Как и за что погибли «жертвы Контеева»: расследование «URA.Ru»

Впервые — интервью вдовы убитого и полный расклад мафиозного конфликта. «В криминальной иерархии Контеев стоял выше некоторых воров» ВИДЕО, ФОТО

Андрей Гусельников
© Служба новостей «URA.RU»
30 мая 2012 в 17:47
Размер текста
-
17
+
Приговор Контееву
Курган, контеев виктор
Фото: Игорь Меркулов © URA.RU
Виктор Контеев считался респектабельным успешным чиновником. Обвинение считает, что после суда общественность узнает его как крупного криминального авторитета

Все знают, что вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева подозревают в организации заказных убийств. Смутно известно, что убитые — какие-то курганские таможенники или бизнесмены, каким-то образом участвовавшие в трафике товара на екатеринбургскую «Овощебазу №4». Но кто именно был убит? За что? Как разворачивался этот конфликт и действительно ли к нему причастен Контеев? Корреспондент «URA.Ru» отправился в Курганскую область, чтобы выяснить, как были убиты предприниматели Волков и Худяков и какое отношение к их гибели имеет свердловская мафия.

На Урале продолжается расследование самого громкого уголовного дела последних лет — в отношении заместителя главы администрации Екатеринбурга Виктора Контеева: его задержали в собственном кабинете 22 августа 2011 года. То ли боясь сглазить, то ли опасаясь пошатнуть одним неверным движением хрупкую доказательную базу, сотрудники окружного следственного управления пока не разглашают ничего из материалов дела. Широко известна лишь та информация, которая проходила в официальных пресс-релизах: Контееву предъявлено обвинение в организации убийств двух предпринимателей из Курганской области — Волкова и Худякова, совершенных в 2005 и 2006 годах.

Дело касается разделения сфер влияния на посту Курганской таможни в городе Петухово (граница с Казахстаном) и 4-й овощебазы Екатеринбурга, куда прибывает большинство фур, везущих на Урал овощи и фрукты из Средней Азии (а попутно — контрабандные оружие и наркотики). Показания на Контеева дали бандиты Дмитрий Кайль и Максим Краснов из преступной группировки «Глазовские», осужденные в 2010-м году и отбывающие наказание в колонии за убийства и разбойные нападения (Кайль сел на 21 год), а также сам предполагаемый главарь этой ОПГ Евгений Глазырин, проходящий по делу Контеева свидетелем. В начале февраля этого года вице-мэру добавили еще одно обвинение — в получении взятки в пять с лишним миллионов рублей в виде доли в уставном капитале той самой 4-й овощебазы.

События, за которые судят Контеева, разворачивались в сотнях километрах от Екатеринбурга — в Петухово Курганской области

В судах состоялось уже четыре заседания о продлении Контееву меры пресечения: каждый раз, учитывая тяжесть обвинений, судьи оставляли подследственного вице-мэра за решеткой. Почти на всех процессах Контеев общался с судом заочно — по видеосвязи из специальной камеры СИЗО. И лишь однажды, 16 февраля, ему дали возможность не только присутствовать на заседании лично, но даже сделать заявление для прессы. Виктор Контеев сказал, что считает уголовное преследование против себя сфальсифицированным, а его заказчиками назвал бывшего директора 4-й овощебазы [и бывшую подругу своей жены, а ныне самого лютого врага] Татьяну Русину и главу азербайджанской диаспоры на Урале Шахима Шыхлынски (подробнее о точки зрения защиты Контеева и его родственников можете прочитать в нашем материале).

Но до сих пор широкой публике не было известно, кто такие Худяков и Волков, и почему Контеев мог быть заинтересован в их физическом устранении. «URA.Ru» удалось разузнать, как боролись между собой бандитские группировки, работавшие на курганской таможне. А жена одного из убитых — Андрея Волкова — согласилась встретиться и рассказать о похищении и убийстве своего мужа. «URA.Ru» выражает ей благодарность за проявленные мужество и понимание.

Пять лет Светлана Волкова ничего не знала о судьбе своего мужа

Мы встречаемся со Светланой в маленьком номере одной из курганских гостиниц — она любезно согласилась приехать в столицу Зауралья на встречу с корреспондентом из своего родного города Петухово, где и находится таможенный пост (расстояние между Петухово и Курганом — около 200 км). Светлана производит впечатление очень простого и одновременно душевного и мягкого человека. Ей тяжело вспоминать о том, что произошло в апреле 2005 года — чувствуется, что душевная рана до сих пор не зажила. О погибшем муже она говорит со слезами.

Андрея Волкова похитили на глазах у супруги

Похищение Андрея Волкова произошло на глазах Светланы. Двое нападавших выволокли его из подъезда, а ей самой пригрозили пистолетом и ударили по лицу так, что она на несколько секунд потеряла сознание. Пять лет женщина абсолютно ничего не знала о том, где ее муж и что с ним случилось. Не надеясь на следствие, которое практически ничего не делало для поисков ее мужа-«бандита» (так ей заявил один из следователей), Светлана чего только ни делала: вместе с друзьями Андрея сама объехала все окрестности родного Петухово, расклеивала листовки, расспрашивала жителей сел и полустанков, обращалась к самым разным гадалкам и экстрасенсам — в том числе по рекомендации следователя.

Эксклюзивное интервью вдовы курганского предпринимателя, в убийстве которого обвиняется Виктор Контеев

Потеряв мужа, Светлана стала бояться людей, долго не могла выходить на улицу и в какой-то момент была готова покончить с собой. С большим трудом она заставила себя устроиться на работу, где и познакомилась с тезкой погибшего мужа: второй Андрей стал ее вторым мужем. Он всячески поддерживал Свету и помогал ей с похоронами, когда летом 2011-го были найдены останки Волкова.

Светлана знала, что муж занят в криминальном бизнесе

Светлана прекрасно понимает, что Волков был замешан в преступном бизнесе, и даже его друзей — членов группировки называет по-свойски: «ребята». Своих не бросать — закон мафии: по сей день друзья погибшего помогают ей всем, чем могут. А она не забывает навещать родню Андрея — маму, сестру и племяшек. Останки Андрей Волкова после всех экспертиз захоронили на кладбище в Петухово — рядом с могилой отца.

Таможенные войны

В конце 90-х — начале 2000-х годов прохождение грузов через таможенный пост Петухово курганской таможни контролировали несколько преступных групп, но лидирующей была группировка «антоновских» — ее сколотил уроженец Ташкента Игорь Антонов. Формировалась она по национальному признаку — в основном из уроженцев Средней Азии, или выходцев оттуда, как например, Андрей Волков (он и его жена Светлана — оба из Казахстана, познакомились в Ташкенте во время учебы). В армии Андрей служил в морской пехоте. По специальности грейдерист, в советские годы работал в строительной конторе, а во время перестройки подался в охранники — сопровождать грузы через таможню, после чего занялся «растаможкой» и даже организовал свою собственную брокерскую контору.

Андрей Волков и родственники: скромное застолье. Воротилой, он, конечно, никогда не был — просто солдат одной из группировок

Группировка «антоновских» структурно входила в ОПС «Уралмаш» и работала в ее интересах — они были «толкачами» «уралмашевских» на границе. Работа толкачей сводилась к тому, чтобы встретить машину со скоропортящимся грузом на границе, беспрепятственно провести ее через таможню и направить по нужному адресу — основном поток шел на «Овощебазу №4» в Екатеринбурге, которая тогда контролировалась знаменитой свердловской ОПС. Естественно, в незаконные схемы были вовлечены и сотрудники ОВД, и таможенники, и пограничная служба — каждый получал свою мзду. Тех водителей и хозяев фур, которые не могли оплатить «услуги», кредитовали под процент. «Бизнес» был прекрасно отлажен и поставлен на широкую ногу. Попутно со «скоропортом» были налажены и каналы контрабандного провоза оружия и наркотиков.

Но в 2003-м году ситуация резко поменялась: «Уралмаш» потерял контроль над овощебазой №4. Новое руководство, за которым, как считают следователи, стоял вице-мэр Екатеринбурга Контеев, договорилось о сотрудничестве с преступной группировкой «глазовские» или «синие», лидером которых был Евгений Глазырин по прозвищу Глаз. Как утверждает источник «URA.Ru», тот направил в Курганскую область Дмитрия Кайля (кличка — Немец), который привез с собой несколько чеченцев. Те перебрались через границу с Казахстаном и стали встречать машины со скоропортом еще «на подходе». Фуры, следующие в адреса уралмашевских коммерческих структур, стали насильно переправлять на «Овощебазу №4».

Между «антоновскими» и «синими» началась борьба не на жизнь, а на смерть: избиения, похищения, вооруженные нападения друг на друга, убийства. Сами лидеры кланов рук не пачкали, и войну вели, по сути, два криминальных авторитета с репутацией наемных убийц: Валерий Худяков из Кургана по кличке Худя (от «антоновских») и правая рука Глазырина, Дмитрий Кайль. В 2004-м антоновские похитили одного из представителей 4-й базы. В ответ 21 апреля 2005 года Кайль, по мнению следствия, вместе с Сидоровым и еще двумя бандитами похитили и убили Андрея Волкова. Его труп вывезли в соседнюю Тюменскую область и закапывают в лесу возле деревни Масали.

Теперь Виктор Контеев общается с миром через решетку

Конфликт «антоновких» и «глазовские» не раз становился предметом разбирательства на самом высшем уровне в бандитских кругах: его пытались решить даже московские грузинские воры в законе Шакро и дед Хасан. С ними контактировали и та, и другая группировки, исправно отчисляя деньги в «общак» (суммы доходили до 200 тысяч долларов в месяц). Тюменский авторитет Ганс больше симпатизировал уралмашевцам, но под давлением представителей московского преступного сообщества был вынужден разрешить работать в приграничье «глазьевцам». Свое прикрытие у группировок было и в правоохранительных органах, в том числе в ФСБ, с которым «дружил» Худяков — он считался осведомителем. Но постепенно «глазовские» выдавливают «антоновских»: за них и «административный ресурс» в столице Урала, и платят они ментам и таможенниками больше.

В 2006-м году руководство 4-й Овощебазы решает работать легально: люди, близкие к семье Контеева, строят на курганской таможне в Петухово ангары — склады временного хранения. Это порождает очередную волну боевых конфликтов. В июле 2006-го Антонов и Худяков берут в заложники одного из членов группировки Глазырина, и «разруливать» ситуацию едет Кайль. На выезде из Кургана в Петухово его с оружием задерживают сотрудники ГИБДД, оружие изымают. Через сутки встреча все-таки состоялась — в Петухово, возле поста милиции около кафе «Русалочка». Несмотря на скопление большого числа людей с явно воинственными намерениями (около 50 человек), милиция не предпринимают никаких мер. Конфликт гасит местный житель, который на грузовике оттесняет нападавших. Победа за «антоновскими»: Кайль избит, у него отняли 300 тысяч рублей, предназначенные для выкупа его человека, машина расцарапана, но он не подает никаких заявлений в милицию.

После этого, как считают следователи, Глазырин дает Немцу указание «убрать» Худякова. Кайль и Сидоров начинают следить за Худяковым, выясняют маршруты передвижения и систему охраны. Утром 2 сентября 2006 года Худяков выходит из дома во 2-м микрорайоне Кургана, в него стреляют несколько раз, забрасывают в машину и вывозят в лес.

Сам чиновник говорит, что не виновен. Этим словам верят многие в Екатеринбурге. Но, возможно, открытый процесс изменит общественное мнение

Причем здесь Контеев, спросите вы? По этому принципу и выстраивает сейчас свою линию защита вице-мэра. Курганские бандиты убивали друг друга, но екатеринургский чиновник Контеев не имеет к этому никакого отношения. Такие заявления уже не раз делали адвокат Светлана Заец и супруга Контеева Лариса Александровна. Однако следствие считает, что заказ на убийство и Волкова и Худякова давал именно Контеев. Какой-то личной неприязни к курганским жуликам он не испытывал, это был вопрос чистой экономики: вложения в таможню (в те же ангары) плохо окупались, так как «антоновские» по-прежнему оттягивали на себя значительную часть трафика большегрузов.

Источник «URA.Ru» считает, что после суда общественности предстанет «другой Контеев» — не профессиональный руководитель и блестящий чиновник мэрии Екатеринбурга, а настоящий криминальный авторитет, которого даже тюменский вор Ганс якобы ставил по рангу выше себя, при том что «официального» криминального звания у Контеева все-таки не было. Но подобно другим криминальным авторитетам, Контеев регулярно отправлял деньги «в общак», а методы его работы были очень жестокими. Истории с вытеснением конкурентов (даже своих собственных родственников) с екатеринбургских рынков и торговых центров — прекрасное тому подтверждение.

Это мнение обвинения. Защита Контеева и его близкие продолжают настаивать: чиновник не имеет никакого отношения к криминальным войнам. Когда этот материал уже готовился к публикации, пресс-секретарь подозреваемого Илона Стародубцева распространила заявление, в котором говорится о слабости позиции обвинения и «прессинге», которому подверглись соратника г-на Контеева, его адвокаты и даже журналисты, пишущие о деле вице-мэра. «Уголовное дело против Виктора Контеева ведется с грубейшими процессуальными ошибками. Доказательная база построена на показаниях свидетелей, трое из которых — Глазырин, Кайль и Краснов — ранее неоднократно судимы за бандитизм, убийства, вымогательство и прочее, а Русина находится в ожидании суда по не менее тяжким обвинениям. Более того, все свидетели имеют личностные неприязненные отношения с заместителей главы администрации Екатеринбурга Контеевым, их показания преследуют корыстные цели и больше похожи на прямой преступный оговор», — говорится в заявлении пресс-секретаря.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...