18 августа 2022

Армия Украины 8 лет обстреливает собачий приют в Донецке

Питомцы помогают людям прятаться от бомбежек и гибнут под пулями

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Собачий приют. Донецк
В донецком приюте живут 800 собак Фото:

Сотрудники собачьего приюта «ПИФ» в центре Донецка 8 лет спасают животных под обстрелами. Каждый день, несмотря на страх, зоозащитники выходят на работу. А живущие в приюте питомцы так привыкли к бомбежкам, что чувствуют прилеты заранее, предупреждают людей и показывают, где лучше прятаться. Как живет под бомбами собачий приют — в материале URA.RU.

Буденовский район центра Донецка до недавнего времени считался безопасным местом. Здесь в частном секторе с 2005 года располагается приют для домашних животных «ПИФ». Работы у сотрудников приюта прибавилось в 2014 году, когда из-за начала боевых действий Донецк стали покидать люди, бросая своих питомцев на произвол судьбы.

Собачий приют. Донецк
Приют для собак находится под постоянными обстрелами
Фото:

«Я пришла работать в приют 8 лет назад. До этого была волонтером, всегда очень сильно любила животных. В 2014 году люди начали массово уезжать из Донецка. Уехали и многие сотрудники приюта. Тогда меня попросили подменить сотрудника, с тех пор я работаю здесь», — рассказывает URA.RU администратор приюта «ПИФ» Юлия Небаба.

Сейчас на попечении зоозащитников 800 собак. Большая часть из них проживают в оборудованных вольерах, а часть уже стали долгожителями приюта и свободно разгуливают по территории.

«Для нас каждая собака это ребенок, у которого есть шанс на новую жизнь. Мы в первую очередь стараемся помогать травмированным собакам, лечим и находим новую семью. В апреле и мае нам приходилось самим ездить в Мариуполь, Волноваху и другие населенные пункты, забирать брошенных животных. Но сейчас, к счастью, обстановка там улучшается, и люди возвращаются. Многие обнаруживают своих питомцев у нас и забирают домой», — говорит Юлия.

Часть собак приюту удается пристраивать в Россию. Для этого у «ПИФ» выстроена сеть контактов с волонтерами в РФ, они какое-то время следят за жизнью собак, которых приютили российские семьи.

«Маленьких собак активно разбирают в России. Есть очень много желающих забрать животное в семью, но часто затем люди от них отказываются. Пристрой животных идет только через зоозащитные организации и активных волонтеров, которые все узнают о человеке, желающем взять собаку. Сейчас мы ищем активных волонтеров, которые бы смогли проконтролировать дальнейшую жизнь собаки в России. С февраля мы отправили в РФ около 60 собак», — подчеркивает собеседница URA.RU.

По словам Юлии, обстановка в Донецке сейчас хуже, чем в 2014 году. Участились обстрелы ВСУ центральной части города, а пару дней назад мина упала в нескольких метрах от приюта, убив одну из собак. Но несмотря на это Юли и ее коллеги не собираются уезжать и бросать своих подопечных.

«Уехать хочется больше всего сейчас, потому что в 2014 было не так страшно. Особенно когда снаряды стали падать прямо рядом с приютом. Многие из наших сотрудников уехали в течение последних месяцев. Те же, кто остался — это люди, живущие приютом. Мы не можем уехать, потому что собаки без нас не выживут. Эвакуировать приют тоже нет возможности. Каждый из нас в очень подавленном состоянии. На работу мы приходим с огромным страхом, и даже на интервью с вами я согласилась со страхом, потому что мы стараемся после 12 дня не выходить на улицу, именно после обеда у нас здесь начинается форменный ужас», — говорит Юлия.

Со тревогой здесь вспоминают и прилет снаряда, который произошел два дня назад. «Говорят, что свой снаряд ты не услышишь. Так и было в этот раз. Обычно, когда нас обстреливают, мы слышим, как летят снаряды, это позволяет подготовиться. Но в этот раз была абсолютная тишина, а затем раздался грохот, полетели осколки. Заложило уши. У нас всегда окна открыты нараспашку, чтобы в случае ударной волны их не выбило. Мы побежали в коридор, чтобы хоть где-то спрятаться. Здесь нет даже бомбоубежища. Как только все стихло, я пошла смотреть, что с собаками и увидела, что погиб один из наших псов — его завалило балками от забора», — вспоминает Юлия Небаба.

Собачий приют. Донецк
Юлия Небаба и ее подопечные
Фото: Дмитрий Григорьев © URA.RU

Сотрудники приюта рассказывают, что собаки остро чувствуют приближение бомбежек. Когда они начинают нервничать и прятаться в укрытие, это значит, что спасться пора и человеку.

«Если у собак поджат хвост, значит пора прятаться. Они даже показывают нам, где в приюте самое безопасное место, чтобы укрыться от обстрелов.

Сначала мы думали, что самое безопасное место — это коридор, где находится помещение врачей, но собаки с нами не пошли и убежали в другой корпус. Строители нам объяснили, что прятаться действительно лучше в здании, куда пошли собаки, поскольку оно старое и особенности его конструкции могут спасти жизнь. Они все очень хорошо чувствуют. И бегут быстрее нас, несмотря на то, что у некоторых нет одной или двух лап», — говорит Юлия.

До недавнего времени одним из основных способов выживания для «ПИФ» была ветеринарная клиника, из доходов которой платили зарплату сотрудникам. Средства на корм для собак в основном собирают через соцсети, просят помощи у неравнодушных людей. Из-за интенсивных обстрелов работу ветеринарной клиники пришлось приостановить, и сотрудники приюта остались без доходов. Однако здесь уверены, что ситуация в скором времени нормализуется. Как отмечает Юлия, «ПИФ» — это семья, где каждый поддержит другого и уж тем более не бросит своих питомцев, как бы тяжело не было.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Более ста тысяч россиян читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «URA.RU»

Сотрудники собачьего приюта «ПИФ» в центре Донецка 8 лет спасают животных под обстрелами. Каждый день, несмотря на страх, зоозащитники выходят на работу. А живущие в приюте питомцы так привыкли к бомбежкам, что чувствуют прилеты заранее, предупреждают людей и показывают, где лучше прятаться. Как живет под бомбами собачий приют — в материале URA.RU. Буденовский район центра Донецка до недавнего времени считался безопасным местом. Здесь в частном секторе с 2005 года располагается приют для домашних животных «ПИФ». Работы у сотрудников приюта прибавилось в 2014 году, когда из-за начала боевых действий Донецк стали покидать люди, бросая своих питомцев на произвол судьбы. «Я пришла работать в приют 8 лет назад. До этого была волонтером, всегда очень сильно любила животных. В 2014 году люди начали массово уезжать из Донецка. Уехали и многие сотрудники приюта. Тогда меня попросили подменить сотрудника, с тех пор я работаю здесь», — рассказывает URA.RU администратор приюта «ПИФ» Юлия Небаба. Сейчас на попечении зоозащитников 800 собак. Большая часть из них проживают в оборудованных вольерах, а часть уже стали долгожителями приюта и свободно разгуливают по территории. «Для нас каждая собака это ребенок, у которого есть шанс на новую жизнь. Мы в первую очередь стараемся помогать травмированным собакам, лечим и находим новую семью. В апреле и мае нам приходилось самим ездить в Мариуполь, Волноваху и другие населенные пункты, забирать брошенных животных. Но сейчас, к счастью, обстановка там улучшается, и люди возвращаются. Многие обнаруживают своих питомцев у нас и забирают домой», — говорит Юлия. Часть собак приюту удается пристраивать в Россию. Для этого у «ПИФ» выстроена сеть контактов с волонтерами в РФ, они какое-то время следят за жизнью собак, которых приютили российские семьи. «Маленьких собак активно разбирают в России. Есть очень много желающих забрать животное в семью, но часто затем люди от них отказываются. Пристрой животных идет только через зоозащитные организации и активных волонтеров, которые все узнают о человеке, желающем взять собаку. Сейчас мы ищем активных волонтеров, которые бы смогли проконтролировать дальнейшую жизнь собаки в России. С февраля мы отправили в РФ около 60 собак», — подчеркивает собеседница URA.RU. По словам Юлии, обстановка в Донецке сейчас хуже, чем в 2014 году. Участились обстрелы ВСУ центральной части города, а пару дней назад мина упала в нескольких метрах от приюта, убив одну из собак. Но несмотря на это Юли и ее коллеги не собираются уезжать и бросать своих подопечных. «Уехать хочется больше всего сейчас, потому что в 2014 было не так страшно. Особенно когда снаряды стали падать прямо рядом с приютом. Многие из наших сотрудников уехали в течение последних месяцев. Те же, кто остался — это люди, живущие приютом. Мы не можем уехать, потому что собаки без нас не выживут. Эвакуировать приют тоже нет возможности. Каждый из нас в очень подавленном состоянии. На работу мы приходим с огромным страхом, и даже на интервью с вами я согласилась со страхом, потому что мы стараемся после 12 дня не выходить на улицу, именно после обеда у нас здесь начинается форменный ужас», — говорит Юлия. Со тревогой здесь вспоминают и прилет снаряда, который произошел два дня назад. «Говорят, что свой снаряд ты не услышишь. Так и было в этот раз. Обычно, когда нас обстреливают, мы слышим, как летят снаряды, это позволяет подготовиться. Но в этот раз была абсолютная тишина, а затем раздался грохот, полетели осколки. Заложило уши. У нас всегда окна открыты нараспашку, чтобы в случае ударной волны их не выбило. Мы побежали в коридор, чтобы хоть где-то спрятаться. Здесь нет даже бомбоубежища. Как только все стихло, я пошла смотреть, что с собаками и увидела, что погиб один из наших псов — его завалило балками от забора», — вспоминает Юлия Небаба. Сотрудники приюта рассказывают, что собаки остро чувствуют приближение бомбежек. Когда они начинают нервничать и прятаться в укрытие, это значит, что спасться пора и человеку. «Если у собак поджат хвост, значит пора прятаться. Они даже показывают нам, где в приюте самое безопасное место, чтобы укрыться от обстрелов. Сначала мы думали, что самое безопасное место — это коридор, где находится помещение врачей, но собаки с нами не пошли и убежали в другой корпус. Строители нам объяснили, что прятаться действительно лучше в здании, куда пошли собаки, поскольку оно старое и особенности его конструкции могут спасти жизнь. Они все очень хорошо чувствуют. И бегут быстрее нас, несмотря на то, что у некоторых нет одной или двух лап», — говорит Юлия. До недавнего времени одним из основных способов выживания для «ПИФ» была ветеринарная клиника, из доходов которой платили зарплату сотрудникам. Средства на корм для собак в основном собирают через соцсети, просят помощи у неравнодушных людей. Из-за интенсивных обстрелов работу ветеринарной клиники пришлось приостановить, и сотрудники приюта остались без доходов. Однако здесь уверены, что ситуация в скором времени нормализуется. Как отмечает Юлия, «ПИФ» — это семья, где каждый поддержит другого и уж тем более не бросит своих питомцев, как бы тяжело не было.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...