«Куда-то подевалось человеческое достоинство»

Почему исчезал Прохоров, стоит ли регионам и рассерженным горожанам ждать его. ФОТОрепортаж с избирательного участка Путина

Размер текста
-
17
+
 
После выборов президента России к Михаилу Прохорову много вопросов: почему исчез, зачем тянет с созданием собственной партии и отчего не выдвигал кандидатов в октябрьскую кампанию. С нуля получивший 5,7 млн голосов политик/бизнесмен подозревался в игре на Кремль, в работе по расколу протестного движения. И вот появился вновь: в субботу Прохоров публично презентовал свою партию «Гражданская платформа». Журналисты «URA.Ru» побывали на мероприятии, потратив время на поиски ответов по вопросам, что уже были к Прохорову, а также нашли объяснение, почему он ведет себя так, как ведет и как на это можно реагировать.
 
В день, когда члены Координационного совета оппозиции собрались на свое первое заседание и не в первый раз были задержаны, когда «Справедливая Россия» и КПРФ потребовали от своих депутатов определиться они внутри партий или на митингах, в Российской академии наук ждали Аллу Пугачеву, Андрея Макаревича и Леонида Ярмольника. И это тоже имело прямое отношение к политике – как и осенью 2011-го их ждали на съезде партии миллиардера Михаила Прохорова. В 2011-м это было «Правое дело», в этом – «Гражданская платформа».

 
За неделю до съезда источники в окружении бизнесмена уже объясняли журналистам идею проведения съезда именно на площадке РАН: «Год назад здесь закончился поход Прохорова в партию, и здесь же должна начаться новая партия». Об этом же в субботу говорил он сам, называя зал культовым, где «был перейден Рубикон» (также в здании РАН находится избирательный участок, где голосует Владимир Путин). Но само по себе рождение «Гражданской платформы» случилось не в субботу, 27-го. Еще летом штаб Михаила Прохорова инициировал сбор 500 активистов из разных городов России, которые и провели учредительный съезд, приняли устав «Гражданской платформы».

 
Съезд не анонсировали в СМИ, и более того – скрывали. Тогда считалось, что для публичных политиков членство в партии не обязательно, что ее официальными членами станут юристы, способные защитить любого кандидата на любых выборах. Сама же «Гражданская платформа» будет брендом, который после некоего обсуждения будет передаваться на выборы тому или иному кандидату. И никаких внутрипартийных интриг за должности.
 
 
Но эта схема оказалась не жизнеспособна. «Не членов партии выщелкивают одного за другим, - объясняла мне одна из официальных создателей «Гражданской платформы». – Поэтому сегодня будем менять устав». В разбитом на пять секторов зале, у нее было место в центральном – там сидели все пять сотен юридических создателей партии. Можно было долго вглядываться в их лица, и не найти в них федерально известных персон. Это действительно были специально отобранные штыки.

 
Персоны, которые могут привлечь внимание публики, опаздывали. В ожидании фотографы, получившие возможность свободно перемещаться по залу, снимали гендиректора РБК ТВ Александра Любимова, главу Союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина, телепродюсера Михаила Шаца. Но бросили это занятие, когда по боковой лестнице в зал спускались Михаил Прохоров и Алла Пугачева.

 
На сцену они не вышли, в президиум не сели. Потому что никакого президиума там и не было: с края лишь пюпитр и чуть дальше маленький столик, за которым расположились две дамы. Одна из них – Ксения Зеленцова, юрист Лиги избирателей, создатель «Гражданской партии», оказалась еще и ведущей всего мероприятия. Именно она ставила на голосование вопросы повестки, а центральный сектор в ответ поднимал бумажки голубого цвета. Больше ни у кого прав на это не было.

 
Впрочем, съезд открывал не кто-то из этих сотен активистов, а сам Михаил Прохоров. Он объяснил, почему партия не участвовала в октябрьских выборах («Суета убивает идею») и рассказал, каким видит свой электорат – это те, кто проголосовал за него на выборах президента. «5 772 508 человек. Всем нам тесно в рамках старой системы», - говорил Прохоров, не вставая за тумбу, без бумаг, просто прохаживаясь по сцене. Он считает, что его сторонникам надоели плач и стоны, а нужна сила, с которой можно строить будущее.
 
 
Но место нашлось и критике. Отсекая как вариант саму возможность имперской идеологии (разрушившей два государства – Российскую империю и СССР), он настаивал на объединении вокруг русской культуры, как объединения для 300 млн жителей планеты, и возможном конкуренте, как США с Латинской Америкой, так и Азии с Китаем. Настаивал и на объединении российских регионов, на появлении 10-15 экономически самостоятельных земель вместо нынешних субъектов, из которых 70 получают трансферты федерального бюджета. Настаивал на светском характере государства.
 

 
Прохоров выступал около получаса, после чего вернулся в зал, отдав сцену другим. Рифат Шайхутдинов настраивал партийцев на кампанию будущего года, когда будут выбирать семь губернаторов, 16 региональных Заксобраний и мэров 11 столиц. Игорь Юргенс передал привет от Алексея Кудрина и пожелание не дать ситуации качнуться в сторону гражданской войны и при этом говорить с властью, не будучи раболепным. Его появление давало повод для далеко идущих выводов: Юргенс представлял Комитет гражданских инициатив, в чьем альянсе с Михаилом Прохоровым московские либералы видят единственный шанс на консолидацию «приличных людей».

 
Со сцены цитировали Маяковского, Гегеля, Мольера. Обойтись без цитат себе позволила Алла Пугачева: «Нам не хватает веры не только в бога, но и человека. Мы потеряли человека, который смотрит в будущее, потеряли человека радостного, получили безнадежного и запущенного». «Куда-то подевалось гражданское достоинство, человеческое достоинство», - перечисляла певица, также, как и Прохоров вышедшая на середину сцены. Впрочем, у них были и отличия: Прохоров настаивал на том, что стране нужен не царь, а менеджер, а Пугачева говорила о хозяине, «которому можно верить».

 
В этом и был главный вопрос субботнего собрания, его главный конфликт: какой станет степень участия Михаила Прохорова. Традиционные российские партии – все как один вождистские, с внутренней дисциплиной и вертикалью управления. Миллиардер утверждает, что будет строить иную партию. С первыми трудностями он столкнулся на октябрьских выборах, и очевидно, что строить иную партию в условиях, где до сих пор выживают только вождистские – эксперимент. Журналист Станислав Кучер, завершавший выступления, настаивал, что Прохоров – не вождь, но человек, решивший помочь другим «повзрослеть, стать на ноги и стать самостоятельным народом».
 
 
«Я вступил в партию «Гражданская платформа», - сообщил залу сам Михаил Прохоров, а после презентовал свою находку. Помимо федерального политического комитета партии в который вошли и Прохоров, и Ксения Зеленцова, Рифат Шайхутдинов, Александр Любимов, Александр Починок и еще шесть человек, появился федеральный гражданский комитет партии, куда вошли члены политкомитета и безпартийные: Михаил Барщевский, Андрей Макаревич, Алла Пугачева, Владимир Рыжков, Евгений Ройзман, Елизавета Глинка, Ирина Прохорова, Михаил Слободин, Леонид Ярмольник. 18 человек дополнительно к 11. 

 
По задумке, вместе эти 29 политических активистов будут не захватывать власть, но моделировать ее новую повестку, напоминать о наличии мнения, альтернативного генеральной линии, и, конечно, раскалывать протестное движение, выступая альтернативой публичным и несанкционированным акциям. На пресс-конференции Прохоров заявил, что проектов, озвученных на съезде хватит на два года напряженной работы, и вновь устранился от истории с единоличным управлением, сообщив, что будет добавлять на содержание партии не более 10% к тому, что партийцы соберут сами.
 
 
«Политический комитет партии соберется и изберет себе председателя», - поддерживал он интригу днем. Вечером пришла предсказуемая новость: председателем политкомитета «Гражданской платформы» стал Михаил Прохоров. Эксперимент по строительству не вождистской партии вышел в новый этап. 
  
 
 
 
 
 
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...