Мигранты устраивают «черную кассу»: «1,5 года и — жилье в России»

Диаспоры и семейные кубышки помогают гастарбайтерам приобретать квартиры, машины и бизнес

© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Виды Екатеринбурга, гастрабайтеры, строители, дорожные рабочие, мигранты, дорожные работы, разнорабочие, гастарбайтеры, брусчатка, строительные работы, ремонт дороги, площадь1905 года, рабочие
Деньги на покупку жилья мигрантам выделяют из общего семейного или общинного бюджета Фото:

Мигранты из стран СНГ могут купить квартиру в России без ипотеки и крупных кредитов за счет общей или «черной кассы», сформированной сотнями земляков и десятками родственников. За счет высокого уровня взаимопомощи внутри общины переселенцы в Россию способны не только приобрести недвижимость в Москве или Подмосковье, но и открыть практически с нуля собственный бизнес. О том, кто держит общую кассу и на какие нужды ее можно потратить — в материале URA.RU.

В начале 2022 года тема переселения массы мигрантов поднялась в подмосковном Обнинске, где уже сейчас проживает около 30 тысяч приезжих. Уже после получения гражданства новые россияне претендуют и на социальные пособия — так государство помогает гражданам бывшего СССР. Дотаций не всегда хватает, поэтому мигранты пользуются своим ресурсами, которые порой впечатляют тех, кто не знает тонкости внутринациональных отношений.

Маршрутки. Челябинск
В России мигранты могут получить работу, чего нет в провинциях центрально-азиатских государств
Фото:

Новые россияне и их «общак»

Руководитель таджикской диаспоры и председатель Ассоциации национально-культурных объединений в Свердловской области Фарух Мирзоев отметил, что у различных диаспор существует своеобразная касса помощи. «„Общаком“ назвать это сложно, потому что цели и задачи стоят другие. Среди них — поддержать бизнес или помочь человеку, который только приезжает. Такие традиции существуют у большинства кавказских и восточных диаспор в России. Внутри диаспоры они живут дружно и готовы помочь друг другу. Если же смотреть по украинцам, белорусам или другим национально-культурным группам, то у них таких традиций не наблюдается», — отметил он.

Аналоги «общака» у приезжих из Средней Азии формируются не только на уровне официальных диаспор, но и в частном порядке на уровне семьи. Благодаря этому, приезжающие в Россию мигранты имеют большую поддержку от членов собственных семей, и им гораздо проще ассимилироваться в России в моральном и материальном плане.

Члены больших семей из Средней Азии имеют некий «общак», куда каждый член семьи независимо от того, где бы он ни находился и кем бы ни работал, обязан скидывать часть от своего дохода.

Средства, собранные в общую кассу семьи, справедливо распределяются между ее членами — идут на организацию свадьбы или приобретение жилья, похороны и другие крупные траты, рассказывает таксист Саид, живущий в Санкт-Петербурге.

Трудовые мигранты в "Испанских кварталах" и Новой Москве. Москва
В качестве держателя кассы обычно выбирается авторитетный человек с хорошей репутацией
Фото:

«В Питере у меня живут четверо родных братьев, а также двоюродные сестры и братья. Я и еще два брата работаем в такси, четвертый занялся ремонтами. Честно скажу тоски по родине у нас нет. Тут больше возможностей, да и родни с друзьями много. При этом домой стараемся наведываться. По нашей традиции младшему брату достается в наследство родительский дом, и он должен жить с родителями и ухаживать за ними в старости. Остальные же братья едут на заработки, но вносят часть от заработка в общий семейный бюджет, который находится под контролем старшего. Главный в семье, как правило, старший из мужчин. Он и распределяет деньги на крупные траты, определяя потребности каждого», — говорит Саид.

В случаях же когда общая касса ведется не у семьи, а у представителей целой общины, в качестве держателя средств выбирается авторитетный человек с хорошей репутацией.

«В таких случаях даже формируется своего рода ревизионная комиссия из нескольких человек. Если это серьезная организация, то кассу держит безупречный человек с чистой репутацией. Такую ответственность на себя не каждый возьмет, потому что сразу возникают слухи о тратах этих денег. Поэтому мы, например, такую кассу не держим, а формируем лишь в случае необходимости», — отметил Мирзоев.

Питерская квартира для Саида

По словам Саида из Санкт-Петербурга, деньги в семейном «общаке» распределяются справедливо, а вносит туда каждый по мере своих возможностей. «Я и мои братья зарабатываем по-разному, поэтому вносим в общий бюджет определенный процент своего дохода. Конечно, это большая часть того, что мы здесь зарабатываем, а на жизнь оставляем необходимый минимум. Мы не пьем, не ведем разгульный образ жизни, а живем с двумя из братьев в одной квартире, что позволяет нам сэкономить. Несмотря на то, что в таком городе, как Питер куча соблазнов и есть куда потратить деньги, нам совсем не жалко отдавать большую часть дохода в „общак“, поскольку именно его наличие позволяет в дальнейшем быстро обзавестись жильем и решить другие проблемы», — отметил он.

В качестве примера Саид привел старшего брата, который прожив в Петербурге полтора года, уже купил себе квартиру. «Деньги на покупку жилья выделили из общего семейного бюджета. Квартира небольшая, но он уже живет там со своей семьей. Следующий на очереди я.

У меня есть знакомые русские ребята, приехавшие в Питер из других городов, и я знаю, что у них жилищный вопрос решается гораздо сложнее. Приходится брать ипотеку, тянуть эту лямку годами. Нам в этом плане бывает проще.

Опять же отмечу, что не все в Киргизии и в Средней Азии сохраняют этот уклад. Многие уже стараются отделиться, жить своими отдельными семьями, где им никто не будет указывать. Но решать какие-то вопросы финансового характера им в разы сложнее», — подчеркивает собеседник агентства.

Строительство объектов Всемирных студенческих игр 2023 года. Екатеринбург
В ряде случаев общая касса может помощь не только избежать нищеты, но и открыть свой бизнес с нуля
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Саид отметил, что семья постоянно обрастает новым родственными связями за счет браков. Например, его семья насчитывает почти семьдесят человек четырех поколений. В результате бюджеты объединяются. На эти средства решаются не только жилищные проблемы, но и открывается бизнес, который приносит в семейную копилку еще больше средств. При этом главенство старшего в семье неоспоримо, а ослушание может караться отлучением от возможностей, которые дает семейный бюджет.

По словам Мирзоева, у таджикской диаспоры в Свердловской области как таковой кассы взаимопомощи нет, но есть отложенные средства на «черный день». «Они используются если кто-то погиб, умер или серьезно заболел. Это не носит глобального масштаба. Этим чаще всего не занимается целая диаспора. Внутри диаспоры есть землячества- выходцы из одной деревни или района. Как, пример, если бы за границей 100-200 жителей Санкт-Петербурга организовали кассу взаимопомощи, чтобы помочь своим землякам. Также и у таджиков, если они из одного района или деревни скидываются деньгами на «черный день» и также могут помочь в адаптации приезжающего земляка в России. Потом тот возвращает часть или всю сумму. У таджиков, например, все это решается по совести: если есть возможность — он вернет. Но это дело чести, — рассказал он.

Мирзоев уточнил, что в среднем помощь землякам не превышает и полумиллиона рублей. «В плане похорон помощь может варьироваться в пределах максимум 100-200 тысяч рублей. Это обычно проходит безвозмездно. По личным проблемам обычно помогают родственники. Землячество в такие проблемы не лезет. Мы избегаем этого, потому что будет огромный поток и приведет к опасным прецедентам. Со всей России будут съезжаться, а люди отказать не смогут», — рассказал глава диаспоры.

Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Станислав Притчин отметил, что для понимания причин формирования таких традиций нужно знать специфику центрально-азиатских обществ. «Они, как правило, общинные. Когда они уезжают в другую страну, например в Россию, они оказываются в новой реальности. Особую остроту придает то, что в Россию едут из глубинки или провинций, где в том числе нет работы. Соответственно это сказывается на уровне образования мигрантов. Он гораздо ниже, чем в столицах центрально-азиатских государств.

В таких условиях клановые связи имеют очень большое значение. То, что присутствуют кассы взаимопомощи — это ответ на довольно суровые условия работы для ребят, которые приезжают в Россию. У них, как правило, нет никаких гарантий, что они смогут заработать», — уточнил Станислав Притчин.

Праздник народов Урала в парке "Таганская слобода". Екатеринбург
В среднем помощь землякам со стороны диаспоры не превышает и полумиллиона рублей
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Большая семья — больше денег

Однако есть примеры, когда семьи Средней Азии уходят от традиционного патриархального уклада семей и все больше стремятся к обособленности по европейскому типу, предусматривающую большую свободу в принятии важных жизненных решений. Гульнара, трудящаяся в одной из клининговых компаний Екатеринбурга, рассказала, что патриархальный уклад семьи в Киргизии, подразумевающий наличие общего семейного бюджета, уже не так сильно распространен, как это было еще пару десятилетий назад.

«Киргизия все больше становится похожей на европейскую страну по укладу жизни. То, о чем спрашиваете вы, характерно для провинций, отдаленных от больших городов. Там эти традиции сохраняются. Мы же с мужем родились и выросли в Бишкеке. Познакомились и спустя некоторое время поженились. Когда родились дети, приняли решение переехать в Россию. Здесь у меня уже жила сестра. Поначалу жили на съемном жилье, а уже затем немного встали на ноги и приобрели квартиру в ипотеку. Никакого „общака“, куда нам нужно было бы скидывать деньги, у нас нет. Мои родители уже скончались, а муж старается помогать своим, живущим в Бишкеке. У супруга есть еще один брат, живущий в Киргизии. С родней мы конечно общаемся тесно, но в финансовом плане приходится рассчитывать лишь на себя», — рассказывает Гульнара.

Семья уже получила российское гражданство, а с рождением третьего ребенка получили возможность рассчитывать на социальные выплаты, положенные многодетным семьям. «Жизнь в России отдельной семьей на протяжении долгого времени, а затем и получение российского гражданства постепенно размывает крепкие семейные узы и связь с родиной. С годами это станет еще заметнее, а наши дети уже будут полноценными россиянами, выросшими здесь в местной культуре. Наверное, поддержка большой семьи — это отличное подспорье, но насколько я знаю — это накладывает значительные ограничения на всех ее членов, а в особенности на женщин. Они должны быть послушны, быть при муже и зачастую обязаны лишь следить за домом и обеспечивать тыл работающим мужчинам. Лично мне хочется быть более самостоятельной при принятии решений, касающихся моей жизни и жизни моих детей. Поэтому текущее положение мне кажется более выгодным, пусть даже за плечами нашей семьи нет хорошей материальной поддержки», — резюмирует Гульнара.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями России и Урала в telegram-канале URA.RU и получайте все самые важные известия с доставкой в вашу почту в нашей ежедневной рассылке.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на telegram-канал URA.RU
Подписаться
Мигранты из стран СНГ могут купить квартиру в России без ипотеки и крупных кредитов за счет общей или «черной кассы», сформированной сотнями земляков и десятками родственников. За счет высокого уровня взаимопомощи внутри общины переселенцы в Россию способны не только приобрести недвижимость в Москве или Подмосковье, но и открыть практически с нуля собственный бизнес. О том, кто держит общую кассу и на какие нужды ее можно потратить — в материале URA.RU. В начале 2022 года тема переселения массы мигрантов поднялась в подмосковном Обнинске, где уже сейчас проживает около 30 тысяч приезжих. Уже после получения гражданства новые россияне претендуют и на социальные пособия — так государство помогает гражданам бывшего СССР. Дотаций не всегда хватает, поэтому мигранты пользуются своим ресурсами, которые порой впечатляют тех, кто не знает тонкости внутринациональных отношений. Новые россияне и их «общак» Руководитель таджикской диаспоры и председатель Ассоциации национально-культурных объединений в Свердловской области Фарух Мирзоев отметил, что у различных диаспор существует своеобразная касса помощи. «„Общаком“ назвать это сложно, потому что цели и задачи стоят другие. Среди них — поддержать бизнес или помочь человеку, который только приезжает. Такие традиции существуют у большинства кавказских и восточных диаспор в России. Внутри диаспоры они живут дружно и готовы помочь друг другу. Если же смотреть по украинцам, белорусам или другим национально-культурным группам, то у них таких традиций не наблюдается», — отметил он. Аналоги «общака» у приезжих из Средней Азии формируются не только на уровне официальных диаспор, но и в частном порядке на уровне семьи. Благодаря этому, приезжающие в Россию мигранты имеют большую поддержку от членов собственных семей, и им гораздо проще ассимилироваться в России в моральном и материальном плане. Члены больших семей из Средней Азии имеют некий «общак», куда каждый член семьи независимо от того, где бы он ни находился и кем бы ни работал, обязан скидывать часть от своего дохода. Средства, собранные в общую кассу семьи, справедливо распределяются между ее членами — идут на организацию свадьбы или приобретение жилья, похороны и другие крупные траты, рассказывает таксист Саид, живущий в Санкт-Петербурге. «В Питере у меня живут четверо родных братьев, а также двоюродные сестры и братья. Я и еще два брата работаем в такси, четвертый занялся ремонтами. Честно скажу тоски по родине у нас нет. Тут больше возможностей, да и родни с друзьями много. При этом домой стараемся наведываться. По нашей традиции младшему брату достается в наследство родительский дом, и он должен жить с родителями и ухаживать за ними в старости. Остальные же братья едут на заработки, но вносят часть от заработка в общий семейный бюджет, который находится под контролем старшего. Главный в семье, как правило, старший из мужчин. Он и распределяет деньги на крупные траты, определяя потребности каждого», — говорит Саид. В случаях же когда общая касса ведется не у семьи, а у представителей целой общины, в качестве держателя средств выбирается авторитетный человек с хорошей репутацией. «В таких случаях даже формируется своего рода ревизионная комиссия из нескольких человек. Если это серьезная организация, то кассу держит безупречный человек с чистой репутацией. Такую ответственность на себя не каждый возьмет, потому что сразу возникают слухи о тратах этих денег. Поэтому мы, например, такую кассу не держим, а формируем лишь в случае необходимости», — отметил Мирзоев. Питерская квартира для Саида По словам Саида из Санкт-Петербурга, деньги в семейном «общаке» распределяются справедливо, а вносит туда каждый по мере своих возможностей. «Я и мои братья зарабатываем по-разному, поэтому вносим в общий бюджет определенный процент своего дохода. Конечно, это большая часть того, что мы здесь зарабатываем, а на жизнь оставляем необходимый минимум. Мы не пьем, не ведем разгульный образ жизни, а живем с двумя из братьев в одной квартире, что позволяет нам сэкономить. Несмотря на то, что в таком городе, как Питер куча соблазнов и есть куда потратить деньги, нам совсем не жалко отдавать большую часть дохода в „общак“, поскольку именно его наличие позволяет в дальнейшем быстро обзавестись жильем и решить другие проблемы», — отметил он. В качестве примера Саид привел старшего брата, который прожив в Петербурге полтора года, уже купил себе квартиру. «Деньги на покупку жилья выделили из общего семейного бюджета. Квартира небольшая, но он уже живет там со своей семьей. Следующий на очереди я. У меня есть знакомые русские ребята, приехавшие в Питер из других городов, и я знаю, что у них жилищный вопрос решается гораздо сложнее. Приходится брать ипотеку, тянуть эту лямку годами. Нам в этом плане бывает проще. Опять же отмечу, что не все в Киргизии и в Средней Азии сохраняют этот уклад. Многие уже стараются отделиться, жить своими отдельными семьями, где им никто не будет указывать. Но решать какие-то вопросы финансового характера им в разы сложнее», — подчеркивает собеседник агентства. Саид отметил, что семья постоянно обрастает новым родственными связями за счет браков. Например, его семья насчитывает почти семьдесят человек четырех поколений. В результате бюджеты объединяются. На эти средства решаются не только жилищные проблемы, но и открывается бизнес, который приносит в семейную копилку еще больше средств. При этом главенство старшего в семье неоспоримо, а ослушание может караться отлучением от возможностей, которые дает семейный бюджет. По словам Мирзоева, у таджикской диаспоры в Свердловской области как таковой кассы взаимопомощи нет, но есть отложенные средства на «черный день». «Они используются если кто-то погиб, умер или серьезно заболел. Это не носит глобального масштаба. Этим чаще всего не занимается целая диаспора. Внутри диаспоры есть землячества- выходцы из одной деревни или района. Как, пример, если бы за границей 100-200 жителей Санкт-Петербурга организовали кассу взаимопомощи, чтобы помочь своим землякам. Также и у таджиков, если они из одного района или деревни скидываются деньгами на «черный день» и также могут помочь в адаптации приезжающего земляка в России. Потом тот возвращает часть или всю сумму. У таджиков, например, все это решается по совести: если есть возможность — он вернет. Но это дело чести, — рассказал он. Мирзоев уточнил, что в среднем помощь землякам не превышает и полумиллиона рублей. «В плане похорон помощь может варьироваться в пределах максимум 100-200 тысяч рублей. Это обычно проходит безвозмездно. По личным проблемам обычно помогают родственники. Землячество в такие проблемы не лезет. Мы избегаем этого, потому что будет огромный поток и приведет к опасным прецедентам. Со всей России будут съезжаться, а люди отказать не смогут», — рассказал глава диаспоры. Научный сотрудник Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН Станислав Притчин отметил, что для понимания причин формирования таких традиций нужно знать специфику центрально-азиатских обществ. «Они, как правило, общинные. Когда они уезжают в другую страну, например в Россию, они оказываются в новой реальности. Особую остроту придает то, что в Россию едут из глубинки или провинций, где в том числе нет работы. Соответственно это сказывается на уровне образования мигрантов. Он гораздо ниже, чем в столицах центрально-азиатских государств. В таких условиях клановые связи имеют очень большое значение. То, что присутствуют кассы взаимопомощи — это ответ на довольно суровые условия работы для ребят, которые приезжают в Россию. У них, как правило, нет никаких гарантий, что они смогут заработать», — уточнил Станислав Притчин. Большая семья — больше денег Однако есть примеры, когда семьи Средней Азии уходят от традиционного патриархального уклада семей и все больше стремятся к обособленности по европейскому типу, предусматривающую большую свободу в принятии важных жизненных решений. Гульнара, трудящаяся в одной из клининговых компаний Екатеринбурга, рассказала, что патриархальный уклад семьи в Киргизии, подразумевающий наличие общего семейного бюджета, уже не так сильно распространен, как это было еще пару десятилетий назад. «Киргизия все больше становится похожей на европейскую страну по укладу жизни. То, о чем спрашиваете вы, характерно для провинций, отдаленных от больших городов. Там эти традиции сохраняются. Мы же с мужем родились и выросли в Бишкеке. Познакомились и спустя некоторое время поженились. Когда родились дети, приняли решение переехать в Россию. Здесь у меня уже жила сестра. Поначалу жили на съемном жилье, а уже затем немного встали на ноги и приобрели квартиру в ипотеку. Никакого „общака“, куда нам нужно было бы скидывать деньги, у нас нет. Мои родители уже скончались, а муж старается помогать своим, живущим в Бишкеке. У супруга есть еще один брат, живущий в Киргизии. С родней мы конечно общаемся тесно, но в финансовом плане приходится рассчитывать лишь на себя», — рассказывает Гульнара. Семья уже получила российское гражданство, а с рождением третьего ребенка получили возможность рассчитывать на социальные выплаты, положенные многодетным семьям. «Жизнь в России отдельной семьей на протяжении долгого времени, а затем и получение российского гражданства постепенно размывает крепкие семейные узы и связь с родиной. С годами это станет еще заметнее, а наши дети уже будут полноценными россиянами, выросшими здесь в местной культуре. Наверное, поддержка большой семьи — это отличное подспорье, но насколько я знаю — это накладывает значительные ограничения на всех ее членов, а в особенности на женщин. Они должны быть послушны, быть при муже и зачастую обязаны лишь следить за домом и обеспечивать тыл работающим мужчинам. Лично мне хочется быть более самостоятельной при принятии решений, касающихся моей жизни и жизни моих детей. Поэтому текущее положение мне кажется более выгодным, пусть даже за плечами нашей семьи нет хорошей материальной поддержки», — резюмирует Гульнара.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...