{{userService.getUserParam('notifications_count')}} {{ userService.getUserParam('notifications_count')+1 }}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{ userService.getUserParam('notifications_count') }} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{userService.settingsPanel.errors.form}}
{{userService.settingsPanel.errors.name}}
{{userService.settingsPanel.errors.new_password}}
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
Это приватный фильм о любви. Горожане заметили, а охрана режимного объекта — нет
Подписаться
Не подписываться
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 66,89
Динамика за 2 недели
Евро 76,06
Динамика за 2 недели
Подпишись на URA.RU:
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{userService.email_subscribe.errors.email}}
{{userService.email_subscribe.msg}}
16 августа 2018
15 августа 2018
02:40  27 октября 2015 0

Врачи в Екатеринбурге «растили» болезнь ребенка, чтобы заработать

Тагильчане хотели помочь, а вскрыли циничную аферу. Минздрав уже расследует её

Арсений Ваганов
© Служба новостей «URA.RU»
Открытая лицензия 09.06.2015. Дети., дети
Вы еще складываете деньги в кубы с надписью «Помогите больному ребенку»? ПодумайтеФото: Pixabay

«URA.Ru» вскрыло циничную аферу — благотворительный фонд, аффилированный с ведущей свердловской больницей. Вы видели это объявление: «Больно всё время! Ребенок плачет ночами, а доктора не знают, как помочь». Оказалось страшнее. Врачи в Екатеринбурге «растили» болезнь ребенка, вздыхали и охали, пугали, что вылечить могут только иностранцы, и отправляли в фонд — собирать деньги. В фонде запугивали и также требовали денег. Вскрылось случайно: весь Нижний Тагил пытался помочь 10-летнему Артему Михееву, а один жертвователь захотел удостовериться, что деньги не украдут. И тут выяснилось: итальянские врачи знать не знают о пациенте, уральские — внаглую обманывают. Региональный минздрав начал свое расследование. И первый же вывод: операцию Михееву можно сделать в России БЕСПЛАТНО! Впору заинтересоваться прокуратуре. Что важно знать про страшный бизнес — в нашем материале.

Историю 10-летнего Артема Михеева знает если не вся Свердловская область, то Нижний Тагил точно. В местных СМИ и соцсетях начат сбор на лечение опухоли колена, которую никак не могут вылечить свердловские врачи. Их несостоятельность красочно иллюстрируют релизы детского фонда «Добрые сердца» (ДС). «Больно всё время! Ребенок плачет ночами, а доктора не знают, как помочь и избавить от мучений. Надо ли говорить, что чувствуют родители…» — выжимают слезу авторы текста, написанного кем-то из сотрудников благотворительной организации. Ее офис, между прочим, находится в Екатеринбурге, близ медгородка, на Юго-Западе. О том, почему это важно — ниже.

Людям, на которых подействовал релиз, предлагается внести посильную лепту. Собирают по принципу «кто сколько может», хотя сумма нужна большая — 18 500 евро по курсу 83 рубля за единицу европейской валюты. Деньги предлагается перечислять всеми удобными способами, включая взносы наличными рублями в специально установленные в людных местах кубы. Впрочем, в большинстве случаев основной площадкой для фандрайзинга (причем не только для Артема) становится интернет. Там (в том числе на сайте «ДС») и размещали документы, показывающие, что гемартроз правого коленного сустава, артерио- венозная мальформация тела Гоффа, интросиновинальная гемангиома — это не только страшно из-за «онкологического» окончания «-ома» в последнем слове, но и больно.

Впрочем, еще один акцент делался нам том, что в российских условиях эта болезнь неизлечима.

Действительно, в России юного тагильчанина не лечили. За ним наблюдали, видели, как росла опухоль из кровеносных сосудов под коленной чашечкой, как она разрушала сустав и удлинялась больная нога. Отец Артема Вячеслав Михеев говорит, что по больницам они мотались с 2011 года, а медики периодически откачивали из колена жидкость и больше ничего не делали. «Мы прошли всех врачей и в Нижнем Тагиле, и в Екатеринбурге. Были в НИИ ортопедии и травматологии имени Чаклина, стояли на учете в областной детской клинической больнице № 1 у главного детского хирурга Натальи Цап», — рассказывает о мытарствах отец ребенка. По его словам, и госпожа Цап, и детский хирург-онколог Сергей Тупоногов, и ортопед той же больницы Игорь Гомзин были уверены, что операция на колене нужна. Об этом говорили вслух, но не писали в заключении, а потому оперировать Артема никто из медиков не брался.

Родителям мальчика внушили, что прооперированная в этом возрасте нога остановится в росте и «засохнет». Проверить справедливость этого утверждения не представлялось возможным никому, поэтому спасением оказался благотворительных фонд «Добрые сердца». Туда Михеевым порекомендовал обратиться… Гомзин.

«Вот вам телефончик, вот адрес. Может быть, — сказал он нам, — там подберут зарубежного специалиста по типу „три в одном“ — и онколога, и сосудистого хирурга, и ортопеда».

А деваться нам было некуда: ребенок почти уже не мог нормально ходить», — рассказывает Вячеслав о событиях августа 2015 года.

К радости родителей, в фонде, находящемся в офисном здании в 10 минутах ходьбы от ОДКБ, на удивление быстро пошли навстречу. Практически сразу же в соцсетях была размещена вышеупомянутая душещипательная история про единственную надежду, которую дает итальянская клиника. Для усиления аргументации публиковался счет от некой медицинской службы Assimed group из итальянского города Понтераника. Для солидности текст был написан сразу на двух — русском и итальянском — языках. В документах, скрепленных синими печатями, говорилось, что «заочный МЕДИЦИНСКИЙ консилиум высоко специализированной детской ортопедической клиники в Италии» готов сделать артроскопическую операцию при наличии тех самых 18 тысяч 500 евро. Их предлагалось собрать жертвователям, перечисляя деньги на счет фонда.

О деньгах в документе, подписанном сеньорой Делией Кробу, говорилось в каждой строчке, но не это смутило одну из читательниц «URA.Ru». Своими подозрениями она поделилась с редакцией агентства.

«Я родом из Нижнего Тагила и стараюсь следить за событиями на родине. Про Артема я узнала в «Одноклассниках», увидела, что собирают на лечение деньги. Прежде всего мне показалось странным требование 100-процентной предоплаты. Ведь до начала лечения никто не скажет, сколько точно будет стоить операция. Странным показались и формулировки документа, внешне кажущегося грамотно составленным. В Италии есть интернет-сервис, благодаря которому можно быстро проверить реквизиты, в частности номер Partita IVA — присваиваемый индивидуальному предпринимателю вроде российского ОГРН. Так вот, по состоянию на август 2015 года совпадений представленных данных не было.

А в медицинских кругах об Assimed group вообще никто ничего не знал», — говорит Олеся Пантелеева, ныне живущая в Риме и работающая в медицинской сфере.

Ну, а Понтераника известен как захолустный городок на севере, где живет около 7 тысяч человек.

Пантелеева уверяет, что помыслы у нее были самые добрые: речь шла о крупной сумме денег, а мошенников в медицинской сфере полно везде. Подозрения усилились после нескольких звонков. «Прежде всего я связалась с волонтером фонда „Добрые сердца“ Анютой Барминой. Она мне сказала, что собранные деньги поступают на счет некоего Константина, итальянца, который якобы представляет интересы клиники. Меня она заверила, что все будет честно, а валютный счет получателя якобы проверяет итальянский Минюст. А это был полный бред. Какой Минюст, о чем вообще речь?! Потом я связалась уже и с самим Константином, который повел себя очень агрессивно. По-итальянски он говорил с акцентом, но по-русски общаться отказался и заявил, чтобы я немедленно отвязалась от семьи, иначе он пожалуется в полицию и обвинит меня в преследовании. Последний звонок я сделала Михеевым и услышала от отца Артема просьбу не вмешиваться. В противном случае итальянцы якобы откажутся от лечения ребенка», — рассказала Олеся.

В финансовую полицию — аналог российской налоговой инспекции — тагильчанка обращаться не стала из опасения навредить. «URA.Ru» решило завершить расследование.

Прежде всего интересовал сам фонд «Добрые сердца», созданный всего около года назад. Анализ юридического лица доступными средствами — базой данных «Картотека» ИД «Коммерсант» — позволял выяснить несколько любопытных деталей. Например, фигуры трех учредителей, из которых самой интересной оказалась Ольга Германовна Бывшева, ранее являвшаяся основательницей частной клиники с говорящим названием «Детский доктор». (Это ООО сейчас переписано на ее супруга.)

Но вот еще раньше Бывшева была одним из ведущих специалистов областной детской клинической больницы. Той самой, в которой наблюдавшимся Михеевым дали координаты фонда.

Пользователи интернета, которые «помнят» почти все, знают Ольгу Бывшеву как высококвалифицированного диагноста в области УЗИ. Кого-то еще удивит хорошая память ортопеда Игоря Гомзина, давшего визитку фонда?

«Неудивительно! Бывших врачей, как и чекистов, не бывает. Связи работают, это очевидно», — сообщил источник «URA.Ru» в свердловском минздраве.

Два других учредителя — Анна Тронина и Светлана Гайдук (она же и гендиректор) не примечательны ничем. Ни та, ни другая в отличие от Бывшевой, с медициной не связаны. Впрочем, на личной страничке госпожи Гайдук в соцсети «ВКонтакте» в личных данных была запись о том, что хозяйка аккаунта владеет несколькими европейскими языками. Полезный навык для гендиректора благотворительного фонда в общении с иностранными клиниками. Все бы хорошо, но после общения с корреспондентом «URA.Ru» эта запись исчезла.

На минувшей неделе к расследованию удалось подключить и Минздрав Свердловской области, официальный представитель которого, Константин Шестаков, сделал сразу несколько заявлений.

«Обозначенный в карте Артема Михеева диагноз лечится абсолютно бесплатно в России. Это во-первых.

Во-вторых, мы такого ребенка не знаем. На учет в минздрав области его родители не вставали, с жалобами на оказание медицинской помощи не обращались. Если он наблюдался в ОДКБ, то пусть обратится к нам. Могу сказать, что существует устоявшаяся практика: если нужна высокотехнологичная помощь, то при невозможности оказать её на уровне региона пациента отправляем в Москву или Санкт-Петербург. Если не помогают и там, тогда федеральный Минздрав договаривается с зарубежными клиниками, с которыми сотрудничает. А что касается таких фондов, то с ними все понятно.

Вам же известно, что по закону 20% собранных средств могут уходить на собственные нужды фонда? Вот все и стали проявлять участие к больным детям и просить: «Дайте нам пациентов»», — сообщил господин Шестаков.

А еще один источник в минздраве уверен, что из всех вновь открытых благотворительных фондов треть просто зарабатывает деньги. К слову, менее чем за год фонд «Добрые сердца» собрал более 5 млн рублей пожертвований от граждан и организаций.

«Наглое жулье. Родителям мальчика нужно не пугаться и отказываться от услуг этого фонда. Конечно, есть 50-процентный шанс, что деньги ухнут и их просто потеряют. Но, скорее всего, речь идет о посреднике, который возьмет себе долю. Вообще же — это за гранью добра и зла, когда вместо того, чтобы предлагать деньги, этих денег требуют. Тогда

это не фонд вообще, а просто представительство инофирмы, выдающее себя за благотворительное НКО.

Фонд в первую очередь должен сказать: «Вот, есть такие-то варианты. Мы умеем отправлять в одну клинику, если вам не годится — идите к другим»», — поделился своими соображениями основатель интернет-издания «Лента.ру» Антон Носик, известный своим акциями по сбору средств на лечение не только детей, но и взрослых. Он уверен, что родителей банально доят и им стоит лишь «нагуглить» клинику, списаться с ней и уже тогда обращаться в фонд за поиском денег.

Между тем точки на i расставил поход в офис «Доброго сердца», который находится по адресу Волгоградская, 193. В комнате на третьем этаже офисного муравейника меня встречает директор фонда Сергей Медовщиков, сам когда-то потерявший одну из своих дочерей-близняшек. У девочки была патология сердца, и ее не спасли даже в Италии. Мой собеседник уже наслышан не только об интересе нашего агентства к этой истории, но и к разборкам, устроенным областным минздравом. «Здорово вы волну подняли, — говорит он, здороваясь. — Уже все на ушах стоят. Может быть? что-то и сдвинется с места. Вылечат, наконец, парня».

На просьбу показать документы, Медовщиков достает папку с бумагами — с приглашением в Италию, с медицинскими бумагами и копией договора, заключенного с Assimed group, но… с лечением во вполне респектабельной клинике Istituto Clinico Humanitas, находящейся в Милане. При этом искомые 18,5 тысяч евро должны уйти на банковский счет все той же Assimed group, расположенной в итальянском захолустье, выступающей посредником в расчетах. Впрочем, не только: по тому же адресу нужно было отправить медицинскую документацию, что родители Артема и сделали.

Скопировать документы Сергей не дал («конфиденциальная информация»), но даже из беглого изучения было понятно, что посредник никакой ответственности за лечение, во-первых не несет и, во-вторых, готов предоставить лишь один день пребывания в стационаре.

Прощаясь, я задал господину Медовщикову один-единственный вопрос: «Сергей, а зачем же вам посредник? Ведь можно же как-то без него?»

Ответ обескуражил: «Простите, но я ведь не знаю ни итальянского, ни английского языка. Как я буду общаться?» Гендиректор Светлана Гайдук, как выясняется, европейских языков тоже не знает. Уже.

P. S. Готовясь к публикации этого материала, мы в течение 15 минут обнаружили русскоязычную версию сайта клиники Istituto Clinico Humanitas и в течение двух часов связались с русскоязычной службой поддержки. Собеседница из Италии, представившаяся Татьяной Малышка, попросила для уточнения сметы, сразу сообщив, что документы от Михеевых она не получала и про Assimed group слышит впервые в жизни. Сама же Олеся Пантелеева нашла клинику, где подобную операцию смогли бы сделать вдвое дешевле.

1. Исковые требования удовлетворить. 2. Признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию благотворительного детского фонда «ДОБРЫЕ СЕРДЦА» сведения, распространенные редакцией «Ура.ру» в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет на сайте электронного периодического издания «Ура.ру», находящегося в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет по адресу: http://ura.ru/articles/1036266185, в статье: «Наглое жулье! Врачи в Екатеринбурге „растили“ болезнь ребенка, чтобы заработать», а именно: 1) «URA.Ru» вскрыло циничную аферу — благотворительный фонд, аффилированный с ведущей свердловской больницей. 2) В фонде запугивали и также требовали денег. 3) Что важно знать про страшный бизнес — в нашем материале. 4) Еще один источник в Минздраве уверен, что из всех вновь открытых благотворительных фондов треть просто зарабатывает деньги. К слову, менее чем за год фонд «Добрые сердца» собрал более 5 млн рублей пожертвований от граждан и организаций. 5) Прощаясь, я задал господину Медовщикову один-единственный вопрос: «Сергей, а зачем же вам посредник? Ведь можно же как-то без него?» Ответ обескуражил: «Простите, но я ведь не знаю ни итальянского, ни английского языка. Как я буду общаться?» Гендиректор Светлана Гайдук, как выясняется, европейских языков тоже не знает. Уже. Готовясь к публикации этого материала, мы в течение 15 минут обнаружили русскоязычную версию сайта клиники Istituto Clinico Humanitas и в течение двух часов связались с русскоязычной службой поддержки. Собеседница из Италии, представившаяся Татьяной Малышка, попросила для уточнения сметы, сразу сообщив, что документы от Михеевых она не получала и про Assimed group слышит впервые в жизни. Сама же Олеся Пантелеева нашла клинику, где подобную операцию смогли бы сделать вдвое дешевле. 3. Обязать общество с ограниченной ответственностью «УРА.РУ» в течение 5 дней со дня вступления решения по настоящему делу в законную силу разместить в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет на сайте электронного периодического издания «Ура.ру», находящегося в информационной телекоммуникационной сети общего пользования Интернет по адресу: www.ura.ru, резолютивную часть решения суда, разместив её на том же месте и тем же шрифтом, что и спорные сведения, на срок не менее срока нахождения на сайте указанных недостоверных сведений. 4. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «УРА.РУ» в пользу благотворительного детского фонда «ДОБРЫЕ СЕРДЦА» 6 000 (шесть тысяч) руб. в возмещение государственной пошлины, уплаченной при подаче иска. 5. Взыскать с Ваганова Арсения Викторовича в пользу благотворительного детского фонда «ДОБРЫЕ СЕРДЦА» 6 000 (шесть тысяч) руб. в возмещение государственной пошлины, уплаченной при подаче иска. 6. Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции. 7. Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения (изготовления его в полном объеме). Апелляционная жалоба подается в арбитражный суд апелляционной инстанции через арбитражный суд, принявший решение. Апелляционная жалоба также может быть подана посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети «Интернет» http://ekaterinburg.arbitr.ru. В случае обжалования решения в порядке апелляционного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения дела можно получить на интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда http://17aas.arbitr.ru. 8. С информацией о дате и времени выдачи исполнительного листа канцелярией суда можно ознакомиться в сервисе «Картотека арбитражных дел» в карточке дела в документе «Дополнение». В случае неполучения взыскателем исполнительного листа в здании суда в назначенную дату, исполнительный лист не позднее следующего рабочего дня будет направлен по юридическому адресу взыскателя заказным письмом с уведомлением о вручении. Взыскатель может обратиться в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа нарочно в иную дату. Указанное заявление должно поступить в суд не позднее даты, указанной в карточке дела в документе «Дополнение». В случае если до вступления судебного акта в законную силу поступит апелляционная жалоба, (за исключением дел, рассматриваемых в порядке упрощенного производства) исполнительный лист выдается только после вступления судебного акта в законную силу. В этом случае дополнительная информация о дате и времени выдачи исполнительного листа будет размещена в карточке дела «Дополнение».

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
из сюжета
{{item.story_prev.date}}
ПРЕДЫДУЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
{{item.story_next.date}}
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
Система Orphus
Загрузка...

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
другие новости сюжета
{{item_print.story_prev.date}}
{{item_print.story_next.date}}
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров