06 августа 2020
05 августа 2020

«Правое дело» как шарик: если его не поддувать, он будет быстро сдуваться с неприличным звуком»

Сергей Лисовский – откровенно о врагах Путина, неуемных аппетитах Кавказа и никчемности Совета Федерации

Размер текста
-
17
+
Лисовский: грядущие выборы будут апофеозом борьбы народа и кланов, захвативших власть. И узурпаторам придется поступиться 
Лидер зауральских единороссов Сергей Лисовский в эти дни работает в Кургане. На этот раз его график особенно насыщен и плотен, так что встретиться с Сергеем Федоровичем оказалось не так просто. Тем не менее «URA.Ru» удалось «украсть» у сенатора и руководителя регионального отделения «Единой России» несколько минут для эксклюзивного интервью. Что думает Сергей Лисовский о Народном фронте, о возможном назначении Валентины Матвиенко на пост спикера Совета Федерации, по поводу нового лидера «Правого дела» и новых назначениях в областном парламенте, - в материале «URA.Ru». 
 
- Сергей Федорович, до недавнего времени вас связывало с Курганской областью только сенаторство, а теперь вы еще и лидер регионального отделения «Единой России». Как будет построена ваша работа, учитывая, что все-таки большую часть времени вы работаете в Москве?
 
- Понятно, что сейчас я чаще буду бывать в Курганской области.
 
- Вчера вы встречались с партийным активом, с представителями Народного фронта. Как прошла встреча? Как люди настроены?
 
- Пока не все готовы к обоюдной дискуссии. Да и формат встречи, может быть, был больше информационного характера: каковы перспективы, чего ждать. Но, в принципе, по-моему, реакция была хорошая.
 
- А как вы сами воспринимаете идею Народного фронта, народного бюджета, народной программы?
 
- Свою позицию до конца еще и федералы не сформулировали. Есть только определенные тезисы, а четкого понимания, мне кажется, пока нет ни у кого. Поэтому здесь я постарался дать коллегам какие-то более четкие определения. Например, программа «Народный бюджет». В Москве у партийных функционеров, у чиновников (не у всех, конечно, у некоторых) есть такое понимание, что бюджеты, и муниципальные, и региональные, делаются келейно, сокрыто от народа, но это не так. Я считаю, что федеральный бюджет принимают достаточно узко, поэтому, наверное, и возникло представление, что так же принимают региональные и муниципальные бюджеты. Некоторым чиновникам в Москве даже трудно понять, что областной бюджет настолько выверен, настолько скуден, что там особо и выбирать не приходится. При существующих четко прописанных обязательствах в бюджете трудно что-то скрыть или куда-то не туда направить средства. Поэтому программа «Народный бюджет», которая так красиво подается в центральной прессе и представляется на телевидении, в регионах выглядит не так ярко, потому что все бюджеты обсуждаются публично, достаточно понятны и скрывать там, в общем-то, нечего. Возможно, в регионах с профицитными бюджетами есть какие-то резервы, которые могут быть распределены не очень открыто, но к Курганской области это не относится, тем более к муниципальным образованиям, у которых бюджеты небольшие.
 
Есть еще и другая проблема – неправильная информированность населения о бюджете. Те же учителя, врачи… Мне кажется, у нас люди относятся к бюджету как к какому-то мешку, откуда кто-то хочет достать деньги, а кто-то не хочет доставать. На самом деле это вопрос не желания, а возможностей. И вот это надо объяснять людям, чтобы у них было понимание, что здесь очень мало зависит от региональных властей.
 
Тем не менее в этой программе есть и позитивные моменты. На разработку программы Народного фронта на пятилетку был назначен Николай Федоров (экс-президент Чувашии. – ред.). Он работал руководителем региона и понимает, что такое бюджет, особенно региональный. И начал он с того, что предъявил претензии Кудрину: вот вы нам передаете полномочия и не обеспечиваете их финансами, пора возвращать деньги в регионы. На сегодняшний день система распределения средств действительно некорректная и несбалансированная. У регионов забирают все возможные доходы – оставляют только «сложные», которые трудно собирать, при этом все время увеличивают полномочия - не в плане того, как распоряжаться чем-то, а в плане полномочий платить за что-то. Это происходит все последние 10 лет. Мне кажется, наступил предел сжатия региональных бюджетов. Федоров это понял, и первое, что он сказал: надо поменять структуру распределения денег в стране и вернуть деньги в регионы. И это правильно.
 
- А реально?
 
- Все реально. Мы с вами встречаемся уже не первый год, и когда какая-то тема звучит, она кажется нереальной, но проходит 2-3 года… Понятно, что и эта идея может реализоваться не в идеальном варианте – не все вернут, но что-то вернут – это точно. Тем более что эта идея исходит от человека, которому руководство страны поручило заниматься стратегией развития на ближайшие пять лет. И нашему Минфину придется прислушиваться к этой позиции. Хотя идея, конечно, не нова, губернаторы уже поднимали ее на Госсоветах, но больше кулуарно, потому что губернаторы боялись поругаться с Минфином и делали это очень мягко. Из уст Федорова это прозвучало более жестко и более определенно. Я надеюсь, что что-то поменяется, и это даст возможность реально насытить региональные бюджеты деньгами - для развития, а не только для выживания.
 
- Но есть и еще одна проблема – бюджеты у регионов разные. Бюджет Курганской области по сравнению с бюджетами соседних областей, например…
 
- Эта проблема действительно существует. Если взять наш Уральский округ, получается, что Курганская область – наименее обеспеченный по бюджету регион. Но это не вина Курганской области, курганцев или руководства области. Обстоятельства сложились таким образом, так поделили территорию, что полезные ископаемые остались не в Кургане, крупная промышленность оказалась в других регионах, а Курганская область исторически была заложена как регион, который кормит. При этом происходило угнетение сельскохозяйственной отрасли – того, что могло кормить саму Курганскую область. Отношение к селу изменилось в лучшую сторону только в последние 7-8 лет.
 
Несоответствие доходной части регионов, дисбаланс доходов, который не компенсируется федеральным бюджетом, конечно, приводит к ущемлению интересов субъектов и его жителей. У нас образуется неравноправие между жителями Екатеринбурга и Кургана, Кургана и Тюмени. Это несправедливо. Если мы живем в федеральном государстве, у нас доход на душу населения должен быть примерно одинаковым на всей территории страны.
 
Федеральные дотации тоже неравномерны. Взять, к примеру, Башкирию, Татарстан – выплаты этим республикам и другим территориям несопоставимы. Я не говорю уже про Кавказ, куда вкачиваются огромные деньги. Правильно прозвучало из уст руководства страны: хорошо мечети строить, а где заводы? Мечетью народ не накормишь. Россия не такая уж богатая страна, чтобы строить самую большую мечеть в Европе. Лучше бы в Грозном построить больше жилых домов и какие-то производства, чтобы люди зарабатывали, чтобы стычек с людьми кавказской национальности не происходило. Ведь они происходят не по национальному признаку, не надо замещать одно другим, они происходят потому, что многие люди с Кавказа занимаются криминальным бизнесом. К сожалению, это существует, но не потому, что люди с Кавказа чем-то отличаются от людей из Зауралья, просто там зарабатывать не на чем. Там развивается только торговля и распределение бюджетных денег. Понятно, что проще затыкать проблему Кавказа постоянными бюджетными вливаниями, но это происходит за счет других регионов, которые честно работают и переносят тяготы сложного бюджета.
 
- По-вашему, «Народная программа» принесет что-то новое?
 
- Я думаю, что ничего особо нового мы с вами не получим. Судя по предложениям, которые поступают в региональную приемную Путина, люди хотят социализма (смеется). Ничего нового в этом нет. Как бы ни хаяли Советский Союз, там было гораздо больше хорошего, чем плохого. И плохое там, в большинстве случаев, проявлялось субъективно, а не объективно: к сожалению, мы развратили советскую элиту, которая и привела к гибели страны. Этого не произошло в Китае, который шел по нашему пути, но удержал свою элиту в жестких рамках. Социалистические идеи никуда не делись, они во многом справедливы и оправдывают ожидания людей. Вся Европа стремится к социализму. Это надо учитывать. Мне кажется, что эта «Народная программа» нужна не только для людей, но больше для руководства страны и для партии, чтобы понимать реальный настрой людей.
 
- Что вообще хорошего в Народном фронте?
 
- Позитив Народного фронта? Мы знаем, что рядом со словами «Единая Россия» часто звучат слова «партия жуликов и воров». И основания так предполагать есть, потому что партноменклатура всегда стремилась к узурпации. Это естественное ее состояние, и развал Советского Союза произошел во многом из-за этого – по подсчетам западных аналитиков к моменту развала СССР страной управляло 3 тыс. семей. Именно это сужение властной элиты, образование узкого круга властной элиты, оторвавшейся от людей, которые перестали ее поддерживать, и привело к развалу страны. Чтобы этого не произошло (а такая тенденция появилась), я так понимаю, Владимир Владимирович Путин и настоял на создании Народного фронта - для расширения властной элиты, для притока новых людей и идей, потому что состояние припертости к стенке, особенно у молодежи, очень опасно для страны. Мне кажется, сейчас «Единая Россия» может стать тем социальным лифтом, который будет поднимать молодежь в карьерном и профессиональном росте.
 
- Так ведь та же самая властная элита зачастую и боится того, что ее подопрут и сместят с насиженных мест…
 
- Понятно, есть опасения определенной партноменклатуры, что ей придется поступиться своими привилегиями, возможностями и, скажем так, «полянами». Это есть, и это звучит, но все специально и было сделано для того, чтобы подвинуть партноменклатуру. Другой вопрос – насколько широко руководству партии и руководству страны удастся это осуществить. Я думаю - удастся, именно поэтому сейчас всем надо активно участвовать в Народном фронте, чтобы раскачать этот устоявшийся клан, чтобы мы стали партией более широкой, более доступной и более интересной для молодежи.
 
- Как раз вчера произошли изменения во фракции «Единая Россия» в областной думе, руководителем фракции стал Владимир Алейников. С чем это связано?
 
- Прежде всего, я хочу поблагодарить предыдущее руководство фракции за серьезную работу, работа была продела большая. Просто на сегодняшнем этапе она будет недостаточной. Надо и объемы увеличивать, и подходы менять. Для этого, нам показалось, надо поменять руководство.
 
- Какие-то еще кадровые изменения ожидаются?
 
- Время покажет. Позиция руководства партии – надо менять кадры, но менять не тупо – просто одного на другого, и на этом все, а искать людей инициативных. Стабильное состояние определенной части партноменклатуры – это проблема. Стабильность, если она сохраняется в короткий промежуток времени, - это позитивно, но постепенно она превращается в болото и загнивание. Поэтому хорошо, что партия почувствовала опасность превратиться в болото,  и смена на людей с инициативным подходом, с опытом непосредственной производственной работы (а у нас новый руководитель фракции – аграрий, причем успешный аграрий) позитивно отразится на работе фракции. Плюс к тому аграрии – это люди, которые понимают, что скорость принятия решений – это самое главное в эффективной экономике, потому что если ты сегодня решения не принял, завтра тебе собирать будет нечего. Это дисциплинирует, создает психологию управленца, устойчивого к стрессам и четко понимающего необходимость и важность исполнения определенных технологий в срок. В совокупности, мне кажется, мы сможем усилить руководство фракции и пройти сложный выборный период более эффективно и мобильно.
 
- Кадровые перестановки ждут и Совет Федерации. Как вы относитесь к идее назначения на пост спикера Совфеда Валентины Матвиенко?
 
- Мне трудно говорить – я лично не знаком с Матвиенко. Но считаю, что Миронов был более ярким руководителем и достаточно свободным в принятии решений, что было очень важно. Мне кажется, Совет Федерации потерял с его уходом независимость в хорошем смысле, креативность. Но все может быть. У Валентины Ивановны есть опыт управления большим городом – это тоже очень серьезно, и, возможно, Совет Федерации изменится и это будут позитивные изменения. У нас есть опыт успешных женщин – членов Совета Федерации: это Светлана Юрьевна Орлова, очень активный член партии и вообще политический деятель. Человек с феноменальным талантом и способностями, который может присутствовать на пяти совещаниях в день по разным направлениям, при этом разбираться и компетентно выступать. Причем эта компетентность не наносная, это глубокое понимание любого вопроса. Честно говоря, я и мужиков-то таких редко видел.
 
Другой вопрос, что при сегодняшней системе формирования Совета Федерации его позиция крайне невнятна, непонятна и зависима, а зависимость всегда порождает неуверенность. Сегодня члена Совета Федерации можно снять по указанию вышестоящих органов в течение нескольких часов. Это неправильно. Не случайно, что все члены законодательных органов во всех странах мира защищены – это делается для того, чтобы у исполнительной власти не было соблазна давить на неугодных народных избранников. То, что говорят, что кто-то прячется за депутатской неприкосновенностью, – это жизнь: всегда найдется жулик и негодяй, который будет использовать свое положение в ущерб обществу, но в большинстве случаев это же не так. Снижение защищенности, независимости законодательных органов – это всегда потеря для людей и всегда выигрыш для исполнительной власти, причем не самой лучшей ее части, в основном коррупционеров, не очень чистых на руку чиновников, которые не заинтересованы в появлении ярких и независимых членов Государственной думы и Совета Федерации, которые могут создать им проблемы. Если депутатов лишить неприкосновенности, кто будет защищать людей? Тогда у нас чиновник вообще останется неконтролируемым. Если мы хотим этого, мы это получим. Неконтролируемый чиновник – это гибель целой страны. Чиновник должен чувствовать себя зависимым, ответственным, должны быть органы, которые контролируют исполнительную власть. Отсюда, мне кажется, сегодняшняя система формирования Совета Федерации неэффективна, она бесполезна для страны, при такой системе Совет Федерации вообще можно распустить – это чисто декоративный орган.
 
- А какая система, по-вашему, более эффективна?
 
- Прямые выборы, с защищенностью на срок избрания. Это усилит правовую базу нашей страны и защищенность населения от жадности чиновников.
 
-
 
Буквально в минувшую субботу произошло еще одно довольно громкое политическое событие – партию «Правое дело» возглавил миллиардер Михаил Прохоров. Насколько, по-вашему, этот факт может увеличить интерес к партии и стало ли «Правое дело» во главе с Прохоровым реально новой политической силой?
 
- Для меня это дутая сила.
 
- Вы считаете, на выборах они не смогут составить никакой конкуренции?..
 
- Ну, если им «помогут» (смеется). Сами по себе они не имеют ни поддержки, ни какой-либо базы. Прохоров и иже с ним никогда настоящими предпринимателями не воспринимался «своим» - это приватизатор, из числа тех, кто в 90-х годах изъяли народную собственность и жируют за счет этой собственности. Поэтому никакого морального и человеческого права на лидерство в России эти люди не имеют. И это все понимают. «Надуть» их, наверное, можно, но я думаю, если этот «шарик» не поддувать все время, он будет быстро сдуваться с неприличным звуком.
 
Понятно, что доминирование одной партии без реального оппонирования есть опасность для страны, но пока «Единая Россия» - серьезный политический инструмент для решения проблем как региона, так и страны в целом, аграрной отрасли. Когда я не был членом «Единой России», мои законодательные инициативы отвергались только потому, что я не член «Единой России». В кулуарах мне все говорили, что поддерживают меня, но партийная дисциплина не позволяет им принять другое решение. Этот серьезный политический инструмент – «Единую Россию» - сегодня просто надо использовать во благо страны, ничего больше.
 
- Прохоров сказал, что «Единая Россия» для его партии – главный конкурент, и пообещал «повеселить единороссов по полной»…
 
- Ну, у него деньги есть, слава богу, набрал из народного кармана. Наверное, веселье устроит – повеселиться он умеет, по Куршавелю мы это хорошо знаем. «Веселья»-то будет для него, наверное, больше. Это он был инициатором вечеринки на «Авроре» - большего глумления над историей страны и старшим поколением трудно придумать. За такие вещи вообще надо сажать в тюрьму, но у нас все прошло незаметно. Надо ему напомнить про эти глумления с «зайчиками» и «Авророй».
 
- Кстати, о зайчиках. Заметила, что недавно произошло обновление вашего персонального сайта. И там появилась анимация: прыгающая лисичка, гуляющие свинка, коровка и курочка? Откуда эта идея?
 
- Я все-таки творческий человек и никогда об этом не забываю. Я считаю, что чрезмерно серьезный сайт, наверное, никому не нужен. Все мы остаемся детьми, несмотря на наш возраст и наше положение. Лисички и коровки не дают мне забывать о реальных ценностях жизни.
 
- Спасибо.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...