18 декабря 2018

«Изначально этот орган был обречен на импотенцию»

Вы его не чувствуете? А он есть. «Отрезать ГФИ будет не жалко»

16 декабря 2013 в 22:29
Размер шрифта
-
17
+
Вялость института ГФИ связана то ли с недостатком полномочий, то ли с неудачной кадровой политикой Кремля

Недавний конфуз с участием главного федерального инспектора по Свердловской области, которого подставил региональный Союз малого и среднего бизнеса, побудил деловую общественность вновь начать рассуждать о необходимости самого существования этого властного института. К слову, именно его «властность», а точнее, отсутствие хоть сколько-то серьезных полномочий дает повод говорить о том, что именно ГФИ может стать органом, который не жалко «отрезать» при сокращении расходов на чиновничьи аппараты. «URA.Ru» попыталось разобраться, чем же занимается полпред полпредства в субъектах Федерации.

За последние три года в Свердловской области ГФИ поменялся четыре раза, притом, что предыдущий полпред президента в УрФО (ныне полпред в СЗФО) Николай Винниченко к такой «текучке» склонен не был — его ГФИ по Свердловской области Виктор Миненко просидел на своем посту с 2010 по 2012 год. Весной 2012 года, после добровольного ухода Миненко вслед за патроном в Северо-Западном округе, главным инспектором стал Яков Силин. Осенью того же 2012 года ГФИ Силина сменил Борис Кириллов, а 20 февраля 2013 года главным федеральным инспектором в Свердловской области был назначен бывший замначальника регионального УФСБ Владимир Шабанов. В промежутках между этими назначениями исполняющим обязанности ГФИ был Виктор Мельников.

В момент работы Виктора Миненко аппарат ГФИ развивал прямо-таки невероятную активность, что замечали не только в области, но и в Екатеринбурге.

«Если вдруг где что случится, что трубу прорвет или бабушку в магазине обсчитают — сразу все брал на личный контроль, — вспоминает один из бывших сотрудников аппарата ГФИ, работавший с Миненко. — А протокол любил больше себя самого: старался попасть на любое мероприятие с участием первых лиц регионов. Предварительно требовал список выступлений и рассадку: посмотрит всё и требует, если полпреда нет, чтобы посадили его только с губернатором рядом и обязательно чтобы слово дали еще до главы региона. Если не давали — просто отказывался приходить на мероприятие. Но своим стремлением засветиться он хотя бы иногда выступал как психологический фактор. Не платят где рабочим зарплату — позвали Миненко и он даже не сделает ничего, а просто самой приближенностью к федеральной власти напугает — зарплату тут же платят. Нынешние же инспекторы — даже к такому пиару не предрасположены».

Кульминацией повышенной PR-активности Виктора Миненко стали слухи о том, что он собирается выдвигаться на пост мэра Екатеринбурга. Возможно, так оно бы и случилось, не перейди Николай Винниченко полпредом в СЗФО.

Сегодня, утверждают бизнесмены, налицо концепутальная непроработанность института ГФИ.

«Пишу с просьбой разобраться в моей проблеме и выполнить свою прямую обязанность: проконтролировать деятельность исполнительных органов власти, — рассказывает знакомый представитель крупной предпринимательской организации.- Они берут и переадресуют это все в прокуратуру. Я и сам в прокуратуру могу написать, а вы тогда зачем нужны-то в нашей стройной вертикали? У уполномоченного по правам бизнесменов и то полномочий больше, он реально может влиять на процесс, замораживать действие каких-то муниципальных актов, в конце концов. А эти — просто почтовый ящик, да еще и такой, транзитный. Орган изначально обладает импотенцией, он просто ненужный аппендикс».

Судя по «новостям» на официальном сайте, свердловский ГФИ только и занимается, что вручает награды сам или же наблюдает, как это делает начальник

Правда, и возможности ГФИ, действительно, едва ли можно назвать хоть сколько-то масштабными. На официальном сайте инспектора говорится, что он может «запрашивать и получать в установленном порядке необходимые материалы» от полпреда, губернатора, мэрии, «организаций и должностных лиц, находящихся на территории субъекта РФ». Кроме того, в полномочия полпреда местного полпредства в регионах входит пользование банками данных администрации президента РФ, а также правительственными системами связи и коммуникации. В любой момент ГФИ может учинить «проверку исполнения в субъекте РФ указов, распоряжений и иных решений президента, реализации федеральных программ, использования федерального имущества и средств федерального бюджета».

Тем не менее основную свою задачу — «организацию контроля за исполнением в субъекте РФ указов, распоряжений и иных решений президента» — выполняет не слишком качественно. Как в Свердловской области блюдут указы главы государства, «URA.Ru» рассказывало неоднократно: ярким примером могло бы стать строительство детских садов, которые рискуют, в итоге, обрушиться на своих же воспитанников, что, однако не интересует ни правоохранительные органы, ни представителей федеральной власти в регионе.

Между тем даже в самом аппарате ГФИ далеко не все понимают, как распоряжаться вверенными полномочиями. «По-хорошему, должен быть налажен стабильный мониторинг ситуации в регионе, — пояснил источник „URA.Ru“. — В аналитичках, которые потом полпредство составляет для федерального центра, должна быть отражена реальная ситуация в области, а она составляется таким образом, что все растет и развивается, потому что так с мест в аппарат ГФИ пишут. Там вся старая гвардия работает — они целыми днями сидят, маются, не знают, что им делать. Ну и, конечно, перебрасывают по органам поступающие к ним обращения».

Даже гражданские активисты и наиболее агрессивные сутяжники, веером бомбардирующие властные структуры запросами по любому поводу, не рассматривают ГФИ в качестве органа поддержки.

«Я пишу в прокуратуру — получаю отписки, пишу напрямую в министерства, которые тоже ни черта не делают, пишу в полицию — она работает едва ли вполсилы. Ну так зачем мне еще один орган, который будет куда-то там меня посылать и отписками со мной работать? Мне и этих хватает», — рассуждает один из общественных активистов-оппозиционеров.

Сегодня успешная работа ГФИ и его влиятельность зависят не столько от полномочий, сколько от самой персоны, поставленной на это место, — в полной мере отражается мудрость о том, что «не место красит человека, а человек место». В этой связи должность главного федерального инспектора как таковая, вне зависимости от региона, воспринимается исключительно как трамплин для карьерных прыжков. Примеров тому немало: Яков Силин через два месяца после назначения ГФИ стал вице-губернатором Свердловской области, Борис Кириллов, проработавший ГФИ год, сегодня является заместителем полпреда президента в УрФО, ту же должность замполпреда 13 декабря 2013 года получил и проработавший пять лет в должности ГФИ в Ямало-Ненецком автономном округе Александр Калиберда.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер шрифта
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров