04 декабря 2021
03 декабря 2021

«Можете подсчитать: труп ребенка — 500 рублей»

Газ в дом, что стал братской могилой для четверых детей семьи Агошковых, мог быть пущен по липовому акту. Его цена - две тысячи рублей

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Красный Адуй. Отравление детей
Фото:

Накануне похорон детей священника Виталия Агошкова из Красного Адуя в распоряжении «URA.Ru» оказалась информация, проливающая свет на причину произошедшей трагедии.

В пятницу, 22 мая, на кладбище у Среднеуральского женского монастыря похоронят детей настоятеля екатеринбургского храма Виталия Агошкова. Дети в возрасте пяти, восьми, 13 лет и 14 лет. Мать семейства — 40-летняя матушка Мария и ее 12-летний сын Трофим, находятся в коме в стабильном состоянии. Двое подростков — 16-летний Иван и 13-летняя Надежда — также госпитализированные, выжили и идут на поправку.

В рамках уголовного дела, возбужденного по факту причинения смерти по неосторожности (статья 109 УК РФ), уже проведен ряд первичных исследований. Газовщики — представители Верхнепышминского участка ОАО «Газпром газораспределение Екатеринбург» — сделали заявление, фактически обвинив Виталия Агошкова в том, что тот не уследил за газовым оборудованием. Обнаружено, что гофрированная труба, выводящая продукты горения, была прикреплена к газовому котлу с зазором, сама установка стояла в захламленном месте, а газоанализатор, отключающий подачу топлива в случае неисправности, не работал.

Впрочем, главное обвинение заключалось в том, что хозяин дома не обращался за обслуживанием пожаро- и взрывоопасного оборудования, установленного в доме в момент постройки еще в 2011 году. Семья священника заехала в коттедж в 2013 году.

«Уже сейчас даже по внешним признакам можно сказать, что причиной трагедии стало отсутствие в доме работающей вентиляции. Продукты горения, скапливаясь в доме, просто не удалялись. В то же время, если бы система работала, как надо, то никакие зазоры между котлом и дымоходом не стали бы причиной загазованности жилья. Сразу бросается в глаза, что гофрированная труба — это временная конструкция дымоудаления. С ней эксплуатация котла запрещена», — рассказал «URA.Ru» специалист Всероссийского добровольного пожарного общества (ВДПО), которое имеет лицензию на проверку работоспособности вентиляции и дымоходов.

С анонимным экспертом осторожно соглашается официальный представитель ВДПО Александр Сороколетовских, утверждающий, что проверку работоспособности вытяжки необходимо было проводить три раза в год: за 10 дней до начала отопительного сезона, в ходе его и спустя 10 дней после отключения отопления. Таково требование, изложенное в постановлении правительства РФ.

Собеседник агентства уверен, что таким образом косвенно подтверждается версия о том, что вентиляционные каналы и система дымоудаления никогда не проверялись и разрешение на установку давалось «вслепую».

«Представьте ситуацию, когда человеку надо поставить отопительный котел. Он идет в газоснабжающую организацию. В случае с Красным Адуем — это Верхнепышминский участок ОАО „Газпром газораспределение Екатеринбург“. Если газ уже подведен к дому, то логика простая: оборудование подключается к газу лишь после того, как будет проверена пропускная способность вентиляции. Обычно газовики тут же предлагают обратиться в одну-две-три конторы, которые имеют лицензии. Например, ВДПО и еще пару прикормленных структур.

По закону, к месту установки должен выехать специалист и все проверить, после чего заверить план вентиляции дома печатью. Документ подшивается к делу с абонентским номером потребителя газа и отдается инспектору технадзора снабжающего участка. Но это на бумаге. На практике план заверяется уполномоченной организации, не выходя из кабинета. По Верхней Пышме я знаю, что с 2011 года так делалось регулярно и выдано очень больщое количество разрешений. Цена акта — 2000 рублей. Если по делу Агошковых, то труп одного ребенка — 500 рублей. Дай бог, чтобы больше никто не погиб», — рассказывает другой собеседник, знающий связки газовиков и связанных с ними структур в Верхней Пышме. Он приводит пример: кроме ВДПО газовики предлагали желающим воспользоваться услугами двух разных предприятий с разными регистрационными номерами (ОГРН).

После резонансной трагедии во всей структуре газового монополиста начата внутренняя проверка, которую курирует сотрудник центрального офиса «Газпром газораспределение Екатеринбург» Сергей Зевайкин. Однако каких-либо конкретных комментариев, касающихся работы с лицензированными организации, от монополиста получить не удалось.

По формальным признакам, основными подозреваемыми по делу о гибели людей могут стать либо инспектор технадзора Верхнепышминского участка Мальцева, либо представитель лицензированной организации, не обеспечившей безопасность эксплуатации установки. В случае, если «проверявшим» окажется верхнепышминское отделение ВДПО (ныне расформированное), то расследование получит любопытный поворот. Как известно «URA.Ru», бывший руководитель филиала Владимир Мороз является фигурантом трех уголовных дел.

Накануне похорон детей священника Виталия Агошкова из Красного Адуя в распоряжении «URA.Ru» оказалась информация, проливающая свет на причину произошедшей трагедии. В пятницу, 22 мая, на кладбище у Среднеуральского женского монастыря похоронят детей настоятеля екатеринбургского храма Виталия Агошкова. Дети в возрасте пяти, восьми, 13 лет и 14 лет. Мать семейства — 40-летняя матушка Мария и ее 12-летний сын Трофим, находятся в коме в стабильном состоянии. Двое подростков — 16-летний Иван и 13-летняя Надежда — также госпитализированные, выжили и идут на поправку. В рамках уголовного дела, возбужденного по факту причинения смерти по неосторожности (статья 109 УК РФ), уже проведен ряд первичных исследований. Газовщики — представители Верхнепышминского участка ОАО «Газпром газораспределение Екатеринбург» — сделали заявление, фактически обвинив Виталия Агошкова в том, что тот не уследил за газовым оборудованием. Обнаружено, что гофрированная труба, выводящая продукты горения, была прикреплена к газовому котлу с зазором, сама установка стояла в захламленном месте, а газоанализатор, отключающий подачу топлива в случае неисправности, не работал. Впрочем, главное обвинение заключалось в том, что хозяин дома не обращался за обслуживанием пожаро- и взрывоопасного оборудования, установленного в доме в момент постройки еще в 2011 году. Семья священника заехала в коттедж в 2013 году. «Уже сейчас даже по внешним признакам можно сказать, что причиной трагедии стало отсутствие в доме работающей вентиляции. Продукты горения, скапливаясь в доме, просто не удалялись. В то же время, если бы система работала, как надо, то никакие зазоры между котлом и дымоходом не стали бы причиной загазованности жилья. Сразу бросается в глаза, что гофрированная труба — это временная конструкция дымоудаления. С ней эксплуатация котла запрещена», — рассказал «URA.Ru» специалист Всероссийского добровольного пожарного общества (ВДПО), которое имеет лицензию на проверку работоспособности вентиляции и дымоходов. С анонимным экспертом осторожно соглашается официальный представитель ВДПО Александр Сороколетовских, утверждающий, что проверку работоспособности вытяжки необходимо было проводить три раза в год: за 10 дней до начала отопительного сезона, в ходе его и спустя 10 дней после отключения отопления. Таково требование, изложенное в постановлении правительства РФ. Собеседник агентства уверен, что таким образом косвенно подтверждается версия о том, что вентиляционные каналы и система дымоудаления никогда не проверялись и разрешение на установку давалось «вслепую». «Представьте ситуацию, когда человеку надо поставить отопительный котел. Он идет в газоснабжающую организацию. В случае с Красным Адуем — это Верхнепышминский участок ОАО „Газпром газораспределение Екатеринбург“. Если газ уже подведен к дому, то логика простая: оборудование подключается к газу лишь после того, как будет проверена пропускная способность вентиляции. Обычно газовики тут же предлагают обратиться в одну-две-три конторы, которые имеют лицензии. Например, ВДПО и еще пару прикормленных структур. По закону, к месту установки должен выехать специалист и все проверить, после чего заверить план вентиляции дома печатью. Документ подшивается к делу с абонентским номером потребителя газа и отдается инспектору технадзора снабжающего участка. Но это на бумаге. На практике план заверяется уполномоченной организации, не выходя из кабинета. По Верхней Пышме я знаю, что с 2011 года так делалось регулярно и выдано очень больщое количество разрешений. Цена акта — 2000 рублей. Если по делу Агошковых, то труп одного ребенка — 500 рублей. Дай бог, чтобы больше никто не погиб», — рассказывает другой собеседник, знающий связки газовиков и связанных с ними структур в Верхней Пышме. Он приводит пример: кроме ВДПО газовики предлагали желающим воспользоваться услугами двух разных предприятий с разными регистрационными номерами (ОГРН). После резонансной трагедии во всей структуре газового монополиста начата внутренняя проверка, которую курирует сотрудник центрального офиса «Газпром газораспределение Екатеринбург» Сергей Зевайкин. Однако каких-либо конкретных комментариев, касающихся работы с лицензированными организации, от монополиста получить не удалось. По формальным признакам, основными подозреваемыми по делу о гибели людей могут стать либо инспектор технадзора Верхнепышминского участка Мальцева, либо представитель лицензированной организации, не обеспечившей безопасность эксплуатации установки. В случае, если «проверявшим» окажется верхнепышминское отделение ВДПО (ныне расформированное), то расследование получит любопытный поворот. Как известно «URA.Ru», бывший руководитель филиала Владимир Мороз является фигурантом трех уголовных дел.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...