{{userService.getUserParam('notifications_count')}} {{ userService.getUserParam('notifications_count')+1 }}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{ userService.getUserParam('notifications_count') }} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{userService.settingsPanel.errors.form}}
{{userService.settingsPanel.errors.name}}
{{userService.settingsPanel.errors.new_password}}
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
Со счетом 92 против 61 выиграла Осака.
Подписаться
Не подписываться
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 66,43
Динамика за 2 недели
Евро 75,39
Динамика за 2 недели
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{email_subscribe.errors.email}}
15 декабря 2018
14 декабря 2018
21:38  03 июня 2013 0

«Никаких экстрасенсов нет. Это бизнес. Все подтасовано. Но я покажу кое-что, от чего все чокнутся»

В Екатеринбург прибыл Анатолий Кашпировский - личный враг РПЦ и комиссии Российской академии наук по борьбе с лженаукой. Он намерен поменять уральцам цвет глаз

Это интервью вы могли бы никогда не увидеть - Анатолий Кашпировский попросил за него 5 тыс. долларов. Мы расстались, но через час он внезапно одумался и рассказал корреспонденту «URA.Ru» много интересного. Например, почему он не стал президентом и что готов сделать для РПЦ, если его об этом очень попросят. Пока православные думают, срывать или не срывать представления психотерапевта, он планирует неплохо заработать. За 20 дней Кашпировский проведет не менее 40 сеансов, на которых обещает избавить людей от всех проблем со здоровьем. Внимательно читайте материал «URA.Ru» – он заряжен.

Сеансы Анатолия Кашпировского в Екатеринбурге начались в субботу. Первый прошел почти при аншлаге. Основная масса зрителей – престарелые и больные люди. Большинство из них женщины. В конце сеанса, когда у людей должны были рассосаться узлы щитовидки и пройти варикоз, Кашпировский предложил дамам «поерзать сладкими местами по сиденью» и, сообщив, что только что они вылечили копчик, попрощался.

Толпа хлынула в фойе, где помощники Кашпировского продавали исцеляющую желудочно-кишечный тракт соль (100 рублей), диски с голосом целителя (1000 рублей) и его фотографии (200 рублей), которые желающим предлагалось заламинировать и убрать под подушку, чтобы «не болели дети».

Молодая девушка вела под руку слепого деда, опирающегося на тросточку. На вопрос о том, помог ли им сеанс, она сказала, что «старик еще не уверовал до конца, поэтому ему не помогло». Большинство старушек сбивались в стайки и договаривались пойти на следующий сеанс, через полтора часа, чтобы «укрепить эффект». Одна из них принесла с собой вареную рыбу в банке и обедала прямо в холле, чтобы потом быстро вернуться в зал и занять место.

Увидев на выходе из зала священника (мне он сказал, что пришел на лекцию, которая должна состояться в ДК «Лаврова» чуть позже), одна из старушек поспешила к нему и стала делиться впечатлениями от сеанса Кашпировского. Батюшка выслушал ее, а потом несколько минут, нахмурив брови, тихонько говорил что-то. Лицо женщины покрылось пунцовыми пятнами, она развернулась и быстро пошла прочь. Я спросила, что ей сказал батюшка. «Да он его сатаной называет и говорит, что работает на уничтожение нашего народа», – ответила та. Когда я спросила, кому она больше верит, женщина не ответила.

За всем, что происходит, пристально наблюдали помощники Кашпировского. Несколько низкорослых, черноглазых и темноволосых молодых людей запрещали себя фотографировать. И требовали удалить кадры, на которых помимо зрителей оказался кто-то из команды. Один из «организаторов» подошел к фотографу «URA.Ru» и посоветовал никуда не лезть, «иначе Анатолий Михайлович посмотрит в глаза и сделает так, что у тебя месяц будут проблемы с потенцией». Наш фотограф оказался не из пугливых, и мы отправились на встречу с одиозным психотерапевтом.

– Как вам публика?

– У всех по пять пальцев. Шестипалых не видел.

– Я не об этом…

– А остальное меня не интересует. Я занимаюсь тканью. Телом. Это самое важное. Мы, существа наделенные разумом, все равно уйдем. Может быть, даже с муками. Выполнение программы минимум – прожить столько, сколько положено.

– Анатолий Михайлович, существует несколько модных теорий о том, что человек приобретает болезни, потому что неправильно воспринимает жизнь. То есть избавиться от недуга можно, только если человек начнет мыслить по-другому. А вы утверждаете, что не лечите больной ум, вы лечите тело… Вы и причины болезни не ищите?

– А я вообще не лечу. Я создаю программирующую ситуацию. Позволительно быть любому мнению. Я уважаю его. Но представьте, идет тетушка, навстречу машина летит, водитель подвыпил и убил ее. Она что грешница? Конечно, если люди курят, пьют и бездельничают, они сами себе копают яму… А такие грехи, как гнев, гордыня… Ну что такое гордыня? Это относительное понятие. Я понимаю, если, например, Кличко чем-то гордится (а он, кстати, не гордится). А чем гордиться обыкновенному обывателю, который вообще никто? Я миллионы людей видел, но никого, кто от гордыни страдает – не было. А от выпадения тазовых органов страдают.

– Все что вы говорите, очень далеко от медицины и классической психотерапии. Вы 25 лет в этой профессии были. Как ваши учителя относятся к тому, что вы сейчас говорите?

– У меня не было учителей. Я себя воспитал так, что каждый человек, каждая ситуация чему-то учит. Вот вы, мой учитель. У нас в школе были хорошие учителя. В шестом классе заходит учитель и со всеми учениками на «вы» был. Я многих забыл. Его никогда не забуду. Он показал уважение. Еще учитель по математике научил бороться с собой. В шестом классе я имел 9 двоек. Ужас. Задело самолюбие, и я взялся за книги. В восьмом классе я был лучший математик в школе. Я когда маленький был, нас отец к бабушке привез. Мы в сгоревшей пекарне жили. Нищета. Война. Один раз на чердаке нашел кованый сундук. Его немцы оставили. А там книга лежит «Логика» Чулпанов. Я ее на память выучил. Там софизмы были. Я балдел над ними. Вторая книга из того же сундука – Жан Жак Руссо «Общественный договор». А потом я пристрастился к русской классике. Я считаю, что если психиатр не прочел всего Стефана Цвейга, Куприна, Толстого, ему не о чем разговаривать с пациентами.

Я с самого начала был не как все. У меня критический склад ума, и потребность возникла в другом подходе. Я даже афоризм придумал. Увидел горы, и поместил их в стак… Нет, не так. Забыл собственное выражение [вопросительно смотрит на помощника]. А, вот так: «увидел горы и спрятал их в наперсток».

– А ученики, которым вы свое дело передадите, есть?

– Вот вы ученица у меня.

– Я?

– Ученики это те, кто понимает тебя. Я показываю дорогу, а тропу сами находят. У меня нет потребности кого-то специально учить. Все, кто в зале сидит, тоже мои ученики. Всем рассказываю о роли ума в естестве.

– А вы уверены, что люди вас понимают?

– Я написал очень много афоризмов. Около 30 тысяч. Я вам отвечу одним из них: «Человечество –это монстр, у которого миллиарды рук, ног и ртов и всего лишь несколько голов». Войны идут без конца. Все должны быть братья, а они все стреляют друг в друга.

Я много лет был в тяжелой атлетике. А когда ты в спорте, у тебя другой тип поведения. Когда я первый раз приехал в Америку, я туда сына отправил, хотелось мне негров посмотреть. Мне говорят: «Дурной что ли? Белый ночью в черном квартале. Убьют». Приехали. Смотрю, стоят около мусорного ящика человек восемь. Штаны спущены, бейсболки козырьками назад. Я подхожу к ним, руки на плечи. Сжал крепко. Говорю «oh, you very strong». Это психологический ход. Так я им дал понять, что не боюсь. И тут же говорю. «I am not a police. I am from Russia. Who knows Pushkin?» А Пушкина негры знают. И тут один из них стал плакать. Слезы такие большие катились по лицу. Говорит: «Я знаю Пушкина, но меня еще никогда в жизни никто не спрашивал об этом». Человеческое в них живет.

- У них сейчас президент – негр.

- Он - умница.

– А вы сейчас продолжаете спортом заниматься?

– Конечно. Посмотрите у меня на сайте. Как человек в 71 год может присесть с весом 205 кг на груди и 255 кг на спине. У меня позвоночник железный. Я вообще не знаю, где он у меня. Колени вот, другое дело. Я как-то присел с весом 165 кг – небольшой для меня вес – и раскачиваться начал. И вдруг - «хрясь». Еле встал, но через три дня снова был в спортзале.

– Президент России тоже, несмотря на возраст, спорт не бросает.

– Молодец, это очень важно. У него особый характер. «Он уважать себя заставил и лучше выдумать не смог». Его так уважают за рубежом. Сколько статей было, что Путин правит и Россией, и Америкой. Это люкс читать такое, мне очень нравится. Еще мне нравится, что он сблизил части бывшего Советского Союза. Таможенный союз – Белоруссия, Казахстан, Россия. Собирается та страна, которая была у нас раньше.

– Про будущее объединение России с соседями самые разные предсказатели говорили. И Ванга тоже. Вы ведь с ней встречались?

– Давайте Вангу поминать не будем. Потому что все там было немного не так. Обыкновенная женщина. Хорошая, приятная. Не буду раскрывать, почему она кое-что угадывала. А в основном, вообще, по наводке, извините за выражение, работала. Я не позволил ей обо мне рассказывать. Она болела, и мы по телефону общались. Но она, конечно, сюрприз мне устроила. Умерла в день моего рождения. И Вольф Мессинг тоже, кстати. Вам интересно, почему так даты совпадают? «Жалею вас, приверженцы фатальных дат и цифр».

– Вас раздражает, когда вас называют экстрасенсом и магом. А как вы относитесь к истерии, к буму, связанному с появлением десятков людей со «сверхъестественной силой» на всех каналах?

– Это оглупление нации. Это кошмар. Никаких экстрасенсов нет. Никакой сверхсилы нет. Это бизнес. Все подтасовано. Посмотрите на их рожи. Ездят по городам, дань собирают. Когда это прекратится? Немыслимо терпеть.

– А кто с этим бороться должен? Церковь. Я сегодня в холе видела батюшку, который с одной из ваших пациенток разговаривал. Он советовал к вам не ходить. У вас очень странные отношения с РПЦ. Вы, когда письмо Патриарху Кириллу писали, какую цель преследовали? Вы думали, что вас примут?

– Изначально оно было написано его предшественнику [Патриарху Алексию II]. Он был очень симпатичным человеком. Я письмо не отправил, протянул. Он умер, и пришел Кирилл. Тогда отправил. А он не ответил. Может быть, не получил.

Что церковь может ко мне иметь? Какие ко мне претензии? Гипноз? Так я гипноз не делаю. Я не хочу ни в чей адрес камень бросать. Но у них нет понимания, и они далеки от бога. Сам хочу здесь со своими ребятами зайти в церковь. Может, с батюшкой поговорю, пофилософствую. А если они про меня вранье распространяют, что я был в Киево-Печерской лавре и упал там, пену пускал? Так не было такого. Это не украшает их. Я могу сделать так, что люди будут каждый день тысячами ходить, а попы будут их излечивать. Тысячи хромых будут излечиваться, слепые прозревать.

– Сделаете?

– Пускай попросят. Я в Польше так сделал. Там после меня уже много лет в костелах излечения идут. Я и сегодня за первый «присест» сколько уже людям хорошего сделал. Через пару дней уже не протолкнуться будет в зале. Потому что идут конкретные результаты. Исчезновение узлов щитовидной железы, коррекция зрения за три минуты всего. Я еще покажу здесь, в конце своих дней кое-что от чего все чокнутся. У людей голубые глаза станут черными.

– Это невозможно. Как можно пигмент изменить?

– Все возможно. Морщины разглаживаются…

– У вас их поэтому так мало?

– Ну, когда у мужчины мало морщин на лице, это одно дело. Надо попросить его скинуть рубашку. [показывает собственную фотографию с обнаженным торсом на экране мобильного]. Это было пять лет назад. Обычно в 67 лет мужчины по госпиталям уже валяются. Вот тут найдите морщины. Нету.

– А вы как считаете, вы уже все сделали в жизни? Весь свой потенциал использовали? Если у вас такие способности, почему вас спецслужбы к рукам не прибрали?

– Спецслужбы? У них ума не хватит. Они берут только тех, кто руками машет. А там должны быть люди с пониманием, разумением. Я Горбачеву писал, что могу поработать с войсками в Афганистане. А мне выступать не дают, свет в залах выключают. И это человеку, который освободил заложников в Буденновске. Россия всегда будет с оплёванным лицом ходить. Я гражданин России.

На меня криминальные структуры сколько глаз косили, но никто не трогал. Один раз в Ростове-на-Дону 8 человек пришли. Икону подарили сумасшедшей дороговизны. Я даже не спрашивал, где они ее взяли. Икона стоила где-то 400 тыс. рублей, а машина – всего 10 тыс. Потом в Луганске опять братва пришла. Попросили рассказать про Мухаммеда Али, спрашивали, какой он, какие у него руки. Обещали любые проблемы решить. Я не обращался. Я придумал афоризм «живите так, чтобы не хотелось никому мстить. И не мстите так, чтобы потом не хотелось жить». Я, между прочим, был самый первый «новый русский», когда Березовский еще ездил в трамвае зайцем. А я уже был миллионер.

– Новых русских давно нет…

– Сейчас еще хуже. Появилась прослойка миллиардеров. Это вызов для общества. Общество крайне противоречивое. С одной стороны, неимоверно богатые, с другой – нищие. Как эту разницу стереть? Это очень опасно. Это закончится гражданской войной. Людям, у которых на хлеб денег нет, неприятно, когда миллиардеры свои яхты в порты пригоняют. Мы граждане одной станы, запасы всем принадлежит. А где мое ведро нефти?

– А вы акции «Газпрома» не покупали? Или других компаний? Во что вы сбережения превращаете?

– Меня спорт интересовал, работа и женщины. Киплинг написал: «Что опьяняет сильнее вина? Лошади, женщины, власть и война». Я ничего не покупал. Я считаю, что приватизация это самое страшное, что было придумано и привнесено в нашу страну. Да еще и слова эти иностранные: «департамент», «мэр». Почему не городничий-то? Сейчас Путину очень сложно. Я удивляюсь, как он терпит вашего брата журналиста. Сколько карикатур, сколько оскорблений. Это просто возмутительно. Если так нагло ведут себя, это неправильно. Цензура должна быть.

– То есть, вы за «завинчивание гаек»? Хотя на вашем сайте вы критиковали авторитарность российской власти…

– Когда это было? Я всегда уходил от таких вопросов. Я бы критиковал, если бы я стремился к власти. Но мой корабль ушел…

– То есть если бы были моложе – занимались бы политикой?

– Я «проморгал» все в 1989 году. Если бы у меня были президентские амбиции, то тогда страна проголосовала бы за меня однозначно. Надо было стремиться к этому. Мне не интересно было. Может быть, это была ошибка. Прошлого не воротишь. И слезы не помогут. А что касается авторитарности. Демократия много беды наделает. Свобода всех, это не свобода каждого. То, что президент пытается сконцентрировать власть – это нормально. Я думаю, что у нас, в конце концов, будет царь. К монархии все идет.

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
из сюжета
{{item.story_prev.date}}
ПРЕДЫДУЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
{{item.story_next.date}}
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
Система Orphus
Загрузка...

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
другие новости сюжета
{{item_print.story_prev.date}}
{{item_print.story_next.date}}
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров