Как слесари и охранники зарабатывают в Сирии полмиллиона в месяц

Откровенный рассказ пермяка: какие бывают ЧВК, как туда попадают и сколько бойцов умирает

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Учения Антитеррористического комитета ФСБ
Жители Перми едут воевать в Сирию ради денегФото: Вадим Ахметов © URA.RU

Жители Перми устраиваются в частные военные компании, чтобы воевать в Сирии. Информация об этом не придается огласке, а участники боевых действий стараются о них не распространяться. С одним из них удалось пообщаться корреспонденту «URA.RU». Иван Тиунов (имя и фамилия изменены по просьбе спикера -«URA.RU») рассказал о том, сколько пермяков воюет в Сирийской арабской республике, что движет ими и каковы их шансы вернуться из горячей точки живыми.

 — Как попадают в частные военные компании?

 — Вербовки никакой нет. Мы не наемники. Любую информацию при желании можно найти в интернете. Через знакомых многие устраиваются. Берешь загранпаспорт, приезжаешь в Сирию как обычный турист. Там нас встречает специальный человек.

Сдаешь нормативы ФИЗО, заполняешь анкету. Если все в порядке, ты принят. Есть правда, ограничение к возрасту кандидата — до 40 лет.

Я, к примеру, работал в Сирии в двух частных военных компаниях. Одна из них называется «Редут-антитеррор». Но с известной ЧВК «Вагнера» она никак не связана. Курируют ее лица, непосредственно связанные с министерством обороны РФ.

Антитеррористические учения «Мирная миссия - 2018». Челябинск
В пророссийских ЧВК работает сейчас около 50 жителей Перми
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

У меня с этой ЧВК заключен контракт на один год. У всех нас есть в Сирии знакомые, которые могут позвонить и вызвать на работу. Но это добровольное дело. Я могу отказаться. Контрактом это предусмотрено.

— С какого времени вы начали работать в ЧВК?

 — Все работают с Донбасса, с 2014 года. Сначала мы ехали туда добровольцами, позже устроились в частную военную компанию. Все едут за деньгами.

 — Сколько ЧВК платит вам за работу?

 — За первую командировку (пять месяцев) я получил 2,5 млн рублей.

 — А кем работали раньше вы и ваши соратники?

—Кто слесарем работал на гражданке, кто охранником. У большинства «рабочие специальности».

— Какие задачи перед вами ставятся в Сирии?

Клипарт depositphotos.com
Со стороны террористов можно столкнуться и с гражданами стран бывшего СССР
Фото: depositphotos.com

 — Мы воюем с мировым терроризмом: ИГИЛ, Джебхат ан — Нусра (террористические группировки, запрещенные в Российской Федерации — «URA.RU»). Мы не воюем против мирного населения. Перед нами ставятся задачи очистить Сирию от экстремистов. Например, взять штурмом город, в котором они засели. А там поверьте мне, не два-три человека. Это обычная война. То, что пишут журналисты — про отвоевывание нефтяных вышек — это неправда.

— Со стороны так называемых террористов вам доводилось встречать наемников — граждан России?

 — Нет. Граждане стран бывшего СССР там воюют, да. Таджики, узбеки. Но они больше идейные.

— Расскажите в каких условиях в Сирии вы находились?

 — Жили в обычных армейских палатках по восемь человек. Кондиционеров не было, но душ был — из водяных баков. Воду привозили хорошую, питьевую. На каждый взвод полагался кубометр воды. Кормили отлично. Питание трехразовое — завтрак, обед, ужин. Выдавали обычные офицерские сухпайки. В него входит каша, тушенка, суп, чай, кофе, какие-то сладости.

Клипарт pickupimage. miliman
Пермяки утверждают, что идут в ЧВК, чтобы заработать денег
Фото: miliman

В свободное время делали самодельные брусья, турники, занимались физкультурой. Но все-таки мы приезжали на работу, в районы боевых действий. А сразу после завершения командировки нас отвозили в аэропорт Латакия и отправляли на родину.

— Сколько сейчас на территории Сирии постоянно присутствует пермяков?

 — 50 человек. Большинство из них имеет большой боевой опыт в горячих точках. Это не случайные люди. Все себя зарекомендовали в Чечне, на Донбассе. Отбор очень строгий.

 — Какова их судьба?

 — Некоторые вернулись домой. Сейчас работают на гражданке, кто-то продолжает работать в Сирии, кто-то погиб.

 — Сколько человек из Перми уже погибло в Сирии?

 — 13 человек. Это только жители Перми. Знаю, что и из [Пермского] края ехали туда ребята, но не слежу за их судьбой.

Клипарт depositphotos.com
Вернуться живым из Сирии удается не всем наемникам
Фото: depositphotos.com

 — Сколько сейчас российских ЧВК воюет на территории Сирии?

 — Порядка пяти.

 — Почему широко известна только ЧВК «Вагнера», а об остальных крайне мало информации? Можете назвать, какие еще существуют компании и могут ли они составить конкуренцию «вагнеровцам»?

 — ЧВК «Вагнера» просто слишком сильно засветилась, но она на самом деле самая сильная. И ребята в ней работают более подготовленные. Другим российским ЧВК сложно с ней конкурировать. Ее хорошо знают и за рубежом. Из западных конкурентов с ней может соперничать частная американская компания Black Waters.

— Та информация, которую публикуют СМИ о погибшем 15 июля пермяке с позывным «Танкист» — правда?

— Да. Алексей действительно родом из Перми, работал в охране, проходил службу в мотострелковых войсках. Мы с Алексеем были очень хорошо знакомы. Он был хороший друг, товарищ и отличный солдат. Был женат.

 — Также была информация, что он был завербован частной военной компанией, которая называется «ЩИТ». Как он в нее попал?

 — На самом компания называется «Редут-антитеррор», о которой я уже сказал.

 — Его жена знала, где он находится и чем занимается?

— Да, его жене уже выплатили компенсацию. Пять миллионов рублей. Кто выплатил, я не могу сказать.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...