19 января 2022

Слепой гитарист из ХМАО стал музыкальным продюсером

Он сам был на грани самоубийства, но теперь помогает другим раскрыть потенциал

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
У Василия Козмана абсолютно отсутствует зрение, у глаз нет даже светочувствительности Фото:

Василий Козман из Пыть-Яха, музыкант и носитель редкого недуга — болезни Бехчета. В возрасте 25-ти лет он полностью ослеп, но это не помешало Василию не просто состояться, как личности, но и построить крепкую семью, начать помогать людям и создать некоммерческую организацию по обучению музыкальному искусству. Музыкант рассказал URA.RU, как едва не залез в петлю и почему хочет помогать людям с помощью бесплатных музыкальных занятий.

до 20-ти лет мужчина жил обычной жизнью и не подозревал, что на всю жизнь останется инвалидом
Фото:

Василий Козман до 20-ти лет жил обычной жизнью и не подозревал, что на всю жизнь останется инвалидом I группы. Изредка зрение его беспокоило — рябь и небольшие воспаления глаз, но Василий успокаивал себя тем, что в этом нет ничего серьезного, с каждым бывает. Все изменилось в один момент в 1997 году.

— Я был на зимней рыбалке, поднимаю глаза, а вокруг туман — ничего не вижу. Тогда я и понял, что дело серьезное. Вскоре начались сильные воспаления, резь в глазах — я обратился к врачу, — говорит Козман.

У Василия была семья, дом в Херсонской области Украины, участки земли, где выращивали овощи на продажу. Львиная доля дохода от реализации урожая уходила на лечение, но врачи не знали, как помочь парню, — не понимали, с чем они имеют дело.

Деньги были на исходе, все уходило на поездки по врачам и консультации, мы не справлялись, — рассказывает Козман. — Тогда из Москвы приехал брат и стал помогать, он отдал все свои деньги, чтобы я смог лечиться, даже на сигареты себе не оставил. С бывшей женой конфликты были еще до болезни, после очередной ссоры мы уехали: я в родной поселок Троица в Молдавии, брат — в Москву. И начался самый страшный период в моей жизни — рассказывает музыкант.

Состояние Василия день ото дня ухудшалось. Зрение постепенно угасало, в перерывах между консультациями врачей случались сильные приступы. У Козмана не было рядом близких, не было работы и возможности прокормиться подсобным хозяйством тоже не было — кончалось лето, огороды пустели…

Медкомиссия в Орджоникидзевском районном комиссариате. Екатеринбург
Молодой человек не мог посетить даже врача-офтальмолога во время приступов, потому что вся медицина в Молдове платная, а помощь от родственников приходилась ждать порой и больше недели
Фото:

Родные мне помогали как могли, издалека, но когда случались приступы, я не мог себе позволить посетить врача — прием платный, все до последнего шприца и бинтика ты покупаешь сам… Родственники передавали деньги с проводниками в поездах, через знакомых и друзей — приходилось ждать неделями, буквально умирая от боли. И я не выдержал. Нашел хороший канат, чтобы наконец закончить эти мучения. И буквально за секунду до рокового шага расплакался — потому что увидел себя со стороны, понял, насколько глупым было это решение, — вспоминает мужчина.

Василий признается: для него мысли в момент почти совершенного самоубийства — личный диалог с Богом. Утром его разбудил пастырь из местной церкви, зашедший справиться о делах молодого человека.

— Он сказал мне те же слова, с которыми я обратился к Богу в тот вечер: «Ты нужен здесь, ты должен здесь жить. Со всем можно справиться, с любыми мучениями и болями». Тогда я пообещал себе, что я сделаю все возможное, чтобы помогать людям, и никогда не буду стоять с протянутой рукой. И начал интенсивно лечиться, — говорит он.

Музыка в жизни Козмана появилась в раннем детстве, он был гитаристом-самоучкой и еще в школьные годы играл в рок-группе. В самый сложный момент искусство снова пришло на выручку — чтобы спасти. В перерывах между госпитализациями Василий с друзьями устраивали концерты в местном клубе, проводили квартирники, часто собирались вместе. Благодаря искусству и своей любви к музыке мужчина встретил своего личного ангела-хранителя — Татьяну.

— Мой хороший товарищ устраивал дискотеки, на одну из которых я пришел и увидел девушку — тогда зрение у меня еще было, хоть и очень плохое. Таня обилечивала посетителей, а я внаглую прошел мимо нее в зал. Она остановила меня — не знала, что мы с Ромой, ее старшим братом, дружим, пришлось его вызвать. В конце вечера я подошел к ней и спросил, умеет ли она борщ готовить и печь хлеб. Таня сказала, что умеет. Я и заявил, что женюсь на ней. Кто же знал, что это будет пророчеством, — вспоминает Василий.

Уже через несколько дней Татьяна и Василий по нескольку раз провожали друг друга до дома — их поселки были в нескольких километрах друг от друга. Прогулки продолжались иногда и до утра. Девушка помогала уже практически невидящему Васе по дому и начала его сопровождать в дороге до монастыря — совершать еженедельные паломничества.

Объезд парковых зон Екатеринбурга в рамках рабочей группы по благоустройству
Фото: Анна Майорова © URA.RU

— Мы с Таней долгое время просто дружили, — говорит Василий. — Я узнал, что ей всего лишь 15 лет, а мне на тот момент было уже 24. Друзья меня отговаривали, я сам сомневался долго. Только сестра мне сказала — ничего страшного, она вырастет, ты же не торопишься, подожди. Я и правда не торопился, у меня были бесконечные поездки на лечение, — рассказывает музыкант.

На очередном обследовании в московском научно-исследовательском институте ревматологии в возрасте 25-ти лет Козману поставили диагноз болезнь Бехчета — хроническое воспаление сосудов с множественными поражениями тканей. Это заболевание и сейчас крайне мало изучено и причины его возникновения до конца не ясны. Для болезни Бехчета характерны воспаление глаз, болезненные язвы на слизистых и внутренних органах, из-за которых человек может и погибнуть. Ее распространенность в европейских странах составляет один случай на 300 тысяч населения, тогда как в Турции и Японии намного чаще — один случай на 10 тысяч человек.

В конце 90-х — начале 2000-х болезнь в Молдавии не лечилась, а в 2002 году когда Василия приехал на обследование в Москву, было уже слишком поздно — зрение восстановлению не подлежало. Козман не помнит точно, сколько раз он лежал в больницах. Чем дольше продолжалось лечение, тем реже он бывал в Троице. За это время он видел много страданий соседей по палате в больницах Молдавии и России.

— Однажды в больнице я стал свидетелем трагедии. Мужчина, узнав, что зрение не вернется, совершил самоубийство. Это просто представить невозможно. Это страх и ужас! Палата наша на верхнем этаже была как после войны — мужики в хирургическом глазном отделении лежат и стонут, а ты лежишь и думаешь: «Дай им Бог то, чего нет у меня, чтобы они видели!, — едва ли не плача вспоминает гитарист.

Татьяна и Василий вместе уже более 20-ти лет
Фото: личный архив Василия Козмана

В перерывах между исследованиями и лечением Василий возвращался в родное село, где все время проводил с Татьяной. После очередной поездки в российскую клинику, они приняли решение жить вместе.

— Мои родственники сильно сомневались по этому поводу, все-таки я был инвалидом. Я и Таню до сих пор спрашиваю, не жалеет ли она по поводу своего выбора, но ни в словах, ни в ее действиях еще ни разу не видел этих сомнений, только поддержку и участие. Таня и семья —моя самая главная опора в жизни и ее смысл! — говорит Козман.

Живя в Троице Василий стал председателем отделения общества слепых Леовского района. Но оставаться в Молдавии семья больше не могла. — По всей стране начали закрывать русские школы, а мы с Таней учились в русскоязычных школах и наши дети говорили на русском. Национальная политика в целом стала нам недружественной и мы решили уехать, у меня родная тетя была в Пыть-Яхе и не долго думая мы собрали сумки, взяли детей — у нас было уже двое мальчишек — уехали, — без особого сожаления произносит Василий.

В Пыть-Яхе Козманы живут с 2012 года, за это время вся семья получила российское гражданство, Василий и Татьяна купили квартиру. Конечно, в ипотеку. — Человек целеустремленный выживет всегда и везде, — уверен музыкант. — Я обещал себе, обещал своей семье и не мог просто сесть, жалеть себя и лить слезы, делая всех вокруг несчастными. Всегда нужно программировать этот мир под себя, правильно себя настраивать, — рассуждает мужчина.

Мысли о том, чтобы учить людей музыке, возникли у Василия в конце 2016 года. Тогда один из знакомых, часто захаживающих в гости, попросил музыканта научить его дочь играть на гитаре.

За четыре года у Василия игре на гитаре обучились более 150 человек
Фото: личный архив Василия Козмана

— Я понял, что мне это интересно, что мне нравится учить других людей играть, но умения донести до человека материал все же не хватает. Вскоре я познакомился с проектом «Гитарная революция» Романа Ерина, но не поверил, что можно зарабатывать обучением после курса, а зря, — вспоминает Василий.

Василий долго сомневался из-за стоимости участия в проекте наставников, тогда она составляла более 30 тысяч рублей, но вскоре музыканты договорились о рассрочке, а затем и о бесплатном прохождении курса.

— Я вносил много своих идей в проект, мы его в процессе редактировали, так как «Гитарная революция» тоже только начиналась, но все случилось так, как и обещал Роман — я бы мог отбить деньги за учебу меньше, чем за месяц. А за четыре года у меня обучились более 150 учеников. Сейчас я хочу создать школу, где бесплатно учиться музыке могли бы люди из льготных категорий: многодетные, малообеспеченные, дети с ограниченными возможностями и взрослые-инвалиды, — рассказывает о своих планах слепой музыкант.

Еще 20 лет назад в самый тяжелый момент жизни у Козмана появилась цель — помогать людям. Василий мечтает создать творческую студию, где бы разместились педагоги по вокалу, барабанам, укулеле, гитаре, оборудование для звукозаписи. Дети из многодетных семей, а что важно, и их родители могли бы получать в творческом пространстве музыкальные знания. Этот проект, по словам Козмана, особенно нужен инвалидам, чтобы не чувствовать себя отрезанными от мира.

У Василия уже есть несколько учеников с ограниченными возможностями здоровья, все они показывают очень хорошие результаты
Фото: личный архив Василия Козмана

— Самое главное — человек после этих курсов может преподавать, может играть в каких-то ансамблях, обучать других. Сможет зарабатывать на жизнь, — говорит Василий. Проблема нашего общества не только в том, что для инвалидов мало где организована доступная среда — пандусы, удобные лестничные пролеты и так далее, но и в том, что людям с ограниченными возможностями негде заработать и самореализоваться, — комментирует ситуацию в городе Василий.

В середине этого года 44-х летний Василий Козман создал некоммерческую организацию «Многоцелевой продюсерский центр» и намерен участвовать в разнообразных грантовых конкурсах, чтобы воплотить свою идею в жизнь. Он уверен, что такие инициативы необходимы для города, региона и страны в целом, а пока он продолжает заниматься с учениками и разрабатывать свой проект.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и наш канал в Яндекс.Дзен. Оперативные новости вашего региона — в telegram-канале «Югра» и в viber-канале «Югра», подбор главных новостей дня — в нашей рассылке с доставкой в вашу почту.

Василий Козман из Пыть-Яха, музыкант и носитель редкого недуга — болезни Бехчета. В возрасте 25-ти лет он полностью ослеп, но это не помешало Василию не просто состояться, как личности, но и построить крепкую семью, начать помогать людям и создать некоммерческую организацию по обучению музыкальному искусству. Музыкант рассказал URA.RU, как едва не залез в петлю и почему хочет помогать людям с помощью бесплатных музыкальных занятий. Василий Козман до 20-ти лет жил обычной жизнью и не подозревал, что на всю жизнь останется инвалидом I группы. Изредка зрение его беспокоило — рябь и небольшие воспаления глаз, но Василий успокаивал себя тем, что в этом нет ничего серьезного, с каждым бывает. Все изменилось в один момент в 1997 году. — Я был на зимней рыбалке, поднимаю глаза, а вокруг туман — ничего не вижу. Тогда я и понял, что дело серьезное. Вскоре начались сильные воспаления, резь в глазах — я обратился к врачу, — говорит Козман. У Василия была семья, дом в Херсонской области Украины, участки земли, где выращивали овощи на продажу. Львиная доля дохода от реализации урожая уходила на лечение, но врачи не знали, как помочь парню, — не понимали, с чем они имеют дело. Деньги были на исходе, все уходило на поездки по врачам и консультации, мы не справлялись, — рассказывает Козман. — Тогда из Москвы приехал брат и стал помогать, он отдал все свои деньги, чтобы я смог лечиться, даже на сигареты себе не оставил. С бывшей женой конфликты были еще до болезни, после очередной ссоры мы уехали: я в родной поселок Троица в Молдавии, брат — в Москву. И начался самый страшный период в моей жизни — рассказывает музыкант. Состояние Василия день ото дня ухудшалось. Зрение постепенно угасало, в перерывах между консультациями врачей случались сильные приступы. У Козмана не было рядом близких, не было работы и возможности прокормиться подсобным хозяйством тоже не было — кончалось лето, огороды пустели… Родные мне помогали как могли, издалека, но когда случались приступы, я не мог себе позволить посетить врача — прием платный, все до последнего шприца и бинтика ты покупаешь сам… Родственники передавали деньги с проводниками в поездах, через знакомых и друзей — приходилось ждать неделями, буквально умирая от боли. И я не выдержал. Нашел хороший канат, чтобы наконец закончить эти мучения. И буквально за секунду до рокового шага расплакался — потому что увидел себя со стороны, понял, насколько глупым было это решение, — вспоминает мужчина. Василий признается: для него мысли в момент почти совершенного самоубийства — личный диалог с Богом. Утром его разбудил пастырь из местной церкви, зашедший справиться о делах молодого человека. — Он сказал мне те же слова, с которыми я обратился к Богу в тот вечер: «Ты нужен здесь, ты должен здесь жить. Со всем можно справиться, с любыми мучениями и болями». Тогда я пообещал себе, что я сделаю все возможное, чтобы помогать людям, и никогда не буду стоять с протянутой рукой. И начал интенсивно лечиться, — говорит он. Музыка в жизни Козмана появилась в раннем детстве, он был гитаристом-самоучкой и еще в школьные годы играл в рок-группе. В самый сложный момент искусство снова пришло на выручку — чтобы спасти. В перерывах между госпитализациями Василий с друзьями устраивали концерты в местном клубе, проводили квартирники, часто собирались вместе. Благодаря искусству и своей любви к музыке мужчина встретил своего личного ангела-хранителя — Татьяну. — Мой хороший товарищ устраивал дискотеки, на одну из которых я пришел и увидел девушку — тогда зрение у меня еще было, хоть и очень плохое. Таня обилечивала посетителей, а я внаглую прошел мимо нее в зал. Она остановила меня — не знала, что мы с Ромой, ее старшим братом, дружим, пришлось его вызвать. В конце вечера я подошел к ней и спросил, умеет ли она борщ готовить и печь хлеб. Таня сказала, что умеет. Я и заявил, что женюсь на ней. Кто же знал, что это будет пророчеством, — вспоминает Василий. Уже через несколько дней Татьяна и Василий по нескольку раз провожали друг друга до дома — их поселки были в нескольких километрах друг от друга. Прогулки продолжались иногда и до утра. Девушка помогала уже практически невидящему Васе по дому и начала его сопровождать в дороге до монастыря — совершать еженедельные паломничества. — Мы с Таней долгое время просто дружили, — говорит Василий. — Я узнал, что ей всего лишь 15 лет, а мне на тот момент было уже 24. Друзья меня отговаривали, я сам сомневался долго. Только сестра мне сказала — ничего страшного, она вырастет, ты же не торопишься, подожди. Я и правда не торопился, у меня были бесконечные поездки на лечение, — рассказывает музыкант. На очередном обследовании в московском научно-исследовательском институте ревматологии в возрасте 25-ти лет Козману поставили диагноз болезнь Бехчета — хроническое воспаление сосудов с множественными поражениями тканей. Это заболевание и сейчас крайне мало изучено и причины его возникновения до конца не ясны. Для болезни Бехчета характерны воспаление глаз, болезненные язвы на слизистых и внутренних органах, из-за которых человек может и погибнуть. Ее распространенность в европейских странах составляет один случай на 300 тысяч населения, тогда как в Турции и Японии намного чаще — один случай на 10 тысяч человек. В конце 90-х — начале 2000-х болезнь в Молдавии не лечилась, а в 2002 году когда Василия приехал на обследование в Москву, было уже слишком поздно — зрение восстановлению не подлежало. Козман не помнит точно, сколько раз он лежал в больницах. Чем дольше продолжалось лечение, тем реже он бывал в Троице. За это время он видел много страданий соседей по палате в больницах Молдавии и России. — Однажды в больнице я стал свидетелем трагедии. Мужчина, узнав, что зрение не вернется, совершил самоубийство. Это просто представить невозможно. Это страх и ужас! Палата наша на верхнем этаже была как после войны — мужики в хирургическом глазном отделении лежат и стонут, а ты лежишь и думаешь: «Дай им Бог то, чего нет у меня, чтобы они видели!, — едва ли не плача вспоминает гитарист. В перерывах между исследованиями и лечением Василий возвращался в родное село, где все время проводил с Татьяной. После очередной поездки в российскую клинику, они приняли решение жить вместе. — Мои родственники сильно сомневались по этому поводу, все-таки я был инвалидом. Я и Таню до сих пор спрашиваю, не жалеет ли она по поводу своего выбора, но ни в словах, ни в ее действиях еще ни разу не видел этих сомнений, только поддержку и участие. Таня и семья —моя самая главная опора в жизни и ее смысл! — говорит Козман. Живя в Троице Василий стал председателем отделения общества слепых Леовского района. Но оставаться в Молдавии семья больше не могла. — По всей стране начали закрывать русские школы, а мы с Таней учились в русскоязычных школах и наши дети говорили на русском. Национальная политика в целом стала нам недружественной и мы решили уехать, у меня родная тетя была в Пыть-Яхе и не долго думая мы собрали сумки, взяли детей — у нас было уже двое мальчишек — уехали, — без особого сожаления произносит Василий. В Пыть-Яхе Козманы живут с 2012 года, за это время вся семья получила российское гражданство, Василий и Татьяна купили квартиру. Конечно, в ипотеку. — Человек целеустремленный выживет всегда и везде, — уверен музыкант. — Я обещал себе, обещал своей семье и не мог просто сесть, жалеть себя и лить слезы, делая всех вокруг несчастными. Всегда нужно программировать этот мир под себя, правильно себя настраивать, — рассуждает мужчина. Мысли о том, чтобы учить людей музыке, возникли у Василия в конце 2016 года. Тогда один из знакомых, часто захаживающих в гости, попросил музыканта научить его дочь играть на гитаре. — Я понял, что мне это интересно, что мне нравится учить других людей играть, но умения донести до человека материал все же не хватает. Вскоре я познакомился с проектом «Гитарная революция» Романа Ерина, но не поверил, что можно зарабатывать обучением после курса, а зря, — вспоминает Василий. Василий долго сомневался из-за стоимости участия в проекте наставников, тогда она составляла более 30 тысяч рублей, но вскоре музыканты договорились о рассрочке, а затем и о бесплатном прохождении курса. — Я вносил много своих идей в проект, мы его в процессе редактировали, так как «Гитарная революция» тоже только начиналась, но все случилось так, как и обещал Роман — я бы мог отбить деньги за учебу меньше, чем за месяц. А за четыре года у меня обучились более 150 учеников. Сейчас я хочу создать школу, где бесплатно учиться музыке могли бы люди из льготных категорий: многодетные, малообеспеченные, дети с ограниченными возможностями и взрослые-инвалиды, — рассказывает о своих планах слепой музыкант. Еще 20 лет назад в самый тяжелый момент жизни у Козмана появилась цель — помогать людям. Василий мечтает создать творческую студию, где бы разместились педагоги по вокалу, барабанам, укулеле, гитаре, оборудование для звукозаписи. Дети из многодетных семей, а что важно, и их родители могли бы получать в творческом пространстве музыкальные знания. Этот проект, по словам Козмана, особенно нужен инвалидам, чтобы не чувствовать себя отрезанными от мира. — Самое главное — человек после этих курсов может преподавать, может играть в каких-то ансамблях, обучать других. Сможет зарабатывать на жизнь, — говорит Василий. Проблема нашего общества не только в том, что для инвалидов мало где организована доступная среда — пандусы, удобные лестничные пролеты и так далее, но и в том, что людям с ограниченными возможностями негде заработать и самореализоваться, — комментирует ситуацию в городе Василий. В середине этого года 44-х летний Василий Козман создал некоммерческую организацию «Многоцелевой продюсерский центр» и намерен участвовать в разнообразных грантовых конкурсах, чтобы воплотить свою идею в жизнь. Он уверен, что такие инициативы необходимы для города, региона и страны в целом, а пока он продолжает заниматься с учениками и разрабатывать свой проект.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...