгоняя старых «росселевских» директоров. Спустя два с половиной года все повторилось почти буквально: Куйвашев объявил задачей №1 бюджетную и налоговую дисциплину, принялся наводить порядок среди директоров ГУПов (теперь уже – «мишаринских»), было объявлено о регистрации в регионе крупных налогоплательщиков. Куйвашев также пообещал «сдерживать рост долговых обязательств», бороться за сокращение госдолга и разобраться с возвращением налога на прибыль.
 
Накануне новый министр финансов Галина Кулаченко отчитывалась об исполнении бюджета за первое полугодие. Оказалось, что региону все-таки придется занимать деньги для покрытия кассового разрыва и выкупа Центрального стадиона, а переплата налога на прибыль остается огромной. Это разочаровывает: пока существенных изменений в бюджетной политике не произошло. Впрочем, обвинять в этом Куйвашева, наверное, рано: он все еще живет по бюджету своего предшественника.
 
Появление в правительстве самой Галины Кулаченко – тоже повод сравнить начало куйвашевского периода с началом мишаринского. Александр Сергеевич активно менял управленческую команду, рассаживая по министерским креслам друзей-железнодорожников. Наличие опыта работы в сфере путей сообщения становилось конкурентным преимуществом при попадании на высокие посты. Теперь пользуется почетом другая принадлежность, географическая: свердловскую власть наводняют люди, работавшие в Тюменской области и на севере Урала – там же, где строил свою карьеру молодой Куйвашев. Кулаченко занималась финансами в мэрии Тюмени, а весь финансовый блок в правительстве курирует другой тюменец, Алексей Орлов. Глава МУГИСО Алексей Пьянков трудился на Ямале. Замминистра (и, вероятно, будущим министром) здравоохранения стал тюменец Павел Креков, аппарат правительства возглавил работавший в Нефтеюганске Азат Салихов. Министром культуры, вероятно, скоро будет бывший глава управления культуры администрации Тюмени Виктор Подкорытов. И так далее. Хотя на ключевых постах (вице-губернатора, главы администрации, председателя правительства) оказались свердловчане, тюменцев во власти становится очень много, и их число, видимо, будет увеличиваться.
 
Почти по-мишарински Евгений Куйвашев повел себя и в отношениях с мэрией Екатеринбурга. Если предыдущий губернатор еще пытался поставить под свой контроль администрацию города (совершенно, впрочем, безуспешно), то новый не стал даже предпринимать таких попыток: был сразу же объявлен курс на сотрудничество с «серым домом», который получил не только гарантии политической безопасности, но и финансовые поощрения в виде программы «Столица», в рамках которой Екатеринбург будет получать дополнительно 4 миллиарда рублей каждый год (более 10% от городского бюджета). Это спорная позиция: такой сильный политический игрок, как «серый дом», быстро подавляет «партнеров» из администрации губернатора, а контролировать Свердловскую область, не имея в руках Екатеринбурга, – невозможно.
 
Руководителям других городов повезло меньше, чем Екатеринбургу: им многомиллиардных вливаний не обещают. Несмотря на объявленный администрацией курс на внимательное отношение к муниципалитетам, главы в частных разговорах снова жалуются на то, что их проблемы в администрации и правительстве не слышат, а реальный диалог и оказание помощи подменяют фамильярными процедурами вроде совместных походов в сауну. При Мишарине, впрочем, было все-таки хуже. Слушать тоже не слушали, денег также не давали. Но ведь и в баню не водили.
 
Не произошло кардинальных изменений и в отношениях с общественностью. Новый состав Общественной палаты не стал органом, в котором бы работали реальные лидеры общественного мнения, люди, каждый день сталкивающиеся с проблемами граждан и знающие их боль. Куйвашев оставил в ОП большинство мишаринских назначенцев, пригласив туда также ученого Евгения Анимицу, драматурга Николая Коляду и строителя Алексея Воробьева. Несмотря на эти изменения Общественная палата рискует и следующие два года своей работы провести без единого яркого информационного повода. И это не только демонстрация отношения к этому конкретному институту, но и символ низкой заинтересованности власти в диалоге с гражданским обществом.
 
Список действий Куйвашева, которые кажутся пугающе «мишаринскими», можно продолжать долго. Он так и не решился отказаться от проведения «Иннопрома» (хотя сначала такая мысль была), с мишаринским огоньком принялся бороться за увеличение числа мест в детских садах (Александр Сергеевич обещал решить эту проблему до 2014 года), и даже в бюджетном послании («URA.Ru» писало об этом) обнаружились фрагменты, целиком скопированные из бюджетного послания предшественника. Не хватает своего фанерного комбината и тюменского аналога «Форатэка», но все ведь только начинается.
 
Самое неприятное – подобно Александру Мишарину, Евгения Куйвашева за спиной все чаще награждают неуважительным званием «временщик». Источник в администрации говорит, что друзья Сергея Носова уже уверены в том, что г-н Куйвашев проработает в Свердловской области несколько лет, а потом его сменит Сергей Константинович. Этот слух быстро распространяется по истеблишменту, меняя отношение к идеям и распоряжениям губернатора: зачем относиться всерьез, если все это ненадолго? Знакомые влиятельного екатеринбургского вице-мэра приписывают тому пророческое заявление о том, что Куйвашеву он дает «максимум два года» - при этом вице-мэр очень воодушевлен тем, что потенциально сильный соперник оказался слабее, чем его представляли.
 
Какое-то изменение отношения к Евгению Куйвашеву чувствуется и на федеральном уровне. Полученные от Дмитрия Медведева во время «Иннопрома» заверения в поддержке девальвируются тем быстрее, чем ниже статус самого российского премьера в путинском «политбюро». С Владимиром Путиным же отношения складываются странно: отменилась обещанная двусторонняя встреча в Москве, не состоялся визит президента на тагильскую выставку вооружений. Все это может быть случайностью, но в российской системе политического символизма, скорее всего, означает неровное отношение к Куйвашеву в федеральном центре.
 
Наблюдать за тем, как «губернатор надежд» исчезает, неприятно. В конце мая казалось, что Свердловской области наконец повезло и она получила достойную власть – скромную, работящую, способную на смелые шаги и человеческие поступки. Этот образ оказался хрупким: несколько неоднозначных кадровых назначений, несколько фигур умолчания в конфликтах, когда молчать было нельзя, несколько нелепых неосторожностей (вроде все тех же «свердловских казаков»), фактический отказ от публичной политики – и все исчезло. Это, конечно, не конец: у Евгения Куйвашева впереди еще много испытаний и сложных решений, у него будет возможность проявить себя. Но легкости, с которой ему все давалось в первые месяцы, больше не будет. Медовый месяц закончен, начинаются будни.
  
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...