14 августа 2020
13 августа 2020

Полицейскому сносят крышу

На пермского сотрудника МВД собрали "квартирный" компромат. "Есть признаки крупного мошенничества"

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Полиция на Площади 1905 года. Екатеринбург, фотограф, закон о сми
За долгие годы наблюдения силовики накопили много компромата Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

В распоряжение «URA.Ru» попали документы, которые проливают свет на коррупцию в пермской полиции. Фигурантом может оказаться полицейский, прикрывавший ряд криминальных сделок с недвижимостью и сам же расследовавший жалобы на них. Зацепки в этом деле появились случайно. Подробности — читайте в материале агентства.

Внимание источников «URA.Ru» привлек майор полиции Артем Омышев, старший оперуполномоченный отдела экономической безопасности и противодействия коррупции. Простой поиск в браузере по имени и фамилии выдаст несколько сюжетов на региональном телевидении и ряд газетных статей, где господин Омышев выступает спикером в громком деле о производстве поддельной монтажной пены под торговой маркой «Macroflex». Однако у полицейского существовала и другая, теневая жизнь, о которой он не стремился рассказывать журналистам.

В течение нескольких лет Омышев занимался еще и проблемами обманутых дольщиков в жилищно-потребительском кооперативе «Пирс».

Организацию создали для строительства жилого дома в Закамске, по адресу улица Каляева, 11/1. Договор строительного подряда был заключен 21 мая 2001 года между ЖПК «Пирс» и ООО «Фирма Никсон», по которому компания обязалась выполнить строительные работы нулевого цикла и весь объем работ по возведению жилого дома. Позже было заключено дополнительное соглашение от 28 июля 2003 года, по которому работы должны были оплатить путем передачи подрядчику пяти квартир в строящемся доме.

Но, как утверждают дольщики, после достижения этих договоренностей договор фактически не исполнялся. В 2004 году все работы по строительству дома были прекращены.

Начиная с 2006 года, по словам участников кооператива, на общие собрания стали ходить сотрудники ОБЭП Кировского района, в том числе Артем Омышев. Он не просто присутствовал, а действовал активно. Например, одного из дольщиков — Дмитрия Письменного — Омышев вместе с коллегой задержал прямо на заседании под предлогом того, что тот находится в розыске.

Позже коллеге за это самоуправство предложили уволиться из органов, но сам господин Омышев на службе остался. На неоднократные заявления дольщиков по поводу противоправных действий в полиции отвечали отказными материалами за подписью... Омышева. Документы, свидетельствующие об этом, есть в редакции «URA.Ru».

По словам одного из дольщиков, который попросил об анонимности, директор ЖПК «Пирс» Оксана Децик «неоднократно в присутствии людей заявляла, что писать на нее жалобы бесполезно, она будет делать то, что ей нужно.

Квартиры в доме получат „нужные люди“, несколько раз она открыто называла, что ее „крыша“ — Омышев А.В., в тот момент — заместитель начальника ОБЭП Кировского района».

Участники кооператива утверждают, что неоднократно сообщали об этих фактах по телефонам доверия ГУ МВД России по Пермскому краю, но никакой реакции не было.

28 февраля 2008 года частично достроенный дом был передан под управление ТСЖ, которым руководила правая рука Оксаны Децик, Фания Фролова. Однако чуть больше года спустя, в марте 2009 года, Оксана Децик и Фания Фролова, а также руководитель компании-подрядчика ООО «Фирма Никсон» Владимир Никольский, как предполагают силовики, вступили в сговор. Возможная цель — вывод денег и имущества. Децик и Фролова выдали Никольскому справки о выполнении «Фирмой Никсон» своих обязательств на строящиеся квартиры номер 84, 97, 104, 137, 140, а также второй комплект документов на эти квартиры. Фактически это стало их повторной продажей, хотя руководству ЖПК «Пирс» было известно, что имущество обременено правами на него третьих лиц.

В итоге пятеро участников кооператива лишились купленных квартир и не смогли вернуть свои деньги. Обманутые дольщики обвинили в этом правление организации. Люди неоднократно обращались в полицию и прокуратуру, но помощи не получали.

Источники агентства в силовых структурах предполагают, что именно из-за действий Артема Омышева и ряда других сотрудников органов уголовное преследование в отношении руководства кооператива «Пирс» не проводилось. Эти люди до сих пор находятся на своих постах. Например, судя по базе данных в открытом доступе, ТСЖ в доме по адресу Каляева, 11/1 по-прежнему управляет Фания Фролова, а Оксана Децик сейчас является директором ООО УК «Возрождение» по тому же адресу.

Фото: скриншот из базы данных юридических лиц

«В качестве благодарности» за услуги полицейский записал на имя своей матери Татьяны Омышевой квартиру, которая по договору с кооперативом принадлежала А.Н. Миньковской.

Как предполагают источники агентства, никаких денег за жилое помещение полицейский не платил, зато позднее выступил с требованием вернуть 2 млн рублей, якобы внесенных за недвижимость на счет организации. В распоряжении «URA.Ru» находятся документы, которые подтверждают эти обстоятельства. С одной стороны, Омышевы якобы вносили деньги наличными (имеются квитанции на 1,3 млн рублей), об этом свидетельствуют справки из кооператива. За это отвечали сотрудники бухгалтерии ТСЖ — Людмила Александрович и Надежда Челпанова. С другой стороны, банк, который обслуживал счета ТСЖ (ОАО коммерческий банк «Камабанк»), не фиксировал поступления денежных средств, что тоже документально подтверждено. Подложность документов, представленных Омышевыми, установлена в ходе проведенных оперативно-разыскных мероприятий.

Источники агентства в силовых структурах делают вывод, что оплата была произведена фиктивно, задним числом.

При этом руководство кооператива, оформляя документы на квартиру, было осведомлено о правах на нее третьего лица.

В 2010 году госпожа Омышева обратилась в суд, требуя признать договор об участии в строительстве жилого дома ничтожной сделкой и обязать кооператив вернуть ей 2 млн рублей. Татьяна Омышева была внесена в реестр кредиторов ЖПК «Пирс» с требованиями на сумму 2 млн рублей.

Эта ситуация спустя пять лет привлекла внимание прокуратуры — в феврале 2015 года было вынесено постановление зампрокурора Кировского района Светланы Бортниковой об отмене отказного постановления. В марте 2015 года районный суд вынес частное определение, в котором было отмечено, что сотрудники отдела полиции рассматривали заявления обманутых дольщиков с нарушениями уголовно-процессуального законодательства.

В итоге материалы были возвращены полицейским для повторного рассмотрения, но суд обратил внимание на обстоятельства, при которых Татьяна Омышева требовала вернуть ей деньги за не принадлежавшую ей квартиру. Следующий ход — за прокуратурой. По словам источников «URA.Ru», собранные материалы позволяют говорить о признаках мошенничества, совершенного организованной группой в особо крупном размере — статья 159 УК РФ, часть 4.

Редакция «URA.Ru» будет отслеживать все изменения в этом скандальном деле.

Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...