Нас спасут пришельцы. Больше некому

Кровь в «Домодедово» - следствие психологической травмы российской «элиты». Авторская колонка Александра Задорожного

Размер текста
-
17
+
Александр Задорожный (на фото) известный екатеринбургский журналист, чьи тексты отличает ясность изложения, очень точное, образное восприятие событий
Сегодня день траура по жертвам террористического акта в «Домодедово». Самое время поразмыслить – что с нами происходит. Такое ощущение, что теракт в «Домодедово» вызвал у соотечественников больше сочувствия и возмущения, чем предыдущие подобные события. Массовое убийство в аэропорту, а также новости, предшествовавшие ему и последующие за ним, разоблачили всю гнилость, гнусность и глупость здешней политической системы. Бессердечного механизма, громадной помпы, издающей рядом с нами, над нами монотонные чавкающие звуки, живущей чужой нам жизнью, но, порабощая и засасывая, обескровливающей нас и нашу землю. «Рядом с нами» - потому что, кажется, никогда еще за последнее десятилетие не было так безнадежно и тоскливо от отчуждения власти и народа: вот итог «нулевых», которые иначе и не назовешь.
 
Президент произнес традиционные слова про «очередной жестокий вызов», про «выявить, изобличить и предать суду», про «ликвидировать гнезда бандитов», про «уничтожать на месте». Вероятно, силовыми структурами будут проведены такие же ритуальные мероприятия. Может быть, кому-то дадут по шапке, кому-то даже под зад и – вот будет неожиданность – кого-то отдадут под суд. Меры, безусловно, справедливые, полезные – учитывая приближающиеся выборы, и, как показывает предыдущая практика, бессмысленные. Все это мы уже слышали, и не только от нынешнего главы государства, все это нам уже обещали, и все это заканчивалось новыми терактами. Эффект от ураганных проверок силовиков постепенно сходил на нет, ответственные чиновники и люди в погонах оставались на месте, и даже если не оставались (чего лично на моей памяти не было), то в их должности вступали такие же, ничем не лучше – судя по регулярно проливающейся людской крови.   
 
Случившееся в «Домодедово» и много раз до этого не просто говорит, а уже вопит: тут привычными «оргвыводами» не обойтись; страна глубоко больна, она парализована, недвижима, а ее мозг, каковым в любой стране выступают элиты (в нашей это определение следует закавычивать), психически не здоров. В психологии эта болезнь называется «эффектом вымещения».
 
Справка из всезнающего Интернета - в просветительских целях: «Вымещение - форма психологической защиты, при которой негативная эмоциональная реакция направлена не на ситуацию, вызвавшую психическую травму, а на объект, не имеющий к психотравме отношения. Чаще всего это люди, которые слабее или зависят от личности, находящейся в психологической защите».
 
Ну а что еще, кроме психотравмы и желания отыграться на зависимом и слабом, может вызвать участь играть в мировой постановке вторые роли - когда еще совсем недавно советские элиты выступали сорежиссером геополитического театра; судьба быть государством с беззастенчиво ресурсной, то есть по определению отсталой, экономикой, с позорно деградировавшей наукой (а на кой ляд здесь высокие технологии, когда они есть на Западе, а тут завались углеводородов и руд!).
 
Ответная реакция вымещения выражается в централизации распорядительных функций и полномочий на грани унитаризма, в создании марионеточных, квазидемократических механизмов и институтов, в разрушении образования и культуры (а к чему глобалистам глубоко мыслящий и независимо поступающий тутошний народ?) и в насаждении полицейского (сейчас уже буквально) режима.
 
Именно «эффект вымещения» – первопричина кошмара в «Домодедово», в московском метро в марте 2010-го, в «Невском экспрессе» в ноябре 2009-го… Полный список составит многие десятки трагедий и многие сотни жертв. Наберите в поисковике «террористические акты в России» - и ужаснетесь.
 
Именно в интересах больной «элиты» угнетать титульный, в нашем случае – русский, народ, подавляя его волю и, таким образом, предоставляя возможность запугивать и унижать его другим, некомплиментарным, высокомерным по отношению к нему культурам. Именно такой «элите» выгодно уничтожать дух свободомыслия и горизонтальные, неформальные конструкции творческого сотрудничества, громоздить всевозможные вертикали и начинять их «военными» в кителях и в штатском, зачастую лишенными того самого духа, живущими и работающими по параграфу в уставе, по команде «смирно»: «это не мое дело, это не входит в мою компетенцию». Это нездоровая «элита» распустила своих многочисленных и многообразных опричников – чинуш, «ментов» и прочих хамов, бесчинствующих по-евсюковски (последний пример – убийство соседа екатеринбургским майором), безнаказанно и оттого бессовестно отъедающихся на «административной ренте» - вместо того чтобы хотя бы честно (о самоотверженности и беззаветности мы и не заикаемся) исполнять свои служебные обязанности.
 
Вот почему теракты, как правило, совершают уроженцы Северного Кавказа, куда Москва вбухивает десятки миллиардов субсидий – о чем «второсортные» регионы Центральной России могут только мечтать. Вот почему в аэропортах не работают рамки, а подозрительные личности шныряют, где им вздумается. Вот почему неумолимо, непоправимо растет список жертв терроризма – и фрустрации российской «элиты».                       
 
Дальнейшие действия такого государства в период между терактами и приближающимися выборами предсказать несложно. Как убийство бесланских школьников в 2004 году было использовано для отмены всенародного избрания губернаторов и мажоритарных выборов в Госдуму, так и теперь правящий класс наверняка воспользуется случаем упрочить свою власть: ведь основной интерес любых властей предержащих – «предержать» эту самую власть до второго пришествия, а желательно и после.
 
Будь я на месте «смотрящих за страной», до предела ужесточил бы правила приобретения, хранения и использования личного оружия, изъял бы его у населения по максимуму. Продолжил бы раздувать и оснащать внутренние войска, разнообразные спецназы: оружие в такой стране, как Россия, на случай «Манежной площади», может быть только в руках государства. Кстати – я бы использовал «Манежные площади», чтобы: а) потренировать свой спецназ, дать ему вволю размяться б) обезвредить наиболее активных и независимых противников режима, в) отвлечь население от других проблем – в медицине, образовании, экономике: не до жиру, мол, быть бы живу, лишь бы не было войны… Я бы попросил влиятельных общественников призвать народ сплотиться возле меня в трудный час испытаний. (Сразу после теракта в «Домодедово» патриарх уже попросил). Я бы отменил малопредсказуемое голосование в мажоритарных округах не только на федеральных и региональных, но – гулять так гулять! – и на муниципальных выборах. (И президент это уже фактически сделал).
 
И не так уж важно – придет ли народ на парламентские и президентские выборы: главное, как известно, не как голосуют, а как считают. Неважно даже, за кого он проголосует, если придет: у кремлевского купца товар на любой вкус, и на что бы мы ни клюнули, свой барыш он не упустит. А для избирателей это будет как с выбором водки: какую ни возьми – похмелье с утра гарантировано. Неважно – сколько несогласных с такой политикой «партии и правительства» выйдут на свои «Манежные площади»: «евсюковых», «обезьянников» и услужливых судей хватит на всех. А остальным – «Охоты» покрепче и бесплатной телепотехи.
 
Оторопь берет, как помыслишь, что все «смотрящие» мира трудятся бок о бок, плечо к плечу, локоть к локтю, поддерживая друг друга в общем деле. Если так, то это – навсегда. Пока не случится что-то, что окажется сильнее этого самого «общего дела». Инопланетяне, ау!          
 
Больше новостей — в нашем телеграм-канале URA.RU
Подписаться
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...