«Сначала один небольшой дефолт, а потом как снежный ком»

Регионы УрФО больше не могут платить по своим долгам. Кто на Урале на грани банкротства - подсчитало "URA.Ru". Инфографика

© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
ПМЭФ-2014. Лица. Санкт-Петербург, силуанов антон, портрет
Российский Минфин РФ поставлен перед фактом: субъекты не справляются с долгами. И вслед за первым дефолтом Новгородской области могут последовать другиеФото: Александр Мамаев © URA.Ru

Дефолт Новгородской области — главная тема сегодняшнего дня. Это первый «звоночек» и прямой сигнал — у некоторых субъектов не осталось денег. В зоне риска оказались практически все регионы Большого Урала, долговая нагрузка которых зашкаливает, а власти едва справляются со своими обязательствами. Кто из уральцев опять берет миллиардные кредиты и кто уже попал в «красную зону» — читайте в материале «URA.Ru».

ЖОНГЛИРОВАНИЕ ЦИФРАМИ

То, чего власти боялись больше всего, случилось: первый субъект России допустил дефолт. Новгородская область не смогла выполнить свои обязательства и провести платеж по кредиту ВТБ. Институт управления социальными процессами Высшей школы экономики (ВШЭ) прогнозирует, что аналогичные процессы могут начаться как минимум в 20 субъектах РФ, где долговая нагрузка превысила 70% дохода.

Глава бюджетного комитета Заксобрания Свердловской области Владимир Терешков объясняет: когда объявляется технический дефолт, в регионе вводится прямое управление федерального центра. Счетная палата и Минфин РФ начинают ревизию всех обязательств, структуры бюджета. Часть обязательных расходов сохраняется с введением ограничений, все остальное «обнуляется» — долги под мегапроекты замораживаются, госимущество выставляется на продажу, чтобы вернуть в бюджет деньги. Дефолт означает, что регион больше не может взять деньги на рынке.

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников говорит, что при текущих экономических условиях риски дефолта региональных бюджетов очень высоки. «Связано это с общей архитектурой межбюджетных отношений, с их чрезмерной централизацией. В результате этого в регионах просто не остается денег для исполнения собственных полномочий. Это стратегическая проблема — если у нас будет продолжаться политика сверхцентрализации, то риски дефолтов никуда не денутся», — говорит Масленников.

Эксперты «URA.Ru» полагают, что технические дефолты возможны даже в территориях, которые до сих пор считались относительно стабильными. Но если, например, Новгородская область об этом практически прямо заявляет, то остальные пока предпочитают хранить молчание.

Примечательно, что Новгородской области в списке ВШЭ нет. Более того, этот проблемный регион оказался лишь во второй десятке списка Минфина РФ по доле дорогих банковских долгов в собственной структуре обязательств. А четыре региона УрФО в него вошли с гораздо худшими показателями.

Открывает «антирейтинг» Ямало-Ненецкий автономный округ, где коммерческие долги достигают — 90,3% от общего уровня нагрузки. На третьем месте оказалась Курганская область (73,2%), на восьмом — Челябинская (63%), а Свердловская — на одиннадцатой строчке (61,2%).

Риски неплатежей при этом возникают, если нарушено соотношение доходов к обязательствам. Средний допустимый уровень госдолга по отношению к доходам казны может колебаться в пределах 33,5%. Этот порог перешагнули три субъекта УрФО: Курганская область, где доля госдолга почти 52% к поступлениям, Челябинская область — 34,2% и Ямало-Ненецкий автономный округ 32,9%.

При этом, во всех регионах произошло резкое увеличение показателя долговой нагрузки в расчёте на каждого жителя. Максимальный показатель в Пермском крае, где темпы роста превысили 2000%, в Югре этот показатель составил 490%, в Курганской и Челябинской областях — 159% и 143%, соответственно.

СНИЗУ ВИДНЕЕ

Впрочем, в регионах не считают, что риски зашкаливают. В Курганской области уверены, что дефолт субъекту не грозит. Как сообщил «URA.Ru» вице-губернатор Зауралья Руслан Пустозеров, госдолг региона составляет 7,7 млрд рублей, в том числе бюджетные кредиты — 2 млрд рублей, коммерческие — 5,7 млрд рублей.

«У нас в этом году наступают только сроки погашения бюджетного кредита — 745 млн рублей. Мы перекредитовались в Минфине, получили такую же сумму и этими деньгами погасили кредит 4 июня. По коммерческим кредитам сроки у нас не наступили. Поэтому у нас в этом году ничего подобного, как в Новгородской области, не предвидится», — говорит Пустозеров.

Он утверждает, что кредиты брались таким образом, чтобы «не было накладок по возврату». Например, в этом году никаких выплат область больше не должна производить, в следующем предстоит погасить только 800 млн рублей по коммерческим кредитам. «Предельную планку дефицита бюджета в 15% мы перешагивать не будем», — обещает вице-губернатор.

Заксобрание ЯНАО и Кобылкин. Ямал. Салехард, кобылкин дмитрий
У ЯНАО огромные долги, но власти региона считают, что при их поступлениях в бюджетную систему территория справится с кредиторами Фото: Вячеслав Егоров © URA.Ru

В правительстве ЯНАО считают, что объем госдолга находится на экономически безопасном уровне. При этом окружной бюджет за 2014 год исполнен с профицитом, поэтому регион не планирует привлекать новых займов.

Standart & Poors в феврале 2015 года отнес Ямал к регионам с сильными показателями ликвидности, и в текущем году округ готов финансировать расходы без кассовых разрывов. В настоящее время трудностей с поступлением НДФЛ в бюджет округа не отмечено. По состоянию на 1 июня текущего года поступления НДФЛ в окружной бюджет превысили поступления за аналогичный период: 2014 года на 2%, 2013 года на 13%.

Тюменская область — исключение из правил. Регион входит в число субъектов РФ, где отмечена наименьшая нагрузка государственного долга на собственные доходы. Долговая нагрузка юга региона составляет менее 1 млрд рублей. «Заимствования у Минфина были очень давно, в середине нулевых. Сумма носила незначительный характер, сейчас долг реструктуризируется, и у нас очень комфортное состояние в этом вопросе», — сообщили «URA.Ru» в правительстве региона. Собеседник уточнил, что бюджет субъекта не имеет долгов перед коммерческими банками с 2000 года. Наращивать объем госдолга в правительстве не планируют, несмотря на выпадающие доходы, связанные с котировками на нефть.

Свердловская область имеет самый большой по сравнению с соседями уровень дефицита — почти 29 млрд рублей. И едва ли не самый большой госдолг — 40,4 млрд рублей, но по отношению к доходам этот показатель остается в пределах 25%. С прошлого года свердловский минфин сократил расходы по обслуживанию долгов на 1,2 млрд рублей, но сейчас ведомство начинает размещение двухгодичных займов на 10 млрд рублей. Эти деньги нужны на погашение текущих обязательств. Сумма разбита на несколько лотов по 500 тыс. рублей. Регион просит банки открыть возобновляемые кредитные линии со ставкой 16,5%. Источник «URA.Ru» в министерстве финансов Свердловской области поясняет, что в техдокументацию аукционов заложен пункт о возможности корректировки стоимости денег после понижения ключевой ставки, которое анонсировал Банк России.

В Минфине Челябинской области не видят причин для беспокойства. Губернатор Борис Дубровский сразу после своего назначения и.о. главы региона в феврале 2014 года объявил курс на строгую экономию. Итогом первого года работы было снижение дефицита областного бюджета втрое — с планируемых первоначально 12,3 млрд до 4,3 млрд рублей.

Правда, он был покрыт за счет банковских кредитов. По данным правительства, темпы роста долговой нагрузки в регионе на 5,3% меньше общероссийского показателя и на 15,4% меньше аналогичного показателя по УрФО. «Кредиты — это, традиционно, последнее, к чему мы прибегаем. По поручению губернатора Бориса Дубровского, долговая политика сохранит свой сдержанный характер. Мы будем решать эту задачу за счет дальнейшей оптимизации расходов, наращивания доходов и усовершенствования долговой политики. Будем искать альтернативные источники финансирования», — заметил министр финансов Челябинской области Андрей Пшеницын.

Галина Кулаченко, интервью. Екатеринбург, кулаченко галина
Свердловский минфин объявил конкурсы на получение в кредит 10 млрд рублей Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Между тем в начале апреля прошли 43 электронных аукциона для получения займов на общую сумму 11,5 млрд рублей со сроком погашения в три года. Максимальная ставка по каждому лоту не должна была превышать 24%. Тендеры объявлялись еще в феврале. В челябинском Минфине считают, что на тот момент обозначенные условия были «вполне адекватными сложившейся экономической ситуации» и последующее снижение ключевой ставки Центробанка уже «не могло повлиять на максимальные цены контрактов».

Основная часть аукционов, в которых заявился ВТБ, была признана несостоявшейся из-за отсутствия второго участника. Банк мог заключить договоры на первоначально обозначенных условиях, но, учитывая снижение ключевой ставки Центробанка, предложил меньший процент. Итогом электронных аукционов с участием ВТБ стало открытие 35 кредитных линий под 17,5% годовых на общую сумму более 10,4 млрд рублей. Из-за нестабильности рынка предусматривается минимальный период выборки — всего три месяца. По окончании этого срока, в случае стабилизации экономической ситуации в стране, минфин Челябинской области проведет новые торги среди банков, готовых предложить кредит на более привлекательных условиях.

В Пермском крае идет активное замещение банковских долгов на бюджетные. По состоянию на 1 апреля регион должен финансово-кредитным учреждениям 6,4 млрд рублей, при этом задолженность перед федеральным бюджетом выросла до 14,7 млрд. В марте 2015 года было заключено трехлетнее соглашение, по которому Пермский край получил кредит из федерального бюджета при условии, что дефицит регионального бюджета не превысит 12%. «Ситуация с кредитами, как коммерческими, так и бюджетными — не критическая. За 5 месяцев краевой бюджет исполнен с профицитом. Что касается кредитов коммерческим банкам, то сейчас долгов перед ними у региона нет», — говорит председатель правительства Пермского края Геннадий Тушнолобов.

Кто виноват и что делать?

«Появление долгов было закономерным, поскольку бюджеты территорий были выхолощены „майскими указами“, которые легли тяжелым бременем на регионы. Но у них при этом доходов не добавилось. При замедлении экономики многие регионы, которые были самодостаточными, вдруг стали дотационными.

Региональные власти начали набирать кредиты и оказались в патовой ситуации — закрывать старые долги новыми займами невозможно, возможности заменить их другими кредитами — нет, потому что стоимость денег оказалась слишком высокой», — говорит финансовый аналитик Константин Селянин.

С одной стороны, это здоровая ситуация. Если дефолтный пузырь прорывается, то регион получает шанс на внешнюю поддержку. С другой стороны, значительно возрастают политические и экономические риски. Дефолт чреват серьезными последствиями. Для населения регионов это означает сокращение бюджетной поддержки. Поэтому секвестр бюджетов неизбежен. Никита Масленников полагает, что под нож пойдут не пенсии и пособия, а расходы на образование и здравоохранение.

«Увы, это уже тренд на уровне федеральном. Ощутимый удар будет нанесен по инвестициям, начнут исчезать ранее работавшие налоговые льготы для малого и среднего бизнеса — это вполне нормально в ситуации, когда бюджет трещит по швам. Льготы перейдут в разряд „спящих“ — право вроде и есть, но пользоваться им регионы не будут, чтобы еще больше не ухудшить положение. Таким образом, ожидается достаточно длительная стагнация региональной экономики, потому как на сегодняшний день устойчивых источников роста не видно», — говорит он.

Примечательно, что основной тезис, который озвучивают регионы — это надежда на федеральную поддержку. О необходимости съездить в Москву и убедить правительство дать денег говорят во всех субъектах, кроме Тюменской области, но возникает вопрос, сможет ли столица поддержать все территории одновременно и хватит ли ресурсов на это. Председатель Экспертного совета Института региональной политики, профессор кафедры экономической и социальной географии географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова Ольга Кузнецова считает, что федеральные власти не допустят массового дефолта, поскольку это уничтожит инвестиционный климат России в целом.

Поэтому у федерального центра не остается выхода, кроме как поддержать территории деньгами.

Заседание совета по реализации программы «Здоровье уральцев», Екатеринбург, больница, реанимация
Аналитики считают, что реанимация финансовой системы в территориях начнется с сокращения расходов на образование и медицину Фото: Анна Майорова © URA.Ru

По прогнозам доктора политических наук, заведующего кафедры социально-гуманитарных дисциплин Воронежского филиала РЭУ им. Г.В. Плеханова Дмитрия Нечаева, федеральный центр может устроить в воспитательных целях серьезную выволочку за непомерные аппетиты для некоторых зарвавшихся региональных лидеров, включая возможные отставки. Но данный ракурс в целом не отменяет общего подхода по спасению преддефолтных субъектов РФ.

Председатель бюджетного комитета Законодательного собрания Пермского края Елена Зырянова напоминает, что дефолт в бюджетной системе — понятие достаточно условное. Она считает, что пока существует субсидиарная ответственность федерального бюджета за региональные.

«Смысл в том, что бюджетная система едина. Когда федеральное правительство видит, что на региональном уровне начинается финансовое напряжение, включается механизм межбюджетных трансфертов и выделения субсидий, кредитов. И пока у нас федеральный бюджет не имеет больших займов — а считается, что в России государственный долг наименьший за последнее время, намного меньше, чем в развитых странах — то дефолты на региональном уровне не грозят. Если говорить профессионально, то до дефолта далеко, и он может быть только федеральным», — объясняет эксперт.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...