24 мая 2024

«Это было намеком, чтобы он добровольно ушел в отставку»

Чтобы «слить» свердловского вице-премьера, ведомство Сергея Охлопкова готово поднять дела пятилетней давности

Размер текста
-
17
+
Расследование, которое ведет областная прокуратура, - важный сигнал для всей элиты. Команду Александра Мишарина (на фото) долгое время воспринимали как неприкасаемых, тех, кому позволено все. Но теперь ясно, какую бы должность кто ни занимал, по прошествии времени, потратив кредит доверия, придется отвечать за все решения, что ты принимал

Свердловская прокуратура вплотную занялась расследованием расходования бюджетных средств, выделяемых на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Под особым прицелом ведомства оказался период 2008-2011 годов — времени деятельности правительства Анатолия Гредина. Есть серьезные основания полагать, что под видом субсидирования научных разработок происходил масштабный и циничный распил казенных средств. И хотя пока в уголовном деле звучат малоизвестные фамилии, сам замах — на главного куратора всей промышленности Среднего Урала. Подробнее — в материале нашего агентства.

Финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок — основной аргумент власти в разговоре о поддержке науки, слиянии теории и практики. В Свердловской области средства на НИОКР идут из Фонда Бортника (выделяет федеральный бюджет) и областной казны (в виде субсидий). Ежегодно регион выделял на эти цели от 80 до 40 млн рублей (разброс за 2008-2011 гг.), но далеко не все деньги уходили по назначению. «Крышевал» этот «бизнес», по словам собеседника агентства, экс-министр промышленности региона, а ныне вице-премьер Александр Петров. «Схема была такой: компании заявлялись на получение субсидий, предоставляли необходимую документацию, затем собирался научный совет, который должен был принять решение о финансировании. Они заслушивали информацию от претендента на поддержку и заключение экспертов о соответствии проектов необходимым требованиям (инновационность, окупаемость и т.д.). Так вот, к подготовке этих заключений было привлечено некоммерческое партнерство „Уральский центр нанотехнологий“, которое возглавляет друг Петрова /доктор физических наук и заведующий кафедрой физических методов и приборов контроля качества УрФУ/ Всеволод Кортов. По просьбе своего товарища, Кортов готовил для ряда компаний липовые отчеты. Они получали деньги, которые впоследствии распиливались», — рассказал инсайдер.

Описанная схема, по словам собеседника агентства, выявлена уже в двух случаях, о которых стало известно лишь недавно. В августе текущего года свердловская прокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела в отношении Александра Осминина. В ходе проверки ведомством было установлено, что Осминин (в материалах прокуратуры его фамилия изменена на «Осмин») в 2008-2011 годах одновременно являлся учредителем и директором ООО «СОТИ» и ООО Научно-производственная фирма «ВОсТЭП». По результатам конкурсов между министерством промышленности и науки Свердловской области и этими фирмами был заключен ряд соглашений о предоставлении из бюджета субсидий на проведение НИОКР — всего на сумму 6,9 млн рублей.

Однако компании, по сути, не вели никакой деятельности: Осминин представлял в министерство фиктивные финансовые отчеты о расходах, большую часть которых составляла заработная плата сотрудников фирм (притом, что в этих организациях никто, кроме директора, не работал), сообщили в прокуратуре. По результатам рассмотрения проверки в свердловском управлении ФСБ, в отношении Александра Осминина было возбуждено уголовное дело по признакам мошенничества в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ).

Стоит отметить, что Осминин, получив деньги, вел себя не как представитель «фирм-однодневок». Он никуда не скрылся и даже проявлял публичную активность. В 2012 году, например, участвовал с презентацией проекта «СОТИ» (производство танталата иттрия — рентгеноконтрастной наножидкости для медицинской диагностики) в рамках Первого российского инвестиционного форума RUS-INNO-BUSINESS. Осминин тогда признавался, что полученного финансирования хватило только на разработку теории и методики, а также получение трех патентов, а поиски инвестора для последующих этапов результатов не дали.

«Реально компании получили меньше, чем семь млн рублей, часть же была распилена. Немудрено, что им не хватило. Но Осминин не стал подставлять Петрова, взяв всю вину на себя. Прокурорам не удалось добиться от него признаний о существовании преступной схемы», — знает собеседник агентства.

После этого прокуратура «вбросила» еще одну новость — о доследственной проверке по факту выделения и расходования более 9,5 млн рублей ООО «Лаборатория Титова» (учредитель и руководитель — Титов Виктор Николаевич; создано в феврале 2008 году). По данным ведомства, организация получала субсидии на выполнение работ в сфере НИОКР в период с 2008 по 2010 гг. и также «грешила» ложными отчетами. Указанные в них суммы превышают реальные расходы компании. В результате ущерб бюджету региона оценили в 1,8 млн рублей. Материалы по результатам проверки направлены в органы предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании виновных лиц, сообщили в ведомстве.

Интересная деталь: согласно данным «Контур-Фокус», ООО «Лаборатория Титова» является учредителем НП «Уральский центр Наноиндустрии» (создано в июне 2008 года) — той организации, о которой уже шла речь выше и которая совместно с региональным минпромом разрабатывала областную целевую программу «Развитие инфраструктуры наноиндустриии инновации в Свердловской области» на 2011- 2015 гг.

В областном минпроме «URA.Ru» сообщили, что специалисты министерства также выезжали на ООО «Лаборатория Титова» для проведения проверки целевого использования средств областного бюджета. «По итогам проверки сотрудники министерства составили соответствующий акт. Официальной информацией относительно характера, содержания и хода доследственной проверки прокуратуры по „Лаборатории Титова“ министерство не располагает, за исключением тех сведений, которые размещены на официальном сайте Прокуратуры Свердловской области», — заявили в ведомстве.

«Обе истории — звенья одной цепи. Прокуратура не зря сообщила о доследственной проверке, что редко делает, обычно пресс-релиз выпускается, если дело уже возбуждено наверняка. Кто-то копает под Петрова, хочет его отставки. Последний „слив“ по „Лаборатории Титова“ был сигналом ему — намеком на добровольность такого решения», — говорит собеседник агентства.

По данным источника «URA.Ru», профессор Всеволод Кортов не просто так оказывал Петрову содействие: в качестве бонуса за услуги он рассчитывал пролоббировать назначение министром промышленности своего сына, проректора УрФУ по инновационной деятельности Сергея Кортова, тем более что «Сергей — человек амбициозный, да и в должности проректора ему тесновато», говорили наблюдатели. Но в 2012 году пост министра промышленности достался Владиславу Пинаеву, с которым, кстати, у Петрова отношения не сложились до сих пор. Рассказывают, что вице-премьер мог быть инициатором критики в адрес министра Союза свердловских оборонщиков.

То, что в сфере поддержки предпринимательства еще два года назад царил хаос, признает руководитель регионального представительства Фонда Бортника (распоряжается около 0,15% средств федерального бюджета, которые относятся к расходам на гражданскую науку) Сергей Майзель, который не удивился нынешним проверкам.

«Это не секрет, что был бардак. У меня лежат десятки жалоб: одной компании по 12 раз выдавали субсидию на повышение квалификации рабочих, а вместо того, чтобы выделять средства на НИОКР, давали какому-то Али-Оглы на покупку фур. Порядок был наведен относительно недавно — с приходом [председателя правительства] Дениса Паслера. Сейчас фонд поддержки малого предпринимательства придерживается той же идеологии, что и Фонд Бортника — нужно финансировать годные к коммерциализации и достаточно быстро окупаемые проекты. Копеляновский фонд (Евгений Копелян, новый руководитель свердловского областного фонда — прим.ред.), по моему мнению, максимально открытый, а уровень коррупции в этой сфере сведен к нулю. Денег бы еще больше давали!» — отметил г-н Майзель.

По данным регионального минпрома, средств на НИОКР в Свердловской области с каждым годом выделяется все меньше: в 2008 году из областного бюджета было выделено в виде субсидий 76,9 млн рублей, в 2009-ом — 49,47 млн рублей, в 2010-ом- 49,5 млн рублей, а в 2011-ом — 43,6 млн рублей.

По словам Майзеля, поддержка науки — профиль Фонда Бортника, но не регионального правительства. «Фонд поддержки малого бизнеса не ориентирован на НИОКР, ему и не стоит этого делать. Области имеет смысл давать деньги лишь тем, кто их достаточно быстро вернет в бюджет. Это производственные компании, агросектор. В этом году много субсидий ушло именно агросектору. И это правильно: в непростых финансовых условиях нужно создавать пул малых предприятий, которые „сидят“ в сегменте продовольственной безопасности», — считает эксперт.

Публикации, размещенные на сайте www.ura.news и датированные до 19.02.2020 г., являются архивными и были выпущены другим средством массовой информации. Редакция и учредитель не несут ответственности за публикации других СМИ в соответствии с п. 6 ст. 57 Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации»

Сохрани номер URA.RU - сообщи новость первым!

Хотите быть в курсе всех главных новостей Екатеринбурга и области? Подписывайтесь на telegram-канал «Екатское чтиво» и «Наш Нижний Тагил»!

Все главные новости России и мира - в одном письме: подписывайтесь на нашу рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Свердловская прокуратура вплотную занялась расследованием расходования бюджетных средств, выделяемых на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР). Под особым прицелом ведомства оказался период 2008-2011 годов — времени деятельности правительства Анатолия Гредина. Есть серьезные основания полагать, что под видом субсидирования научных разработок происходил масштабный и циничный распил казенных средств. И хотя пока в уголовном деле звучат малоизвестные фамилии, сам замах — на главного куратора всей промышленности Среднего Урала. Подробнее — в материале нашего агентства. Финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок — основной аргумент власти в разговоре о поддержке науки, слиянии теории и практики. В Свердловской области средства на НИОКР идут из Фонда Бортника (выделяет федеральный бюджет) и областной казны (в виде субсидий). Ежегодно регион выделял на эти цели от 80 до 40 млн рублей (разброс за 2008-2011 гг.), но далеко не все деньги уходили по назначению. «Крышевал» этот «бизнес», по словам собеседника агентства, экс-министр промышленности региона, а ныне вице-премьер Александр Петров. «Схема была такой: компании заявлялись на получение субсидий, предоставляли необходимую документацию, затем собирался научный совет, который должен был принять решение о финансировании. Они заслушивали информацию от претендента на поддержку и заключение экспертов о соответствии проектов необходимым требованиям (инновационность, окупаемость и т.д.). Так вот, к подготовке этих заключений было привлечено некоммерческое партнерство „Уральский центр нанотехнологий“, которое возглавляет друг Петрова /доктор физических наук и заведующий кафедрой физических методов и приборов контроля качества УрФУ/ Всеволод Кортов. По просьбе своего товарища, Кортов готовил для ряда компаний липовые отчеты. Они получали деньги, которые впоследствии распиливались», — рассказал инсайдер. Описанная схема, по словам собеседника агентства, выявлена уже в двух случаях, о которых стало известно лишь недавно. В августе текущего года свердловская прокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела в отношении Александра Осминина. В ходе проверки ведомством было установлено, что Осминин (в материалах прокуратуры его фамилия изменена на «Осмин») в 2008-2011 годах одновременно являлся учредителем и директором ООО «СОТИ» и ООО Научно-производственная фирма «ВОсТЭП». По результатам конкурсов между министерством промышленности и науки Свердловской области и этими фирмами был заключен ряд соглашений о предоставлении из бюджета субсидий на проведение НИОКР — всего на сумму 6,9 млн рублей. Однако компании, по сути, не вели никакой деятельности: Осминин представлял в министерство фиктивные финансовые отчеты о расходах, большую часть которых составляла заработная плата сотрудников фирм (притом, что в этих организациях никто, кроме директора, не работал), сообщили в прокуратуре. По результатам рассмотрения проверки в свердловском управлении ФСБ, в отношении Александра Осминина было возбуждено уголовное дело по признакам мошенничества в особо крупном размере (ч.4 ст.159 УК РФ). Стоит отметить, что Осминин, получив деньги, вел себя не как представитель «фирм-однодневок». Он никуда не скрылся и даже проявлял публичную активность. В 2012 году, например, участвовал с презентацией проекта «СОТИ» (производство танталата иттрия — рентгеноконтрастной наножидкости для медицинской диагностики) в рамках Первого российского инвестиционного форума RUS-INNO-BUSINESS. Осминин тогда признавался, что полученного финансирования хватило только на разработку теории и методики, а также получение трех патентов, а поиски инвестора для последующих этапов результатов не дали. «Реально компании получили меньше, чем семь млн рублей, часть же была распилена. Немудрено, что им не хватило. Но Осминин не стал подставлять Петрова, взяв всю вину на себя. Прокурорам не удалось добиться от него признаний о существовании преступной схемы», — знает собеседник агентства. После этого прокуратура «вбросила» еще одну новость — о доследственной проверке по факту выделения и расходования более 9,5 млн рублей ООО «Лаборатория Титова» (учредитель и руководитель — Титов Виктор Николаевич; создано в феврале 2008 году). По данным ведомства, организация получала субсидии на выполнение работ в сфере НИОКР в период с 2008 по 2010 гг. и также «грешила» ложными отчетами. Указанные в них суммы превышают реальные расходы компании. В результате ущерб бюджету региона оценили в 1,8 млн рублей. Материалы по результатам проверки направлены в органы предварительного следствия для решения вопроса об уголовном преследовании виновных лиц, сообщили в ведомстве. Интересная деталь: согласно данным «Контур-Фокус», ООО «Лаборатория Титова» является учредителем НП «Уральский центр Наноиндустрии» (создано в июне 2008 года) — той организации, о которой уже шла речь выше и которая совместно с региональным минпромом разрабатывала областную целевую программу «Развитие инфраструктуры наноиндустриии инновации в Свердловской области» на 2011- 2015 гг. В областном минпроме «URA.Ru» сообщили, что специалисты министерства также выезжали на ООО «Лаборатория Титова» для проведения проверки целевого использования средств областного бюджета. «По итогам проверки сотрудники министерства составили соответствующий акт. Официальной информацией относительно характера, содержания и хода доследственной проверки прокуратуры по „Лаборатории Титова“ министерство не располагает, за исключением тех сведений, которые размещены на официальном сайте Прокуратуры Свердловской области», — заявили в ведомстве. «Обе истории — звенья одной цепи. Прокуратура не зря сообщила о доследственной проверке, что редко делает, обычно пресс-релиз выпускается, если дело уже возбуждено наверняка. Кто-то копает под Петрова, хочет его отставки. Последний „слив“ по „Лаборатории Титова“ был сигналом ему — намеком на добровольность такого решения», — говорит собеседник агентства. По данным источника «URA.Ru», профессор Всеволод Кортов не просто так оказывал Петрову содействие: в качестве бонуса за услуги он рассчитывал пролоббировать назначение министром промышленности своего сына, проректора УрФУ по инновационной деятельности Сергея Кортова, тем более что «Сергей — человек амбициозный, да и в должности проректора ему тесновато», говорили наблюдатели. Но в 2012 году пост министра промышленности достался Владиславу Пинаеву, с которым, кстати, у Петрова отношения не сложились до сих пор. Рассказывают, что вице-премьер мог быть инициатором критики в адрес министра Союза свердловских оборонщиков. То, что в сфере поддержки предпринимательства еще два года назад царил хаос, признает руководитель регионального представительства Фонда Бортника (распоряжается около 0,15% средств федерального бюджета, которые относятся к расходам на гражданскую науку) Сергей Майзель, который не удивился нынешним проверкам. «Это не секрет, что был бардак. У меня лежат десятки жалоб: одной компании по 12 раз выдавали субсидию на повышение квалификации рабочих, а вместо того, чтобы выделять средства на НИОКР, давали какому-то Али-Оглы на покупку фур. Порядок был наведен относительно недавно — с приходом [председателя правительства] Дениса Паслера. Сейчас фонд поддержки малого предпринимательства придерживается той же идеологии, что и Фонд Бортника — нужно финансировать годные к коммерциализации и достаточно быстро окупаемые проекты. Копеляновский фонд (Евгений Копелян, новый руководитель свердловского областного фонда — прим.ред.), по моему мнению, максимально открытый, а уровень коррупции в этой сфере сведен к нулю. Денег бы еще больше давали!» — отметил г-н Майзель. По данным регионального минпрома, средств на НИОКР в Свердловской области с каждым годом выделяется все меньше: в 2008 году из областного бюджета было выделено в виде субсидий 76,9 млн рублей, в 2009-ом — 49,47 млн рублей, в 2010-ом- 49,5 млн рублей, а в 2011-ом — 43,6 млн рублей. По словам Майзеля, поддержка науки — профиль Фонда Бортника, но не регионального правительства. «Фонд поддержки малого бизнеса не ориентирован на НИОКР, ему и не стоит этого делать. Области имеет смысл давать деньги лишь тем, кто их достаточно быстро вернет в бюджет. Это производственные компании, агросектор. В этом году много субсидий ушло именно агросектору. И это правильно: в непростых финансовых условиях нужно создавать пул малых предприятий, которые „сидят“ в сегменте продовольственной безопасности», — считает эксперт.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...