17 июня 2021

Судебный прецедент для тысяч банковских заёмщиков

Пример-рекомендация для тех, кому подняли стоимость кредитов

Размер текста
-
17
+
Автовладелица из Челябинска смогла добиться решения о том, что банк повысил ставку по её кредиту незаконно. Но это – сугубо частный случай
На Урале вынесено решение по делу, которое может стать принципиальным для тысяч заёмщиков, ставших заложниками одностороннего повышения банками ставок по кредитам. Челябинский суд не стал ожидать, пока ФАС, прокуратура, депутаты Госдумы, правительство и банки смогут на федеральном уровне прийти к единому мнению по этой насущной проблеме. Уральские служители Фемиды не только решили, кто прав в этой ситуации – банк или недовольный заёмщик, но и посчитали, какой именно процент по кредиту банк должен был установить в кризис. Тем, кто ещё решает, стоит ли судиться с кредитным учреждением, и интересуется, к чему это может привести, - подробное изложение прецедента с мотивировочным решением суда.
 
Тысячи банковских заёмщиков, которым в разгар кризиса некоторые банки в одностороннем порядке начали повышать ставки по кредитам, в растерянности. На федеральном уровне до сих пор не выработано единого стандарта, который совершенно определённо трактовал бы – имел ли банк право на подобный шаг. С одной стороны, были заявления ФАС, Роспотребнадзора и прокуратуры о том, что кредитные учреждения должны исключить из кредитных договоров условия, позволяющие в одностороннем порядке повышать кредитные ставки по договорам. Представители этих ведомств, как и депутаты Госдумы, ссылаются на закон «О защите прав потребителей» и Гражданский кодекс, считая, что такие действия банков ущемляют права потребителей. Госдума разработала закон, пресекающий подобную банковскую инициативу. Но документ пока не поддержали в правительстве РФ.
 
Чиновники встали на сторону банкиров, которые тоже вполне обоснованно ссылаются на другой закон – «О банках и банковской деятельности», который позволяет им вводить это условие, согласно кредитному договору. Подобная практика применяется в других странах, кивают представители банков. На фоне такой правовой неразберихи Металлургический районный суд Челябинска, рассмотрев иск местной заёмщицы к банку «Агроимпульс» о признании недействительным одностороннего изменения процентной ставки, принял компромиссное решение.
 
Суть дела такова. В июне 2008 года жительница Челябинска заключила кредитный договор на 448 000 рублей сроком на 4 года под 15% годовых. Деньги понадобились для покупки автомобиля (автокредит). Подписанный кредитный договор являлся типовым кредитным договором, обязательным для всех потребителей и единственным возможным условием получения кредита. Никакие изменения в договор при его заключении она внести не могла, отмечает клиентка. При этом банк включил в договор условие – п. 2.6, предусматривающий возможность банка в одностороннем порядке изменять процентную ставку. В феврале 2009 года истица получила уведомление банка, из которого следовало, что процентная ставка за пользование кредитом ответчиком изменена в одностороннем порядке и установлена в размере 19,5% годовых, сообщает пресс-служба суда.
 
Клиентка банка выразила возмущение, посчитав, что её права были ущемлены, так как она не давала письменного согласия на изменение процентной ставки в размере 19,5% годовых. Представитель банка, понятное дело, сослался на вышеупомянутый пункт договора 2.6. Но, помимо этого, ещё и апеллировал к тому, что заёмщица не доказала, будто не могла внести изменения в кредитный договор при его заключении, так как никакого письменного заявления о несогласии с условиями договора от неё не поступало. К слову, этот довод был принят судом. И, в частности, благодаря ему оснований для признания недействительными положений договора, предусматривающих право банка на одностороннее изменение процентной ставки, суд не нашел. Возможно, будущим заёмщикам, которые хотят избежать подобных неприятностей, стоит взять на вооружение такой метод, как письменное возражение банку по поводу условий договора.
 
Впрочем, в итоге в выигрыше всё же оказалась заёмщица. Суд пришел к выводу, что банк повысил ставку слишком сильно и новая ставка должна была составить не 19,5%, а 18% годовых. Банк сослался на то, что с 18.06.2007 до 28.11.2008 года ставка рефинансирования Центробанка увеличилась на 30%. В соответствии с этим ростом выросла и ставка по кредиту для потребителей автокредита. Но суд принял во внимание, что изменения ставки рефинансирования ЦБ надо учитывать не с 2007 года, а с того момента, когда был подписан данный кредитный договор. В то время ставка рефинансирования была уже не 10%, а 10,75%. «Следовательно, рост ставки рефинансирования произошел только в 1,2 раза, в связи с чем размер процентов мог быть увеличен ответчиком только до 18%», - говорится в сообщении суда.
 
Как результат - суд удовлетворил требования истицы, которая просила признать незаконным изменение банком в одностороннем порядке процентной ставки по кредиту до 19,5% годовых. Банк обжаловал это решение в Челябинском областном суде, но оно было оставлено без изменения. С одной стороны, решение принято в пользу истицы, но получается, что этого могло и не произойти, если бы банк повысил ставку не на 4,5%, а на 3%. Ведь право банка повышать ставку в одностороннем порядке было признано судом. А разница в 1,5% по кредиту (за которую, собственно, банк и был наказан), вряд ли серьёзно сгладила бы недовольство заёмщицы при получении «письма счастья» об удорожании кредита с 15 до 18% годовых.
 
В банковской среде обращают внимание ещё и на то, что в данном случае суд взял на себя право определять финансовую политику кредитно-финансового учреждения, рассчитывая «цену» услуги. Впрочем, с другой стороны, юристы «Агроимульса» сами могли поставить себе подножку, обосновав рост кредитных ставок с ростом ставки рефинансирования Центробанка. К примеру, как рассказал заместитель председателя Уральского банковского союза Евгений Болотин, прошлой осенью и даже зимой этого года ставки на рынке межбанковского кредитования разительно отличались от ставки рефинансирования Центробанка, достигая 28-29% годовых. В период острых проблем банков с ликвидностью и средства самого ЦБ были дороже этого показателя. Тем более что злополучный пункт 2.6. спорного кредитного договора предусматривал, что банк «может в одностороннем порядке изменить процентную ставку за пользование кредитом в случае изменения процентной ставки рефинансирования Банка России и/или изменения процентных ставок на рынке межбанковских кредитов».
 
Словом, южноуральский прецедент не решил проблему общефедерального уровня (это можно сделать только приведя в соответствие федеральные законы), но на его примере заёмщики могут прикинуть перспективы своих потенциальных претензий к банкам, а банки – выработать модель поведения и сформировать доказательную базу.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...