14 октября 2019
11 октября 2019

Зеки ямальской колонии «Белый медведь» жалуются на избиения и пытки

Начальник зоны: «Я даже не хочу об этом говорить. У нас, конечно, не санаторий, но такого быть не может в принципе…»

Размер текста
-
17
+
В объектив прессы руководство «Белого медведя» (первый слева – начальник ИК-8 Игорь Могутов) попадает регулярно. Власти считают, что сообщения с зоны о пытках и избиениях являются частью провокаций особого контингента зеков
Исправительная колония «Белый медведь», больше известная на Ямале как ИК-8, снова на слуху. На днях родственники одного из осужденных, который отбывает в ней наказание, рассказали журналистам об избиениях и пытках, которые якобы применяются к зекам. Кроме того, заключенные недовольны бытовыми условиями своего содержания – 12-часовой рабочий день, отказ администрации в отпуске, копеечные зарплаты и так далее. Что происходит на самом деле в ИК-8, выяснить трудно. Известно лишь, что начальство в «Белом медведе» на протяжении последних лет не раз фигурировало в скандалах. Но администрация колонии категорически отвергает эти обвинения и заявляет, что подобного у них быть не может. А источники в окружном управлении ФСИН рассматривают эти обращения как попытки некоторых осужденных дестабилизировать обстановку на режимном объекте. Подробности – в материале «URA.Ru».
 
В редакцию нашего агентства на днях пришло обращение от родственницы одного из осужденных, который отбывает наказание на Ямале в исправительной колонии №8, которая носит название «Белый медведь». Побывав на свидании с мужем, женщина рассказывает с его слов об условиях содержания заключенных в колонии, которые, на ее взгляд, являются недопустимыми.
 
«Многие не выдерживают и теряют сознание, но их просто обливают водой…»
 
«Работают в лагере по 12 часов и больше, в нечеловеческих условиях, по окончании смены нет иногда возможности помыться в бане, нет горячей воды, из-за халатного отношения сотрудников и бригадиров  выходных вообще нет, – пишет автор письма. – В бараке облегченных условий содержания проживают приближенные к оперчасти и безопасности, так называемые активисты. В бараках сыро и холодно, спят одетые, постельное белье не стирается и не меняется. Почта не уходит, а если и уходит, то идет по два или три месяца, а которая приходит, лежит по месяцу в оперчасти или в отделе безопасности».
 
По словам супруги осужденного, зеки с трудом могут купить в магазине колонии какие-либо продукты, так как цены на них меняются каждый в день в зависимости от того, какой отряд придет отовариваться. Зимнюю одежду выдают бывшую в употреблении, а валенки, которые заключенным приходят от родных, они не получают. Есть проблемы и с зарплатой, которая, по словам автора обращения, у большинства заключенных составляет не более 100 рублей в месяц. На производстве не соблюдается техника безопасности: отсутствуют необходимые инструменты, средства защиты, рукавицы, перчатки, респираторы.
 
Однако все бытовые трудности, по мнению родственницы ямальского зека, не идут ни в какое сравнение с избиениями и пытками заключенных. «Их постоянно избивают в отделе безопасности и в оперчасти сотрудники Тельман и Морозов, – цитирует автор письма своего супруга. – Общаются нецензурной бранью, кричат, бьют руками и ногами. Начальник колонии подполковник Могутов орет, ругается матом, бьет осужденных, обход в вечернее время в колонии проводит в нетрезвом виде. Лейтенант по имени Арсен бьет осужденных, орет нецензурно. Заявления на УДО  или на поселение начальники отрядов умышленно задерживают, документы готовить не хотят, затягивают все сроки. В октябре была комиссия из Москвы, и активисты, работающие на оперчасть, в промышленной зоне закопали 20 мешков муки, то есть спрятали, а также закопали компьютеры  с информацией. В лагерь заводят ОМОН несколько раз в месяц, этапированных осужденных избивают все сотрудники. Приемка – это так называется, записывают на камеры телефоном и усмехаются друг перед другом, кто кого куда пнул, ударил, издеваются по несколько часов. Многие не выдерживают и теряют сознание, но их просто обливают водой и продолжают дальше. Принимают участие все сотрудники колонии, создают коридор, многие в нетрезвом виде, здесь это как традиция с издевательствами и избиением, и знают это все – от начальника колонии подполковника  Могутова до простого контролера».
 
Как поясняется в письме жены осужденного (из-за опасения за своего мужа она просит не называть ее фамилию – прим. редакции), некоторые заключенные после подобных издевательств пытались писать жалобы руководству ФСИН. Однако их жалобы не доходили до адресатов. «Жалобы не рассматриваются, рвутся сотрудниками с угрозами. А тех, кто пишет, сажают в изолятор. В санчасть за помощью идти боятся, так как фельдшер, капитан по фамилии Цой, избивает осужденных, орет матом. Женщины, медицинские сестры так называемые, ведут себя просто по-хамски, не слушают ничего, на просьбы о помощи реакции ноль».
 
«Я даже не хочу об этом говорить. Такого быть не может в принципе…»
 
Для комментариев по поводу содержания письма, полученного редакцией, «URA.Ru» обратилось к прокурору по надзору за исполнением законов в исправительных учреждениях прокуратуры ЯНАО Григорию Снайдерману. Однако тот сегодня был на выезде.
 
Начальник ИК-8 подполковник Игорь Могутов в беседе с корреспондентом «URA.Ru» заявил, что ни о каких избиениях осужденных представителями администрации колонии не может быть и речи. «Я даже не хочу об этом говорить, как и спрашивать у вас фамилию осужденного, чьи родственники обратились к вам с этим обращением. Что касается бытовых условий, то у нас, конечно, не санаторий, но все требования к быту осужденных у нас выполняются на достойном уровне».
 
Источники нашего агентства в управлении ФСИН по ЯНАО также солидарны с руководителем «Белого медведя». «В месяц мы получаем по три-четыре письма от осужденных. Все они перенаправляются в комиссию по соблюдению законности, которая проводит проверки по этим обращениям, – говорит собеседник «URA.Ru». – Как правило, информация о нарушениях прав заключенных в них не подтверждается. Прокуратура раз в месяц сама проводит проверку. Каких-то нарушений, из ряда вон выходящих, не фиксируется. Нужно понимать, что здесь контингент особый и проще всего нажаловаться на начальство, чтобы потом пытаться с администрации получить какие-то преференции. Я не исключаю, что имеют место попытки дестабилизации, которые предпринимают некоторые заключенные».
 
Позиция руководства ИК-8 и представителей УФСИН понятна. Однако стоит отметить, что «Белый медведь» не раз попадал в прокурорские релизы и сводки новостей в связи со скандалами, героями которых становились представители администрации колонии. Кроме того, сами бывшие заключенные ИК-8 обращались в правозащитные организации и рассказывали о нарушениях закона в ямальской колонии.
 
«В моей смерти прошу винить администрацию колонии…»
 
В ноябре 2008 года стало известно, что против и. о. начальника исправительной колонии №8 было возбуждено уголовное дело по статьям 292 (Служебный подлог) и 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий). Прокуроры выявили, что замначальника по строительству колонии изготовил фиктивную справку о выполненном в корпусах колонии ремонте. Этот документ позже подписал его руководитель, который знал, что работы не были выполнены. В результате махинации из бюджета на счета подрядчика было перечислено 2,1 млн рублей.
 
В октябре 2009 года прокуратура Ямала сообщила о побеге заключенных из ИК-8, который стал возможен из-за нарушения правил внутреннего распорядка. Кроме того, сотрудники ИК нарушили ряд требований Уголовно-исполнительного кодекса РФ об обеспечении надлежащего режима отбывания лишения свободы.
 
В декабре 2009 года зек ИК-8 Олег Мамонов опубликовал через родственников открытое письмо, в котором заявил, что в случае его смерти будет виновата администрация колонии. «По прибытии в ФБУ ИК-8 администрация только в первый вечер трижды избивала меня, избивали и остальных осужденных, прибывших со мной одним этапом. Заведомо зная о том, что я после операции, администрация избивала меня на протяжении нескольких дней. Предварительно меня обматывали скотчем, применяя наручники. Обжаловать незаконные, кроме того преступные действия администрации я не могу по причине того, что жаловаться в прокуратуру ЯНАО и в УФСИН России это смерти подобно. Во-вторых: все жалобы попадают под личный контроль оперативников, после чего меня вновь начинают избивать, угрожать, а мои жалобы открыто уничтожают… Прошу возбудить уголовные дела в отношении администрации ИК-8. Обеспечить мне и моим свидетелям безопасность».
 
В 2010 году прокуратура Ямала выявила в СИЗО №1, который находится на территории ИК-8, нарушения закона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» и уголовно-исполнительного законодательства. Сообщалось, что нарушались требования, предусматривающие раздельное размещение в камерах. В одной камере совместно с лицами, обвиняемыми в совершении краж, содержался обвиняемый в совершении тяжкого преступления, убийцы содержались вместе с обвиняемым в незаконном обороте наркотиков. Заключенных не выводили на прогулки, так как у них не было обуви, и так далее.
 
Справедливости ради стоит отметить, что все эти резонансные истории с участием руководства ИК-8 происходили в бытность руководства управлением ФСИН по ЯНАО Сергея Дерюгина и его предшественников. В том же 2010 году генпрокуратура потребовала уволить его из органов за целый ряд нарушений (кумовство, блат, несоответствие занимаемым постам). Свой пост он оставил только летом 2011 года после проверки, которую лично проводил глава ФСИН РФ. Однако и после назначения нового руководителя окружного УФСИН – Игоря Ванеева - из ИК-8 не перестали приходить скандальные новости.
 
В апреле 2012 года Комитет за гражданские права сообщал о жалобе, с которой к ним пришел освободившийся из ИК-8 Александр Павлов. Бывший зек рассказал о многочисленных нарушениях в «Белом медведе». «Начальник отряда Германов в течение года сознательно не отправлял мое ходатайство о смягчении мне вида наказания – переводе в колонию-поселение - в городской суд Лабытнанги. После того как ходатайство было все же отправлено с помощью генерал-майора Трофимова, документы в суд были поданы, но начались преследования со стороны начальника отряда Германова, который по сфабрикованному на меня нарушению (за то, что я, как сказано в рапорте № 10/17, помощника ДПНК Жукова, спал на стуле во время просмотра телепередачи) вынес мне устный выговор. И в переводе в колонию-поселение на этом основании мне было отказано. Баня в ИК-8 работает плохо - раз в неделю моемся всем отрядом, в течение нескольких минут, под пятью лейками. В отрядах было явное переполнение – до 200 человек. В бараках холодно, зимнюю обувь не выдают. Вещи выдают крайне нерегулярно. Ватник я получил за четыре года пребывания в колонии лишь один раз, и то б/у. Случались ситуации, когда в ШИЗО, ПКТ, СУС людей водворяли ни за что. Например, создавались администрацией провоцирующие ситуации».
 
Летом этого года в ИК-8 фигурантом прокурорской проверки стал замначальника колонии Александр Абуков. Надзорники выяснили, что он наладил личный сбыт сувенирной продукции, которую делали заключенные, а полученные деньги с продажи оставлял себе. Силовик арендовал торговую точку, в которой его жена торговала товаром. Колония, понятное дело, с этих операций никаких денег не получала. Правда, Абукин сравнительно легко отделался. Прокуратура лишь внесла представление его начальнику, по результатам которого он был привлечен к дисциплинарной ответственности.
  
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...