30 июля 2021
29 июля 2021

«Хотелось, чтобы он сел пожизненно. Но что делать?»

«Может, действительно, может, придуривается». Убийце двоих сургутских чиновников назначено принудительное лечение в закрытой клинике

Размер текста
-
17
+
Невменяемый или югорский Робин Гуд? Хладнокровный убийца или заботливый сын? Ответы на вопросы искал суд

Главный судебный процесс года в ХМАО наконец-то завершён. И завершён вполне спокойно и ожидаемо: 36-летний Шахин Искендеров, с оружием в руках защищавший бизнес своего отца, признан невменяемым и будет отправлен на принудительное лечение в закрытую клинику. Правда, родственники погибших приговором не слишком довольны — говорят, что надеялись на пожизненное заключение. Своё слово может сказать и прокуратура, требовавшая отдать дело в компетенцию окружного суда, но желаемого не добившаяся. «URA.Ru» решило напомнить, как случилась одна из самых резонансных трагедий в истории современной Югры, и как проходил процесс по делу «убийцы чиновников», хладнокровно рассказывающего о расстреле людей. Подробности — в нашем материале.

Трагедия, прогремевшая на всю Югру и Россию, случилась 19 октября прошлого года. Первые сообщения СМИ откровенно шокировали: некий житель Сургута в упор расстрелял чиновников одного из департаментов мэрии — один погиб на месте, двое доставлены в больницу. Как выяснилось чуть позднее, стрелявшим оказался 35-летний Шахин Искендеров, сын постоянно проживающего в Сургуте предпринимателя Гюльгасана Искендерова — владельца шиномонтажной мастерской. Именно она стала камнем преткновения и главной причиной гибели людей — начальника отдела муниципального земельного контроля департамента имущественных и земельных отношений Сургута Владимира Чорноноса и его подчинённого Руслана Аюпова, скончавшегося в больнице. Выжить удалось лишь третьему сотруднику администрации Алексею Гадалину, да и то чудом.

К Искендерову-старшему чиновники пришли с простой целью: принесли постановление о сносе незаконного строения — собственно, самой шиномонтажной мастерской. Её история началась ещё в 2004 году, когда предприниматель получил от городских властей в аренду земельный участок в 50 квадратных метров для реконструкции павильона по вулканизации и продаже автозапчастей на срок от 25 мая до «начала плановой застройки участка». Почти через пять лет, в феврале 2009-го, администрация Сургута сообщила Искендерову-старшему о расторжении договора аренды в связи с предстоящей застройкой микрорайона, дав срок в три месяца. В марте того же года предпринимателя уведомили о необходимости в десятидневный срок освободить участок от строения и вернуть его арендодателю. В июле администрация убедилась, что шиномонтажка по-прежнему находится на месте, и обратилась в арбитраж. Суд постановил однозначно: участок освободить и вернуть городу. Искендеров-старший пытался обжаловать решение, но безуспешно.

А дальше завертелось. В течение трёх лет департамент имущественных и земельных отношений (ДИЗО) Сургута пытался как-то урегулировать ситуацию с мастерской, но без особых успехов — Гюльгасан Искендеров покидать насиженное место отказывался. Позднее в ходе следствия он заявит, что ранее погибший Чорнонос вымогал у него около 400 тысяч рублей за «решение вопроса», но в итоге Искандеров-старший откажется от своих слов. Договориться сторонам не удавалось вплоть до октября 2012 года, когда глава семейства все же согласился с требованиями властей и решился на снос строения. Роковая встреча была назначена на 19 октября, когда к мастерской в сопровождении участкового полиции и рабочих подрядной организации явились Чорнонос, Аюпов и Гадалин (по предварительной договорённости с предпринимателем). Всё бы прошло спокойно, если бы не Шахин, в определённый момент также прибывший для участия в разговоре с чиновниками.

Искендеров-младший без лишних слов перестрелял сотрудников администрации из пистолета Макарова, который он приобрёл ещё в 1996 году. Владимир Чорнонос получил пулю в голову и скончался на месте, Аюпов умер в реанимации сургутской ОКБ. Третьему специалисту ДИЗО, получившему пулю в плечо, чудом удалось выжить. Почти ровно через год в ходе суда Шахин спокойно расскажет, как убивал чиновников: «Убил, да. При каких обстоятельствах? Быстро и четко. Конечно, я знал, зачем они пришли. Я не знаю, что ли что происходит? Два раза они заходили к нам, второй раз я конкретно высказался. Все резко. Бах, боковым взглядом, в живот, бах. Нагнулся в обратную сторону, накинулся — бах, бах». Отец и родственники в один голос скажут: о том, что у Шахина есть пистолет, никто не знал.

Расстрел наблюдал целый ряд свидетелей, один из которых в суде потом расскажет, что находившиеся позади стрелка люди никак не помешали Искендерову убивать людей. Более того: после стрельбы Шахин вместе с указанными лицами подбежали к машине подрядчиков администрации, чтобы выяснить, как те причастны к сносу мастерской. Свидетель подчёркивал: выжить ему удалось только благодаря заклинившему пистолету Искендерова, иначе, отмечает он, могли погибнуть и другие люди.

Ответ на один из главных вопросов всего процесса — почему чиновников не защитил сопровождавший их участковый полиции Рамиль Касимов — был получен в ходе одного из заседаний суда. Всё оказалось до боли просто: у полицейского при себе не было табельного оружия. Касимов заявил, что некий 900-й приказ, согласно которому вооружаться в обязательном должны все полицейские, в сургутском управлении не выполняется. Наблюдатели в связи с откровениями Касимова предрекали руководителю полиции Сургута Александру Ерохову едва ли не увольнение, однако глава УМВД Югры Василий Романица подчинённого оправдал, заявив, что всё дело в лично недисциплинированности участкового.

Впрочем, подобные факты вскрылись лишь в рамках судебных заседаний по делу убийцы чиновников, проходивших в течение последних полутора месяцев. Причина задержки, казалось бы, очевидного процесса довольно простая: первую половину 2013 года Шахин Искендеров проходил всевозможные психиатрические экспертизы — о том, что убийца состоит на учёте в ПНД, стало известно буквально через несколько часов после трагедии и задержания стрелка. К слову, в ходе судебных слушаний Искендеров-младший поначалу вёл себя тихо и пришибленно, однако постепенно начал наглеть: хамил матери одного из погибших, прокурору, а в ходе последнего слова попросил устроить встречу с любой женщиной, а после отпустить на волю. Наблюдатели отмечают: Искендеров делал всё, чтобы как можно сильнее уверить председателя суда Вадима Клочкова, ведущего его дело, в своей невменяемости.

И это ему вполне удалось: сегодня суд признал Шахина невменяемым и направил его на принудительное лечение в закрытую больницу тюремного типа в Волгограде. Лечение Искендеров-младший будет проходить в течение года, после чего пройдёт переосвидетельствование. В дальнейшем такие проверки будут идти каждые полгода, однако окончательное решение о судьбе Искендерова, которому в случае признания адекватным грозит пожизненный срок, будет принимать суд. К слову, корреспондент телеканала «СургутИнформТВ» Евгений Лаврентьев, присутствовавший в зале, рассказал агентству, что на последнем заседании подсудимый вёл себя гораздо спокойнее, чем раньше. «Судебное совещание шло полтора часа, после чего огласили приговор. У Искендерова спросили, понятен ли он ему, тот ответил «Кое-где понятен», — рассказывает наблюдатель.

Он же добавляет — родственники погибшего Владимира Чорноноса надеялись на иной исход. «Хотелось бы, конечно, чтоб он пожизненно сел, но так как суд у нас самый гуманный в мире и, учитывая все-таки три экспертизы... Может быть, действительно, может, придуривается... Как есть, так есть, что уж делать? Будем дальше жить», — сказал один из родственников погибшего.

На этом, хочется надеяться, история Шахина Искендерова будет закончена. В окончание предлагаем читателям ответить на вопрос: какого наказания заслуживает хладнокровный убийца двух человек, пусть и объявленный неадекватным?

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...