Почему в России не любят «либералов»

Авторская колонка Алексея Мухина о том, как ненависть стала политическим драйвером

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
День Государственного флага. Москва, белый дом, касьянов михаил, шествие, дом правительства рф
Либеральная партия "ПАРНАС" , которую возглавляет Михаил Касьянов, набрала на выборах в Госдуму 0,73% Фото:
статья из сюжета
Выборы в Госдуму-2016

Возможно, существует какой-то особенный тип человека, который называет себя либералом, — российский. Вернее, это, конечно, «советский вид», так как братские народы, украинский и белорусский, также замечены в таком грехе.

Круглый стол на тему: "Соглашение с Ираном достигнуто. Зачем Америке система ПРО в Европе?". Москва, мухин алексей
Автор колонки — генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин
Фото:

Во всяком случае, существование данного типа людей многое бы объяснило: почему так сильно и, главное, иррационально, они ненавидят представителей истеблишмента и тех, кто не разделяет с ними их ненависть.

Замечено, что те, кто называет себя либералами, прежде всего, мерят параметры экономики, политической системы на соответствие особой шкале «либеральных ценностей», если что-то где-то не подходит, дают резкую оценку: «Не либерально. В утиль!». В общем, это напоминает измерение конфигурации черепов одним «исключительным» народом и должно создавать впечатление, что только так называемые либералы обладают монопольным правом на Истину. В свою очередь ассоциативное мышление выводит нас на еще один «исключительный» народ, так и записавший в доктринальных документах о своей особенной миссии нести остальному миру свет либерально-демократических ценностей.

Перед выборами 18 сентября 2016 года «призрак либерализма бродил» по соцсетям, однако либеральный реванш не состоялся. Сейчас наступает момент либо полной перезагрузки их части политсистемы, либо ее отчаянной стагнации.

Причина — неспособность к самоидентификации в сложных условиях «путинского консенсуса» в обществе. В результате образ либерала становится весьма зыбким и перестает восприниматься избирателями. К сожалению для них самих, эгоцентризм не позволяет понять, что дело в неподвижности их восприятия собственных мироощущений, что необходимо менять самое себя. И вот постепенно, но закономерно такой «либерал» приобретает черты, так сказать, политического аутиста.

Проблемой является и то, что либерализм прочно ассоциируется у населения России с либерализацией цен в начале 1990-х, эпохой глобального обнищания. И, для того чтобы вновь стать интересными для избирателей, либеральным политикам придется отречься от своего гайдаровско-чубайсовского прошлого и даже покаяться за него. Не зря именно в этом политическом крыле чаще всего говорят о необходимости России «покаяться за Сталина и ГУЛАГ» (чтобы избежать наказания — обвиняй!).

Ошибочным для «либералов» является и политический драйвер, который они выбрали себе в качестве основного, — ненависть и ее разжигание.

Митинг по случаю годовщины  присоединения Крыма к России. Екатеринбург, митинг, крым наш
Взломать либеральный сейф можно вопросом: «Крым наш?»
Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Спасти таких «либералов» от самих себя крайне сложно, так как подмена понятий для них — инструмент в дискуссиях и владеют они им виртуозно. Но и продлевать агонию либеральной идеи в том виде, в котором она сегодня существует, на мой взгляд, — бесчеловечно. Впрочем, существует надежный способ вскрыть, так сказать, либеральный сейф — паролем на взлом является простой вопрос: «Крым наш?».

В условиях войны (в нашем случае — «гибридной») люди обычно теряют политическую ориентацию, превращаясь в граждан своей страны. При этом, конечно, надо признать, что наличие носителей разных идеологий — признак здорового гражданского общества. Опасность возникает в том случае, когда политический вирус вызывает болезненное состояние всего общественного организма. Это, конечно, касается не только либерализма. Кстати, поскреби любого патриота и найдешь там завзятого либерала.

Эпоха «политических карликов» прошла еще в 1990-х, теперь время «политических гигантов» и — зависти со стороны этих «карликов» со слабо выраженной способностью генерировать оригинальные и пригодные для использования идеи.

Возможно, существует какой-то особенный тип человека, который называет себя либералом, — российский. Вернее, это, конечно, «советский вид», так как братские народы, украинский и белорусский, также замечены в таком грехе. Во всяком случае, существование данного типа людей многое бы объяснило: почему так сильно и, главное, иррационально, они ненавидят представителей истеблишмента и тех, кто не разделяет с ними их ненависть. Замечено, что те, кто называет себя либералами, прежде всего, мерят параметры экономики, политической системы на соответствие особой шкале «либеральных ценностей», если что-то где-то не подходит, дают резкую оценку: «Не либерально. В утиль!». В общем, это напоминает измерение конфигурации черепов одним «исключительным» народом и должно создавать впечатление, что только так называемые либералы обладают монопольным правом на Истину. В свою очередь ассоциативное мышление выводит нас на еще один «исключительный» народ, так и записавший в доктринальных документах о своей особенной миссии нести остальному миру свет либерально-демократических ценностей. Перед выборами 18 сентября 2016 года «призрак либерализма бродил» по соцсетям, однако либеральный реванш не состоялся. Сейчас наступает момент либо полной перезагрузки их части политсистемы, либо ее отчаянной стагнации. Причина — неспособность к самоидентификации в сложных условиях «путинского консенсуса» в обществе. В результате образ либерала становится весьма зыбким и перестает восприниматься избирателями. К сожалению для них самих, эгоцентризм не позволяет понять, что дело в неподвижности их восприятия собственных мироощущений, что необходимо менять самое себя. И вот постепенно, но закономерно такой «либерал» приобретает черты, так сказать, политического аутиста. Проблемой является и то, что либерализм прочно ассоциируется у населения России с либерализацией цен в начале 1990-х, эпохой глобального обнищания. И, для того чтобы вновь стать интересными для избирателей, либеральным политикам придется отречься от своего гайдаровско-чубайсовского прошлого и даже покаяться за него. Не зря именно в этом политическом крыле чаще всего говорят о необходимости России «покаяться за Сталина и ГУЛАГ» (чтобы избежать наказания — обвиняй!). Ошибочным для «либералов» является и политический драйвер, который они выбрали себе в качестве основного, — ненависть и ее разжигание. Спасти таких «либералов» от самих себя крайне сложно, так как подмена понятий для них — инструмент в дискуссиях и владеют они им виртуозно. Но и продлевать агонию либеральной идеи в том виде, в котором она сегодня существует, на мой взгляд, — бесчеловечно. Впрочем, существует надежный способ вскрыть, так сказать, либеральный сейф — паролем на взлом является простой вопрос: «Крым наш?». В условиях войны (в нашем случае — «гибридной») люди обычно теряют политическую ориентацию, превращаясь в граждан своей страны. При этом, конечно, надо признать, что наличие носителей разных идеологий — признак здорового гражданского общества. Опасность возникает в том случае, когда политический вирус вызывает болезненное состояние всего общественного организма. Это, конечно, касается не только либерализма. Кстати, поскреби любого патриота и найдешь там завзятого либерала. Эпоха «политических карликов» прошла еще в 1990-х, теперь время «политических гигантов» и — зависти со стороны этих «карликов» со слабо выраженной способностью генерировать оригинальные и пригодные для использования идеи.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...