24 июня 2022

Это не репа, а помидор. Специально для вас отравленный

«Ни хао, я китайская Катя». Какими ядами кормят уральцев «фермеры» из КНР, как они проникают в крупные торговые сети и кто им в этом помогает. ФОТО. ВИДЕО

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Уральцы, покупающие свежие овощи в крупных торговых сетях, даже не подозревают, как они рискуют Арсений Ваганов

«Желтая угроза», о которой в связи с запретом на ввоз в Россию иностранной продукции заговорили местные сельхозпроизводители, давно стала реальностью. Умирать от отравления китайскими продуктами мы можем начать и раньше, чем через полгода, как прогнозируют наши фермеры. Ежедневно китайцы, расселившиеся на всей территории Свердловской области, травят как минимум три-четыре миллиона человек, с учетом соседей из близлежащих областей. А чиновники и профильные ведомства делают вид, что ничего не происходит. Корреспонденты «URA.Ru» лично убедились в этом, выехав в один из ближайших к Екатеринбургу районов — Белоярский и купив пятьсот килограммов отборной дряни.

«Они загадили своим полиэтиленом все окрестные леса, он очень толстый, они его с собой из Китая привозят и никак потом не утилизируют, — возмущается глава фермерского хозяйства „Солнечный зайчик“ Павел Суровешкин. — Работают почти всегда только по ночам. Прячутся».

Фермер Суровешкин соглашается показать нам китайские угодья. Их бледно-розовыми теплицами, говорит, заставлен весь Белоярский район: «Натуральная оккупация. Ладно бы если что полезное производили. Так ведь их безвкусные помидоры есть невозможно. Химия одна. После них остается мертвая, отравленная земля».

Китайские теплицы, стоящие вдоль дороги около поселка Храмцово уходят своими сводами куда-то далеко за горизонт. Местные уверены, что эти земли в аренду китайцам сдал депутат Заксобрания Свердловской области Илья Гаффнер, но он отнекивается.

«Китайцев приютили бывший директор совхоза „Храмцовский“ Владимир Иванов и председатель ПСК „Брусянский“ Надежда Фефелова. А мой принцип — ни одного квадратного сантиметра китайцам не сдавать, — сообщил „URA.Ru“ по телефону Гаффнер, правда, тут же подозрительно заступился за гостей из КНР. — Некоторые наши производители овощей используют не меньше ядохимикатов, чем китайцы. В этом вопросе больше политики».

Вокруг ни души. Спокойно заходим внутрь теплицы, осматриваем зеленые помидоры. Очевидцы говорят, они зреют за сутки, благодаря неизвестным ускорителям роста, которые иностранные «фермеры» привозят из КНР.

«Это не сказки, я такое видел своими глазами, когда был на практике в Англии в Барнхаме, — подтвердит потом знакомый выпускник сельхозакадемии по имени Александр. — На ферме „Erick Wall“ нам давали специальную жидкость в чашке, мы надевали резиновые перчатки и терли веточку, на которой висела гроздь зеленых помидоров, на утро они были красными».

Химикаты, кстати, обнаруживаются неподалеку в сарае. Мешки, бочки, канистры с неизвестной розовой жидкостью. Что это — понять невозможно, надписи сделаны на китайском языке (а по закону должно быть все по-русски).

Внезапно появилась невесть откуда взявшаяся китаянка. Машет руками, давая понять, что фотографировать здесь нельзя, уводит нас из одного сарая в другой, показывает помидоры. Помыла один, дала попробовать. На вкус — дубовая пресная репа. С трудом понимаем, что она говорит: розовые по 25 рублей за килограмм, красные — 30, а их хозяин уехал в Екатеринбург.

На вопрос кто хозяин — молчит. Больше по-русски ни слова. Перепугалась, насыпала целый мешок овощей и отказалась брать деньги. С учетом того, что с этих теплиц китайцы имеют миллионные прибыли, ничего удивительного.

Только вокруг Храмцово, по подсчетам местных жителей, на порядка 30 га китайцы поставили теплицы и еще на 100 га высадили овощи в открытом грунте. А есть еще Чернобровка, Златогорово, Марамзино и так далее. При этом налогов они не платят, дорогие сертифицированные удобрения не применяют, на электричестве экономят. В одном месте, к примеру, они запитались от железной дороги, поставили трансформатор между Златогорово и Логиново.

«Кто им дал это сделать, как, за какие деньги — я не знаю. Но я точно знаю, что их кто-то очень хорошо прикрывает, — говорит главный инженер ЗАО АПК „Белореченский“ Вячеслав Воробьев и смотрит на фотографии канистр с химией, которые мы сделали на китайских плантациях. — Это точно либо удобрения, либо яды. Не сертифицированные, а их непонятные, китайские. У нас в хозяйстве с сертифицированными химикатами работают специально обученные люди. Соблюдается технология, агрономы рассчитывают пестицидную нагрузку. Потом мы везем продукцию в лабораторию, получаем сертификат соответствия. А китайцы, естественно, ничего этого не делают. И не удивительно, что они двигают нас с капустой, с картошкой».


«Это полное попустительство! — возмущается Воробьев. — Не хочу я говорить плохо про наше государство. Но нас они дрючат по полной, а эта братва, которая нас травит, живет хорошо»

Политые неизвестными ядами и обработанные ускорителями роста помидоры вырастают безвкусными, водянистыми, с жесткими белыми прожилками. Даже Россельхознадзор, если очень захочет, не узнает, что там внутри. Дело в том, что у специалистов химико-токсикологической лаборатории службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору есть только определенные маркеры, способные выявить лишь 5-6 препаратов, разрешенных в России.


Прайс лист из химико-токсикологической лаборатории Россельхознадзора удивляет ценами на услуги. Самое популярное исследование — выявление хлорорганических пестицидов — стоит почти 1000 рублей

«Допустим, мы с вами купили овощи, решили их проверить. Нам сразу скажут — напишите, на что проверить. А мы откуда знаем? Ну проверим на нитраты, на остаточное количество пестицидов, и все! Мы не знаем то химвещество, которым они обрабатывают почву, поливают растения. И ни одна СЭС ничего не выявит. А у них такая химия, что даже трава потом не растет на месте, где теплица стояла. Никто не знает, что у нас будет отваливаться по прошествии времени», — говорит замдиректора «Белореченского» по реализации Ирина Надеждина и добавляет, что проблема еще и в том, что китайских фермеров официально не существует, а Роспотребнадзор не проверяет тех, у кого нет юридической организации.

В отличие от Роспотребнадзора, Россельхознадзора, налоговой полиции, УФМС и прочих служб, перекупщики овощей знают, где найти китайских фермеров. Мы тоже их нашли, сев на хвост «Газели» с пермскими номерами. Приехали на окраину села Чернобровка.

Во дворе убогого домика играл маленький китайский мальчик. Навстречу нам выбежал мужчина и сразу протянул сотовый телефон. На том конце трубки китаянка, вполне сносно говорящая на русском языке, представилась Катей. Мы спросили, можно ли купить у нее большую партию огурцов и помидоров, килограммов пятьсот. «Без проблем! Огурцы — 15 рублей, помидоры — 20 рублей, — ответила Катя. — Позвоните накануне, перед тем как приедете забирать. Оплата наличными, отдадите деньги мужчине, которого видите перед собой».

Самое страшное, что все эти отравленные химикатами китайские овощи в итоге оказываются не только в многочисленных овощных ларьках Екатеринбурга, соседних городов и даже областей, но и на прилавках крупных торговых сетей. Они хоть и славятся серьезным контролем за поставщиками и продукцией, но против некоторых хитростей бессильны.

Схема попадания отравы в сети проста — некий ИП, к примеру, Пупкин закупает партию отличных тепличных овощей у деревенской бабушки или фермера, после чего везет их на анализ, получает сертификат соответствия, называет себя сельхозпроизводителем, едет к китайцам, закупает у них овощи по 20 рублей и под этим сертификатом сдает в сеть по 50 рублей. Прикрыть эту лазейку можно только лишь при помощи регулярных выборочных проверок Роспотребнадзора и Россельхознадзора.

Получить оперативный комментарий в Россельхознадзоре не удалось. В ведомстве не горели желанием разговаривать на тему китайских овощей и предложили записаться на прием к руководителю на следующей неделе. В Минсельхозе Свердловской области мы получили отписку. В ответ на вопрос о том, сколько тепличных хозяйств содержат граждане КНР, какой объем продукции они производят и куда она уходит, а также сколько овощей потребляют в год жители региона, чиновники привели пространные статистические данные.

«В 2013 году сельскохозяйственными производителями области, включая население, произведено 4,3 тыс. тонн овощной продукции на площади 73,1 га весенних теплиц и утепленного грунта, — говорится в официальном письме Менсельхоза. — Министерство не ведет учета потребления жителями области овощной продукции, в том числе, выращенной под пленкой».

«Желтая угроза», о которой в связи с запретом на ввоз в Россию иностранной продукции заговорили местные сельхозпроизводители, давно стала реальностью. Умирать от отравления китайскими продуктами мы можем начать и раньше, чем через полгода, как прогнозируют наши фермеры. Ежедневно китайцы, расселившиеся на всей территории Свердловской области, травят как минимум три-четыре миллиона человек, с учетом соседей из близлежащих областей. А чиновники и профильные ведомства делают вид, что ничего не происходит. Корреспонденты «URA.Ru» лично убедились в этом, выехав в один из ближайших к Екатеринбургу районов — Белоярский и купив пятьсот килограммов отборной дряни. «Они загадили своим полиэтиленом все окрестные леса, он очень толстый, они его с собой из Китая привозят и никак потом не утилизируют, — возмущается глава фермерского хозяйства „Солнечный зайчик“ Павел Суровешкин. — Работают почти всегда только по ночам. Прячутся». Фермер Суровешкин соглашается показать нам китайские угодья. Их бледно-розовыми теплицами, говорит, заставлен весь Белоярский район: «Натуральная оккупация. Ладно бы если что полезное производили. Так ведь их безвкусные помидоры есть невозможно. Химия одна. После них остается мертвая, отравленная земля». Китайские теплицы, стоящие вдоль дороги около поселка Храмцово уходят своими сводами куда-то далеко за горизонт. Местные уверены, что эти земли в аренду китайцам сдал депутат Заксобрания Свердловской области Илья Гаффнер, но он отнекивается. «Китайцев приютили бывший директор совхоза „Храмцовский“ Владимир Иванов и председатель ПСК „Брусянский“ Надежда Фефелова. А мой принцип — ни одного квадратного сантиметра китайцам не сдавать, — сообщил „URA.Ru“ по телефону Гаффнер, правда, тут же подозрительно заступился за гостей из КНР. — Некоторые наши производители овощей используют не меньше ядохимикатов, чем китайцы. В этом вопросе больше политики». Вокруг ни души. Спокойно заходим внутрь теплицы, осматриваем зеленые помидоры. Очевидцы говорят, они зреют за сутки, благодаря неизвестным ускорителям роста, которые иностранные «фермеры» привозят из КНР. «Это не сказки, я такое видел своими глазами, когда был на практике в Англии в Барнхаме, — подтвердит потом знакомый выпускник сельхозакадемии по имени Александр. — На ферме „Erick Wall“ нам давали специальную жидкость в чашке, мы надевали резиновые перчатки и терли веточку, на которой висела гроздь зеленых помидоров, на утро они были красными». Химикаты, кстати, обнаруживаются неподалеку в сарае. Мешки, бочки, канистры с неизвестной розовой жидкостью. Что это — понять невозможно, надписи сделаны на китайском языке (а по закону должно быть все по-русски). Внезапно появилась невесть откуда взявшаяся китаянка. Машет руками, давая понять, что фотографировать здесь нельзя, уводит нас из одного сарая в другой, показывает помидоры. Помыла один, дала попробовать. На вкус — дубовая пресная репа. С трудом понимаем, что она говорит: розовые по 25 рублей за килограмм, красные — 30, а их хозяин уехал в Екатеринбург. На вопрос кто хозяин — молчит. Больше по-русски ни слова. Перепугалась, насыпала целый мешок овощей и отказалась брать деньги. С учетом того, что с этих теплиц китайцы имеют миллионные прибыли, ничего удивительного. Только вокруг Храмцово, по подсчетам местных жителей, на порядка 30 га китайцы поставили теплицы и еще на 100 га высадили овощи в открытом грунте. А есть еще Чернобровка, Златогорово, Марамзино и так далее. При этом налогов они не платят, дорогие сертифицированные удобрения не применяют, на электричестве экономят. В одном месте, к примеру, они запитались от железной дороги, поставили трансформатор между Златогорово и Логиново. «Кто им дал это сделать, как, за какие деньги — я не знаю. Но я точно знаю, что их кто-то очень хорошо прикрывает, — говорит главный инженер ЗАО АПК „Белореченский“ Вячеслав Воробьев и смотрит на фотографии канистр с химией, которые мы сделали на китайских плантациях. — Это точно либо удобрения, либо яды. Не сертифицированные, а их непонятные, китайские. У нас в хозяйстве с сертифицированными химикатами работают специально обученные люди. Соблюдается технология, агрономы рассчитывают пестицидную нагрузку. Потом мы везем продукцию в лабораторию, получаем сертификат соответствия. А китайцы, естественно, ничего этого не делают. И не удивительно, что они двигают нас с капустой, с картошкой». «Это полное попустительство! — возмущается Воробьев. — Не хочу я говорить плохо про наше государство. Но нас они дрючат по полной, а эта братва, которая нас травит, живет хорошо» Политые неизвестными ядами и обработанные ускорителями роста помидоры вырастают безвкусными, водянистыми, с жесткими белыми прожилками. Даже Россельхознадзор, если очень захочет, не узнает, что там внутри. Дело в том, что у специалистов химико-токсикологической лаборатории службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору есть только определенные маркеры, способные выявить лишь 5-6 препаратов, разрешенных в России. Прайс лист из химико-токсикологической лаборатории Россельхознадзора удивляет ценами на услуги. Самое популярное исследование — выявление хлорорганических пестицидов — стоит почти 1000 рублей «Допустим, мы с вами купили овощи, решили их проверить. Нам сразу скажут — напишите, на что проверить. А мы откуда знаем? Ну проверим на нитраты, на остаточное количество пестицидов, и все! Мы не знаем то химвещество, которым они обрабатывают почву, поливают растения. И ни одна СЭС ничего не выявит. А у них такая химия, что даже трава потом не растет на месте, где теплица стояла. Никто не знает, что у нас будет отваливаться по прошествии времени», — говорит замдиректора «Белореченского» по реализации Ирина Надеждина и добавляет, что проблема еще и в том, что китайских фермеров официально не существует, а Роспотребнадзор не проверяет тех, у кого нет юридической организации. В отличие от Роспотребнадзора, Россельхознадзора, налоговой полиции, УФМС и прочих служб, перекупщики овощей знают, где найти китайских фермеров. Мы тоже их нашли, сев на хвост «Газели» с пермскими номерами. Приехали на окраину села Чернобровка. Во дворе убогого домика играл маленький китайский мальчик. Навстречу нам выбежал мужчина и сразу протянул сотовый телефон. На том конце трубки китаянка, вполне сносно говорящая на русском языке, представилась Катей. Мы спросили, можно ли купить у нее большую партию огурцов и помидоров, килограммов пятьсот. «Без проблем! Огурцы — 15 рублей, помидоры — 20 рублей, — ответила Катя. — Позвоните накануне, перед тем как приедете забирать. Оплата наличными, отдадите деньги мужчине, которого видите перед собой». Самое страшное, что все эти отравленные химикатами китайские овощи в итоге оказываются не только в многочисленных овощных ларьках Екатеринбурга, соседних городов и даже областей, но и на прилавках крупных торговых сетей. Они хоть и славятся серьезным контролем за поставщиками и продукцией, но против некоторых хитростей бессильны. Схема попадания отравы в сети проста — некий ИП, к примеру, Пупкин закупает партию отличных тепличных овощей у деревенской бабушки или фермера, после чего везет их на анализ, получает сертификат соответствия, называет себя сельхозпроизводителем, едет к китайцам, закупает у них овощи по 20 рублей и под этим сертификатом сдает в сеть по 50 рублей. Прикрыть эту лазейку можно только лишь при помощи регулярных выборочных проверок Роспотребнадзора и Россельхознадзора. Получить оперативный комментарий в Россельхознадзоре не удалось. В ведомстве не горели желанием разговаривать на тему китайских овощей и предложили записаться на прием к руководителю на следующей неделе. В Минсельхозе Свердловской области мы получили отписку. В ответ на вопрос о том, сколько тепличных хозяйств содержат граждане КНР, какой объем продукции они производят и куда она уходит, а также сколько овощей потребляют в год жители региона, чиновники привели пространные статистические данные. «В 2013 году сельскохозяйственными производителями области, включая население, произведено 4,3 тыс. тонн овощной продукции на площади 73,1 га весенних теплиц и утепленного грунта, — говорится в официальном письме Менсельхоза. — Министерство не ведет учета потребления жителями области овощной продукции, в том числе, выращенной под пленкой».
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...