20 августа 2019
19 августа 2019

Что происходит в детдоме Зауралья, где случился секс-скандал. Репортаж

Воспитателя обвиняют в игре «За хоботок — и спать», а директора — в отъеме денег у детей

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Выставка
Журналисты «URA.RU» попытались разобраться в неоднозначной историиФото: Владимир Жабриков © URA.RU

Детский дом в зауральском Катайске — в центре скандала: бывшие воспитанники массово обвинили воспитателя Марину Симахину в том, что она щупала воспитанников за интимные места. Она же заявляет, что все это — оговор, организованный директором детдома, за то, что она вскрыла и сообщила в органы о махинациях с деньгами воспитанников. Журналисты «URA.RU» побывали в Катайске, чтобы разобраться в ситуации.

Катайский детский дом, в котором трудится около 100 человек, можно считать «градообразующим предприятием» для курганского городка. Со стороны кажется, что детдом, стоящий на отшибе, живет обычной жизнью: дети бегают по двору, часть воспитанников купается в надувном бассейне. Из-за жары сотрудники передвигаются по территории медленно. Но перед воротами детдома — много машин, а кабинет директора «оккупирован» силовиками: следственные действия проводят сотрудники СК и полиции.

Катайский детский дом. Курганская область, Катайск
Катайский детский дом пять лет назад был на грани закрытия, но коллективу удалось его отстоять
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Повестку этой недели взорвали видеоролики от бывших воспитанников детского дома. Как минимум восемь человек публично заявили о том, что воспитатель детского дома Марина Симахина трогала подростков за интимные места. В тот же день «URA.RU» опубликовало обращение части коллектива детдома уполномоченному по правам ребенка в РФ Анне Кузнецовой и полпреду президента в УрФО Николаю Цуканову: сотрудники пожаловались на затягивание расследования данных фактов со стороны следственных органов.

Директор Артур Аверьянов готов пообщаться с журналистами, но вместо него к нам выходит полицейский в штатском — оперуполномоченный отдела экономической безопасности УМВД по Курганской области. «Артур Геннадьевич пока занят, он — участник следственных действий, придется подождать несколько часов», — говорит он. Кроме директора, никто из сотрудников общаться с прессой не хочет.

«За хоботок — и спать»

В ожидании директора обзваниваем авторов видео — выпускников детдома (всем уже больше 18 лет). Смущает, что их ролики сделаны «по шаблону» — как будто под копирку.

Николай Свобода — единственный из выпускников, кто смог припомнить хоть какую-то конкретику
Скриншот: с видео, присланного в адрес «URA.RU»

При этом никто из авторов видео не может назвать хотя бы примерных дат, когда эти случаи были. По их признанию, это происходило от года до шести лет назад (когда они еще находились в детдоме). Второй странный момент: эти действия якобы происходили в присутствии множества людей. «Мы стоим с пацанами (лет по 16-17) в прихожей, она подходит, смеется, схватит исподтишка», — поясняет Станислав Копылов. «Подойдет, ущипнет у мальчиков между ног — для нее это было типа шутки», — рассказывает выпускница Тамара Чингина.

Еще один странный момент: почти у всех воспитанников детдома (по крайней мере, у старших) есть телефоны (и пару лет назад тоже были). Если бы происходило что-то экстраординарное, подростки, которые любят снимать все на видео, наверняка сделали бы это. Но таких записей, по их признанию, нет.

Из восьми роликов из общего ряда выбивается лишь признание Николая Свободы, который заявил, что сам стал жертвой «воспитателя-развратницы».

«Знаете, почему эта тема не поднялась раньше? Почему никого это не настораживало, хотя было при всех? Потому что это подавалось как шутка и никто не воспринимал это как домогательства. У нее выражение даже было: «За хоботок — и спать!»

Могла взять рукой, потрогать или ущипнуть по приколу. Я в силу возраста не мог понять, что это что-то неправильное. Вы поймите, это детский дом, там половина детей с особенностями, они за собой некорректных вещей не замечают — как они могут за другими заметить?» — говорит Свобода.

«Пытались защитить детей, сейчас не знаем, как защитить педагога»

Катайский детский дом. Курганская область, Катайск
Марина Симахина рассказывает историю детдома
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Воспитательница, обвиненная в сексуальных домогательствах, ведет себя вовсе не как злодей: услышав, что мы хотим разобраться в ситуации, тут же приглашает в гости. Проводит экскурсию по своему коттеджу, признается, что муж несколько лет назад уехал на вахту и не вернулся, хвастается наградами сына. «Вот только спонсируется пауэрлифтинг знаете кем? Мамой!» — сетует она. Еще у нее есть маленькая дочка.

«Чтобы в детдоме хорошо работать, надо по-настоящему любить детей. Может, где-то мать у них и есть, но на данный момент мамка — я: он ревет — а я его глажу по голове», — объясняет Симахина. Рассказывает краткую историю детдома: его чуть не закрыли в 2014-15 годах, но ее избрали тогда лидером профсоюза, с помощью которого удалось отстоять учреждение. Потом сменилось несколько директоров, в 2017-м пришел Артур Аверьянов. «У многих с ним не сложились отношения, но я убеждала воспитательниц: „Он молодой, перспективный, мы должны ему помочь“», — говорит она.

В боксе — ассенизационная машина детдома. Справа — машина, оформленная, по словам педагогов, на сестру директора. В центре — автомобиль Аверьянова

Узнав, что к Симахиной нагрянули журналисты, к ней приезжают другие педагоги — рассказывают о злоупотреблениях директора: как приближенные к нему люди мыли машины зимой горячей водой из системы отопления так, что давление падало до критического. Как он списал трактор, как перевел детдом на обслуживание ассенизационной машиной, оформленной на ИП его сестры — причем на эту машину переставили оборудование с детдомовской машины.

Информация об этом уходила в правоохранительные органы, но все проходило мимо Симахиной, пока дело не коснулось воспитанника: она — уполномоченный по правам ребенка в детдоме. «У нас есть выпускник Витя Паклин, он — мальчик-сирота и инвалид, вышел из детского дома с хорошими деньгами — больше миллиона рублей, — говорит она. — Директор забрал у него 800 тысяч — продал ему квартиру своего брата, красная цена которой — 400-500 тысяч». Сделка при этом не была оформлена (ни в Росреестре, ни у нотариуса).

Объяснение мальчика, который не стал «сливать» воспитателя
Фото: «URA.RU»

Воспитатель надоумил Паклина потребовать свои деньги обратно. «Аверьянов потом вернул ему деньги, но только 400 тысяч, а расписку попросил написать на все 800», — утверждает воспитатель Леонид Кущев.

Когда Симахина узнала об истории с квартирой, она вместе с коллегами отправилась в Курган на прием к начальнику главного управления соцзащиты населения Вере Деминой. Это было 20 июня, а 28-го числа Демина приехала с комиссией в детдом. И в этот же день, как написано в письме директора полпреду Цуканову, Аверьянову стало известно о фактах домогательств Симахиной к воспитанникам детдома.

«Я никогда никого не трогала ни за какие интимные места, — заявляет она. — Спросите детей, кто их настроил, чтобы они это сказали? Их настроил Аверьянов».

Оказывается, Коля Свобода, Тамара Чингина, а также Оксана и Ольга Голых, которые обвиняли Семахину, все проходили через приемную семью матери директора.

Катайский детский дом. Курганская область, Катайск
Воспитатели Леонид Кущев и Марина Симахина рассказывают, как у выпускника детдома, получившего больше миллиона, выманили деньги
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Как стало известно педагогам, предложения «слить Симахину» и записать разоблачительные видео поступали и другим выпускникам — об этом их просила Анна Петровна, замдиректора и одновременно жена брата директора. Некоторые отказались. «Зачем я будут говорить то, чего не было?» — говорит выпускник детдома Вова Суханов. Он же произносит: «Теперь или Марину Петровну посадят, или Артура Геннадьевича».

Другие педагоги готовы встать на защиту Симахиной. И не только в знак солидарности с ней — они понимают, что в условиях войны с директором обвинения в педофилии могут прилететь любому из них. «У меня в группе, например, двум девочкам 3,5 года, одной 5 лет, другой семь. Все гигиенические процедуры с ними надо выполнять», — говорит Леонид Кущев (у которого уже есть несколько выговоров). «У меня [в группе] мальчикам по 7-8 лет. Кто их учит, как правильно подмываться? У вас дома мама учит, а там — я мама!» — объясняет Симахина.

«Или Марину Петровну посадят, или Артура Геннадьевича»

Сотрудники СК и полиции проводят следственные действия с директором детдома Артуром Аверьяновым (в центре)
Фото: Владимир Жабриков, «URA.RU»

Когда мы спустя пару часов возвращаемся в детдом, силовики все еще работают с директором. Но соглашаются сделать перерыв. Уставший после допросов и обыска (у него забрали кучу документов и телефон), Артур Геннадьевич проводит нам короткую экскурсию по детдому и соглашается ответить на все вопросы. Оказывается, следственные действия в детдоме связаны не с обвинениями в сексуальных домогательствах в адрес Симахиной, а с ним лично. «Там знаете, сколько на меня написано: и с воспитанницей я сплю, и Паклина я обокрал, и учреждение. Сейчас все это в кучу», — говорит он.

Свое участие в истории с квартирой, проданной выпускнику, Аверьянов не отрицает — честно признает, что брал у него деньги. «Ко мне обратился мальчик, сказал, что хочет приобрести жилье. Брат у меня живет в Каменске-Уральском, у него здесь квартира стоит, я сказал, что может продать. Цену они смотрели на „Авито“, это не с потолка какая-то завышенная цена, заоблачная. Плюс там квартира полностью заставлена мебелью и бытовой техникой», — объясняет директор. При этом он утверждает, что вернул подростку всю сумму (800 тысяч).

Соглашается Артур Геннадьевич дать пояснения и по поводу романа с девочкой из детдома.

«Тут страшная история, потому что эта воспитанница, когда это началось мусолиться в детдоме, немного руки себе порезала: ей стыдно было, что так говорят.

Много истерик было», — говорит он.

Катайский детский дом. Курганская область, Катайск
Больше всего Аверьянова задевает, что силовикам плевать на его заслуги
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Но больше всего его задевает, что его заслуги силовикам неинтересны — Аверьянов рассказывает, как стал директором детдома и навел в нем порядок. Оказывается, он раньше к педагогике отношения не имел — по образованию юрист, юристом же подрабатывал и в детдоме. «Я каждый день это видел: еду на работу — дети подбегали, просили сигареты, мелочь. И клей нюхали, и пьяные валялись. Я думал: „Неужели нельзя добиться, чтобы дети нормально жили?“ На фоне этого и решил попробовать — съездил в Курган, объяснил, как я хочу построить работу, какой это результат даст, сколько времени потребуется. Меня услышали», — рассказывает директор.

Теперь, по его словам, детдом стал под его руководством передовым. «Что здесь творилось раньше! В год по 300 самовольных уходов — а за этот год всего шесть, — сообщает Аверьянов. — Прогулов без уважительных причин нет. Все закончили год и переведены — в других детских домах по 70 процентов не аттестовывают». Ноу-хау, по его словам, заключается в том, чтобы уметь договориться с трудными детьми (а в детдоме почти все такие).

«Каждый ребенок требует к себе внимания. Если ты даешь его, то и ответная реакция от ребенка будет, он будет выполнять определенные требования», — объясняет он.

Катайский детский дом. Курганская область, Катайск
Артур Аверьянов: каждому ребенку нужно внимание
Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Прощаясь, Артур Геннадьевич почти цитирует строки своего письма в адрес полпреда — о том, что правоохранительные органы не хотят расследовать факты сексуальных домогательств воспитателя Симахиной в отношении воспитанников детдома. «В моем понимании, здесь сейчас должны идти тотальные опросы — ничего этого не делается», — говорит он.

В Следственном управлении СКР по Курганской области «URA.RU» заявили, что не могут комментировать данную тему. «Запрашиваемая вами информация предоставлена быть не может», — говорится в ответе следователей на запрос агентства.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...