{{userService.getUserParam('notifications_count')}} {{ userService.getUserParam('notifications_count')+1 }}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{ userService.getUserParam('notifications_count') }} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{userService.settingsPanel.errors.form}}
{{userService.settingsPanel.errors.name}}
{{userService.settingsPanel.errors.new_password}}
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
"URA.RU" объявило голосование за политика года
Подписаться
Не подписываться
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 65,81
Динамика за 2 недели
Евро 75,32
Динамика за 2 недели
Подпишись на URA.RU:
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{userService.email_subscribe.errors.email}}
{{userService.email_subscribe.msg}}
19 октября 2018
18 октября 2018
17 октября 2018
18:28  05 октября 2016 0

Югорские аборигены кастрируют оленей собственными зубами

Уникальные подробности и ФОТО из жизни исчезающего населения ХМАО

Антон Степыгин
© Служба новостей «URA.RU»
Хант Кечимов. Сургут, олень, стойбище, ханты, кечимов сергей
Олени - главная составляющая жизни югорских аборигеновФото: Александр Кулаковский © URA.Ru

В Ханты-Мансийске в эти дни проводится обучающий семинар по Медвежьим игрищам. Это древний традиционный праздник аборигенов, у которого нет четкой привязки к дате — его отмечают, когда охотники добывают медведя. Носителей уникальной культуры ханты становится все меньше — нефтяники и газовики принесли с собой соблазны цивилизации. Но аборигены стараются не забывать свои корни. Как сейчас живут коренные жители самого богатого региона России — в фоторепортаже «URA.Ru».

Олени

С оленями связана большая часть жизни югорских аборигенов. Сейчас на стойбищах, особенно расположенных вблизи месторождений, у ханты остались лишь небольшие стада — в 30-50 голов. Олени — это и еда, и одежда, и способ заработка на национальных праздниках, и даже валюта.

Стада пасутся в каралях — это специально отгороженные куски тайги, куда не могут проникнуть лесные хищники. Олени, в основном, питаются ягелем. Хозяева подкармливают их грибами и сырой рыбой. Иногда оленей также кормят комбикормом. Летом, когда много комаров, животные находятся по соседству с домом, в специально построенном для них хлеву, он защищает от дождя и москитов. Хозяин разжигает рядом костер из шишек, листвы и сырых дров — дым отгонят комаров и мошкару. А на ночь олени уходят в лес, иногда в границах караля или даже за его пределы, но всегда возвращаются на рассвете.

В лесу стада оленей могут перемешаться, но хозяин всегда найдет своих животных — их клеймят особым образом. Чаще всего, отрезают кусочек уха определенной формы. Как правило, в стаде один-два осеменителя. Остальных самцов кастрируют. До сих пор это чаще всего делается традиционным способом —

ханты надкусывают яйца оленей зубами. Это позволяет избежать возможного заражения крови, чем чревато, например, любое хирургическое вмешательство в условиях тайги. Рассказывают, что если яйца оказываются слишком крепкими для зубов аборигенов, их могут раздавить дощечками.

Дом

У ханты несколько домов — как минимум, зимний и летний. Дома аборигены строят достаточно быстро и часто мигрируют по всей территории родовых угодий. Это необходимо из-за нехватки кормовой базы — олени быстро съедают ягель вокруг домов, и нужно переезжать на новое место. Кроме того, ханты строят отдельные домики для родов. Эти строения любят разбирать нефтяники — дома возводят из хорошего дерева, и поэтому они сохраняются в отличном состоянии десятилетиями.

Ханты, на самом деле, очень чистоплотные. У многих стоят русские бани, в которых аборигены любят париться с вениками. А вот туалет находится на улице, почти всегда перед домом, но на расстоянии 20-30 метров. Там — либо обычная туалетная бумага, либо влажный мох.

Зимняя одежда аборигенов сделана так, чтобы можно было сходить в туалет, не раздеваясь. Например, в собственную руку, которую потом просто вытирают о снег.

При этом здоровью аборигенов можно только позавидовать. Гости стойбищ с удивлением рассказывают, как маленькие дети даже в прохладную погоду бегают по улице босиком и легко одетыми. В больницы обращаются в крайних случаях — часто даже переломы лечат дома. Также обращаются к шаманам, но их осталось совсем мало. По данным медиков, среди аборигенов много зараженных описторхозом — ханты не обрабатывают рыбу, чтобы избавиться от паразитов, но особых проблем из-за этого не испытывают.

Ханты покупают еду в магазинах, но могут прокормить себя и сами собранными дикоросами и дичью. Хлеб, как правило, пекут в специальных глиняных печках, расположенных на улице. Аборигены очень любят чай, пьют много — по две-три кружки с вареньем, печеньем и конфетами.

Женщины и мужчины

Традиционно женщины ханты немногословны и послушны. Они занимаются домашним хозяйством — приготовлением еды, уборкой, вышиванием одежды. Унты — мужская зимняя обувь, кисы — женская зимняя обувь и малица — верхняя одежда — все это делают из шкур оленей.

Женщины ханты также занимаются собирательством и обработкой дикоросов — ягод, грибов, орехов. Их часто можно встретить вдоль югорских трасс, где они продают свою добычу. Дикоросы можно также сдать в населенных пунктах, но денег там дают намного меньше, чем можно выручить, торгуя на дорогах. Для многих семей, особенно живущих вдали от месторождений, это до сих пор остается главным источником дохода. Ханты не умеют торговаться, поэтому на продажи отправляют более терпеливых женщин. А вот мужчины, чаще всего хотя бы один раз попробовав себя в роли продавца, наотрез отказываются снова стоять на стихийных рынках вдоль трасс.

Мужчины занимаются охотой и рыболовством. На мелкую дичь аборигены ставят силки, а рыбу добывают с помощью мордушек — специальных ловушек. Пришедшие в югорскую тайгу нефтяники и газовики стали брать аборигенов и на работу — как правило, на должности линейных обходчиков. Ханты занимаются тем, что проверяют определенные участки трубопроводов и выявляют разливы нефти и повреждения труб. В компаниях стали все чаще трудоустраивать аборигенов, поскольку они лучше вахтовиков перемещаются по лесу, а платить им можно даже меньше, чем приезжим.

Дети

У коренных югорчан, как правило, большие семьи. Редко когда у аборигенов один-два ребенка. Дети всю жизнь живут рядом с родителями, либо в одном доме, либо строят свое жилье рядом, в радиусе нескольких километров. В угодьях одного рода могут жить больше десятка семей, которые регулярно ходят друг к другу в гости, проводят вместе религиозные обряды, занимаются охотой и собирательством.

Новорожденных детей одевают в обычные подгузники. Но в удаленных от цивилизации стойбищах для этих же целей используют мох.

Первых животных югорские ханты убивают на охоте чуть ли не раньше, чем учатся ходить. Когда дети подрастают, на время учебного года их забирают в школы-интернаты, где они живут и учатся. Многие бросают учебу, едва научившись писать и читать, родители совсем не против. До сих пор встречаются аборигены, которые плохо говорят и понимают русский язык.

Религия

Традиционная религия ханты — язычество. Аборигены почитают своих предков — именно им в священных местах приносятся подношения. В Югре есть особые территории, куда приезжают представители КМНС даже из других регионов — среди них священные озера Имлор и Нумто. Например, по верованиям аборигенов, именно в Имлоре появились ханты. Особое отношение у КМНС к медведю. Этот зверь считается хозяином тайги, что, впрочем, не мешает ханты охотиться на хищника. Но после убийства животного в его честь на стойбищах проводят специальные обряды.

Многие ханты носят крестики — православие, как ни странно, прекрасно уживается с язычеством. В домах могут стоять иконы, что не мешает аборигенам одновременно креститься и проводить свои традиционные обряды. Одной из главных проблем является распространение в Югре различных сект. Их руководители используют ханты, чтобы выжимать деньги с нефтяных компаний. Недропользователи компенсируют аборигенам разработку месторождений на их родовых угодьях. Нефтяники платят деньги, дают снегоходы и топливо, но из-за сектантов между ханты и компаниями часто происходят конфликты, в которые приходится вмешиваться муниципальным или даже окружным властям.

Техника

В домах ханты компьютер и интернет — редкость, а вот сотовыми телефонами аборигены пользуются. Практически у всех есть дизельные генераторы, поэтому проблем с электричеством нет, как и с сетью — операторы мобильной связи ставят вышки возле месторождений.

Ханты пользуются и автомобилями, хотя прав у многих нет. Машины практически не чинят. Сломанные просто бросают на угодьях, а потом растаскивают на запчасти. Так как аборигены практически не тратят деньги, которые получают от государства и нефтяников, у них хватает средств на недорогие российские внедорожники — самый популярный «Нива». То же самое происходит и со снегоходами, у аборигенов можно встретить целые свалки из сломанного транспорта.

Менталитет

Нефтяники считают аборигенов недалекими. На самом деле ханты просто достаточно спокойный и неторопливый народ. А в разговорах делают паузы, чтобы лучше подбирать слова. В Югре до сих пор распространено такое явление, как кровная месть. Враждуют разные рода, бывают конфликты и между соседями. Они часто заканчиваются убийствами, поскольку аборигены ходят в лесу с оружием.

Российский президент для ханты — что-то вроде царя.

К самому государству и представителям власти относятся с уважением. Старожилы рассказывают, что ханты воевали на стороне СССР во время Великой Отечественной войны, а в конце 40-х спасли русское население в ХМАО от кровавой резни. Как говорят сами аборигены, тогда в леса Югры приехали ханты и манси из других регионов, они хотели расправиться с русскими, а мужчин, которые могли бы дать отпор, после войны практически не было. Местных жителей спасли именно югорские представители коренного народа.

Культура

Традиционный образ жизни, особенно там, где добывается нефть, ханты ведут все реже. Однако и сейчас на востоке Нижневартовского района возле села Корлики, и в Сургутском районе ближе к Тром-агану остаются нетронутые территории. Многие ханты ведут традиционный образ жизни и на западе Югры — там нефть практически не добывается. Одной из ключевых проблем остается сохранение культуры аборигенов. Носителей фольклора все меньше, а передать знания некому — молодежь уезжает в города. Более того, людей, умеющих читать и писать на языке ханты, также осталось немного. Сейчас в Югре пытаются решить эту проблему, хотя бы сохранив и записав сказания и запечатлев культуру коренных малочисленных народов Севера для будущих поколений.

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
из сюжета
{{item.story_prev.date}}
ПРЕДЫДУЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
{{item.story_next.date}}
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
Система Orphus
Загрузка...

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
другие новости сюжета
{{item_print.story_prev.date}}
{{item_print.story_next.date}}
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров