{{userService.getUserParam('notifications_count')}} {{ userService.getUserParam('notifications_count')+1 }}
Выйти
Войти
Новости приходят чаще, чем вам хотелось бы, а поводы не интересны?
настроить уведомления
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
подписаться на уведомления
у вас {{ userService.getUserParam('notifications_count') }} новых уведомления
Вы не зарегистрированы. Войдите в свой профиль, чтобы использовать уведомления в полную силу
Редактирование подписок
Комментарии
Авторы
Сюжеты
отписаться
отписаться
отписаться
{{userService.settingsPanel.errors.form}}
{{userService.settingsPanel.errors.name}}
{{userService.settingsPanel.errors.new_password}}
URA.RU готово сообщать вам новости, на каком бы сайте вы ни находились
"URA.RU" объявило голосование за политика года
Подписаться
Не подписываться
Москва
прогноз на 7 дней
Доллар 65,31
Динамика за 2 недели
Евро 74,86
Динамика за 2 недели
Подпишись на URA.RU:
Чтобы подписаться на рассылку, укажите свой e-mail
{{userService.email_subscribe.errors.email}}
{{userService.email_subscribe.msg}}
23 октября 2018
12:31  09 марта 2017 0

«Медики боятся брать в руки скальпель»

«Дела врачей», которые раскручивают силовики, ударили по детям

Андрей Гусельников
© Служба новостей «URA.RU»
Турецкая клиника Джонса Хопкинса Анадолу Стамбул
Адвокаты и коллеги осужденного врача с уникальной специализацией уверены: его сделали крайнимФото: Андрей Гусельников © URA.RU

В Свердловский областной суд поступила апелляционная жалоба адвоката врача Константина Казанцева. Он, руководитель детской кардиохирургии Свердловской областной клинической больницы №1, осужден из-за пожара, возникшего во время операции на сердце 15-летней пациентки. У девочки обгорели глаза и плечи. Защита и даже потерпевшие считают, что врач невиновен — его просто сделали «крайним». Судебное заседание пока не назначено, по некоторым данным, рассмотрение апелляции может состояться в ближайшие дни.

«URA.RU» подробно писало об этом: 15-летняя Яна получила ожоги лица, глаза и рук в свердловской ОКБ-1 в феврале 2015 года, во время плановой операции на сердце. При применении дефибриллятора загорелась простыня, а затем и весь операционный стол, куски горящей ткани упали на ребенка. Операцию срочно прервали, девочку перевели в городскую детскую больницу №9. Поврежденный глаз удалось спасти, а ожоги лица Яна лечила потом несколько месяцев. Руководство ОКБ-1 пообещало родителям Яны оплатить все расходы на восстановление здоровья дочери, однако, по словам мамы, обмануло их.

Почти два года шло расследование уголовного дела: Следственный комитет заказал сложную экспертизу, которую делали пять разных специалистов. На основании ее суд признал врача Казанцева виновным по части 2 статьи 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей) и приговорил к году ограничения свободы. Правда, его тут же освободили от ответственности в связи с амнистией. Но соломоново решение судьи Екатерины Шопоняк не устроило обвиняемого: адвокаты врача подали апелляцию. По их словам, экспертиза смешна, а приговор абсурден.

«Пациент не мог висеть в воздухе»

Специалисты, выполнявшие комплексную экспертизу, пришли к выводу: возгорание во время операции произошло из-за неплотного контакта электрода дефибриллятора с телом пациентки («технически неправильное выполнение манипуляции»). «Но неплотного контакта быть не могло в принципе, — говорит адвокат Нина Люберцева. — Пациент лежит на огромном, площадью 16 квадратных сантиметров, диске (это и есть электрод дефибриллятора — прим. ред) и в любом случае его касается — он ведь не может висеть в воздухе! У нас есть независимое заключение специалистов-физиков, которые все объясняют: это очевидно даже пятикласснику!»

По словам коллег, заменить доктора Казанцева на посту завотделением детской кардиохирургии некем
Фото: Газета СОКБ-1 «Дела больничные»

«Судья написала в приговоре бред, просто переписав обвинительное заключение, — говорит зампредседателя медицинского профсоюза „Уралпрофцентр“ Дмитрий Рожин. — Следователи ошиблись даже с тем, какая простыня воспламенилась» [в приговоре написали, что загорелась нижняя, которая была под девочкой, а на самом деле вспыхнула верхняя].

Что любопытно, в экспертном заключении имеется ссылка на судебно-техническую экспертизу дефибриллятора, которая установила, что прибор 1972 года выпуска находился в неисправном состоянии. «Представленный на экспертизу дефибриллятор модели ИД-66… эксплуатировать по прямому назначению категорически запрещено, начиная с 1977 года [когда закончился его сертификат соответствия]», — делают вывод эксперты (см. сканы в конце текста).

Это полностью соответствует тем предположениям, которые еще два года назад высказывало «URA.RU» со ссылкой на источники в медицинских кругах: в ЧП в операционной виновен не врач, проводивший операцию, а руководство больницы. Такого же мнения придерживаются и потерпевшие: родители девочки уверены, что врача, делавшего операцию, сделали крайним.

Но не применить прибор он не мог: врач, по сути, таким образом спас девочке жизнь. «Преступление не раскрыто!» — считает Светлана, мама пострадавшей.

Следователи по-прежнему считают, что в ЧП виновен именно врач Казанцев. «Следствием и судом установлено, что 6 февраля 2015 года при проведении хирургической операции девушке 2000 г. р. подсудимый ненадлежащим образом исполнил свои профессиональные обязанности при проведении лечебной процедуры, сопряженной с эксплуатацией импульсного дефибриллятора, — сообщил агентству старший помощник руководителя Следственного комитета по Свердловской области Александр Шульга. — Кроме того, он не проконтролировал рациональное использование легковоспламеняющихся реактивов подчиненными ему членами операционной бригады.

Из-за того, что хирургическая простыня оказалась пропитана легковоспламеняющимся реактивом, в области применения дефибриллятора возникла среда с парами этого вещества, которые воспламенились при использовании искроопасного инструмента — импульсного дефибриллятора. В результате возникшего возгорания пациентке были причинены термические ожоги, повлекшие причинение тяжкого вреда ее здоровью».

«Ни за что не отвечать и получать больше денег»

По словам адвоката Люберцевой, подобных «дел врачей», когда медики сталкивались с несправедливым следствием и судом, немало. Между тем практика наложения ответственности на рядовых исполнителей несет риски для самих правоохранителей.

«Медики просто будут отказываться лечить силовиков и их родственников, — говорит юрист Рожин. — Такая ситуация была недавно.

К моим знакомым врачам обратился высокопоставленный сотрудник правоохранительных органов [бывший прокурор одного из свердловских городов] с просьбой посмотреть девочку — ему ответили: «А зачем?»».

По словам Рожина, сегодня у многих врачей, выполняющих операции, панические настроения. «Во время операций врачи несут огромную ответственность — легче уйти на консультативный прием, ни за что не отвечать и получать больше денег, — отмечает юрист. — Оперировать мало кто хочет». Что касается завотделения детской кардиохирургии в СОКБ-1, то, по словам зампредседателя профкома медработников, заменить Казанцева просто некем.

Один из медработников рассказал «URA.RU», что в тот день, когда Верх-Исетский суд должен был выносить приговор врачу, у него было назначено пять плановых операций. Врач просил суд отложить на день вынесение приговора, однако судья отказала. По неподтвержденной информации, один из этих пятерых детей умер.

Совещание губернатора с представителями политических партий по вопросу выборов 2016. Екатеринбург, бадаев феликс
Почему-то к руководству клиники, где в операционной стоял неисправный дефибриллятор 1972 года, ни у кого из силовиков вопросов не возникло. Главврач СОКБ №1 Феликс Бадаев
Фото: Александр Мамаев © URA.RU

Между тем, по словам руководителя самой клиники, в случившемся не виноват никто — это был несчастный случай. «Вины врача здесь нет ни прямой, ни косвенной, — заявил „URA.RU“ главный врач Свердловской областной больницы №1 Феликс Бадаев. — Суд пришел к своим выводам, но, насколько я знаю, там нет логической связи между действиями Казанцева и тем, что, к сожалению, произошло — с моей точки зрения».

Также, по словам Бадаева, не должно быть претензий и к руководству клиники в связи с использованием дефибриллятора (признанного экспертизой неисправным). «У оборудования срока годности нет, это не лекарство, — пояснял Бадаев. — Техническая экспертиза показала, что неисправности в нем никакой нет (не знаю, откуда у вас информация, что он был неисправен). Этот прибор достаточно прост в эксплуатации, он прошел необходимое обслуживание (была замена проводов) и был технически исправен».

На логичный вопрос, почему же тогда произошло ЧП, если не виноват ни врач, ни оборудование, руководитель клиники дал весьма оригинальный ответ. «Это единственный случай в нашей практике — мы неоднократно его разбирали и так и не смогли найти причины, — заявил Феликс Бадаев. — Мы до этого оперировали достаточно много и после оперируем, у нас есть и открытый огонь в операционных, тем не менее ничего не горит. Сейчас, по прошествии времени, уже невозможно установить, что произошло. Бывают случаи необъяснимые».

Экспертиза по делу врача Казанцева:

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
из сюжета
{{item.story_prev.date}}
ПРЕДЫДУЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
{{item.story_next.date}}
СЛЕДУЮЩАЯ НОВОСТЬ СЮЖЕТА
Система Orphus
Загрузка...

{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
{{a.id?a.name:a.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
другие новости сюжета
{{item_print.story_prev.date}}
{{item_print.story_next.date}}
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров