10 августа 2022

Беженцы из Украины не могут в Кургане обменять гривны на рубли

Семья Совенко вынуждена жить у друзей, и мечтает о своем доме

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Беженцы из Мариуполя в Безыменном. ДНР, эвакуация, беженцы, пункт временного размещения, катастрофа, гуманитарная
Беженец Николай в Курганской области живет у друзей Фото:

В Курганскую область беженцы из Украины — семья Совенко — ехали через три страны. Бежали от притеснения украинских властей и военных действий. У российских друзей пара решила дождаться победы россиян. Но в Кургане беженцы столкнулись с проблемами. Имея в наличии только гривны — обменять их на рубли они не смогли. Нет у Совенко и возможности жить отдельно. Переживают, что вынуждены стеснять друзей. Об этом Совенко рассказали URA.RU с условием, что мы изменим их личные данные и населенный пункт.

Николай Совенко — невысокий коренастый мужчина, с широкой улыбкой, хитрым прищуром и нетипичным для Урала южным говорком. На вид ему около 55-60 лет. По его словам, прежде он даже не мог помыслить о том, что ему придется оказаться за тысячи километров от дома. В Курганскую область они с супругой приехали чуть меньше месяца назад. Сейчас занимаются оформлением документов для получения российского гражданства.

Николай помогает другу Анатолию строить баню

В свободное от бюрократии время Николай, не сидит сложа руки, и помогает по хозяйству другу, принявшему его в столь не спокойное время у себя в доме в Варгашах. Застать Николая удалось за разбором бани и копкой траншей для водопровода.

Языковые патрули преследовали русских

Николай и Лариса по-прежнему являются гражданами Украины, и больше всего сожалеют о распаде Советского Союза. Он в прошлом шахтер с двумя высшими образованиями, до выхода на пенсию занимался строительством. Его супруга была в торговле, и не понаслышке знает о притеснениях русскоговорящих, и украинской версии языковых патрулей.

«После 2014 года с украинской властью жить стало невозможно. У меня супруга работала в магазине. Но они что придумали. Сидит девочка на кассе, выбивает товар, заходит покупатель что-то спрашивает. Если не дай бог заговорил по-русски — все — выговор, штраф, вплоть до увольнения. А у нас весь город русскоговорящий…», — говорит мужчина.

По словам Николая, властями проводится политика переселения. Жителям Донбасса настойчиво предлагают уезжать в западные области Украины, из-за чего их 70-титысячный Красноармейск за последние несколько лет буквально опустел. А оставшиеся русские регулярно сталкивались с притеснением.

Обстановка в освобожденных районах в г. Мариуполь. Украина
Дочь Николая работает в госпитале Донецка
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

Разлука с дочерью

Самой серьезной проблемой стала разлука с родственниками. Дочь Николая и Ларисы — Наталья, еще до 2014 года сразу после окончания школы поступила в Донецкий медицинский университет. К моменту окончания учебы медицинский ВУЗ оказался на неподконтрольной Украине территории. А сразу после начала работы в госучреждении ДНР Наталью прировняли к сепаратистам.

«Она у нас умничка — закончила с отличием, теперь в госпитале работает. Но потому что она — госслужащий ДНР, по украинскому законодательству это уголовная статья. Нас к ней не выпускают, а ей к родителям вообще приезжать опасно. Мы поэтому не виделись с ней уже три года», — сказал Николай.

По его словам, все эти годы единственной связью для них оставался интернет. Однако незадолго до спецоперации даже эти контакты пришлось прекратить. СБУ стало пристально следить за любым общением между жителями ДНР и Украиной. А мэр Красноармейска даже угрожал, что привлечет спецслужбы.

«Дошло до маразма, чтобы узнать, как у нашей дочери дела, мы звонили дяде Сереже (другу семьи), чтобы он позвонил ей, и передал нам, и она точно так же», — недоумевает Николай.

В ожидании освобождения

О начале спецоперации Николай узнал не из новостей, а находясь непосредственно в эпицентре событий. «Утром я пошел на зарядку, открываю двери и слышу гул, все вокруг начало бахать. Что такое артиллерия я знаю, за восемь лет хочешь — не хочешь, а разбираться начнешь. ВСУ как раз из нашего района обстреливали Донецк», — вспоминает беженец.

Волноваха после освобождения от ВСУ. ДНР, Волноваха
После появления украинских военных в городе семья Совенко решила уехать в Россию
Фото: Эдуард Корниенко © URA.RU

Далее было волнительное обсуждение происходящих событий со знакомыми. Надеялись, что российская армия через день-другой их освободит. «Мы тогда думали, что скоро все закончится. Но из-за того, что американцы их (украинцев — прим. ред.) оружием напихали, все так и затянулось», — сказал мужчина.

Потом супруги Совенко метались между деревней и городом, ища более безопасное место. Но везде были военнослужащие ВСУ. Затем друзья семьи и дочь настояли, чтобы они уехали в Россию.

Долгий путь в Варгаши

На дорогу из ДНР до поселка Варгаши в Курганской области, где их ждал друг семьи Анатолий, супругам потребовалось 11 дней. «Из Красноармейска мы поехали до Киева, из Киева до Львова, оттуда до Румынии, там сели на самолет и вылетели в Стамбул. Когда прилетели в Турцию, на КПП мне было стыдно показывать украинский паспорт. Но долго мы там не задержались, купили билет до Москвы, а уже из Москвы в Курган, и в Варгаши», — пояснил беженец.

Совенко не видели самолетов в небе с 2014 года
Фото предоставлено семьей Совенко

Николай не был в гостях у Анатолия, с которым когда-то вместе служили, 33 года. Курган и Варгаши поразили переселенца преобразившимся внешним видом. Но самым удивительным стали самолеты в небе. «ДНР для полетов закрыта (после ЧП со сбитым пассажирским лайнером). А здесь голову в верх поднимешь и вон летит! Мы уже от них и отвыкли», — сказал Николай.

Проблемы с деньгами

Первая проблема, с которой столкнулись беженцы — денежная. Совенко не могут поменять наличные украинские гривны на рубли. «Деньги-то y нас есть, но мы уже месяц с женой живем за счет Толи. Банки отказываются с нами работать», — недоумевает мужчина.

Сразу по приезду в Курган Николай и Лариса обратились за помощью в одну из организаций, которая должна заниматься помощью переселенцам. Однако единственной помощью, по словам Николая, стали старые вещи.

«Нам такое тряпье выдали… Такое даже бомжи носить не станут», — огорчился Николай. Название организации мужчина говорить отказался, посчитав, что жаловаться — не тактично.

В Варгаши из Украины семья Совенко ехала 11 дней
Фото предоставлено семьей Совенко

Тяжелее всего, по словам беженца, обстоит ситуация с жильем. Стеснять друга своим присутствием мужчина, не хочет, однако пойти им пока не куда. Супруги при этом не унывают, и надеются вернуться домой, как только это станет возможным, и даже строят планы на будущее. «Когда мы победим, я куплю самый белый унитаз, закажу выгравировать на нем фотографию Зеленского, и поставлю у себя в туалете. А мы обязательно выиграем! Россия всегда побеждает!» — воодушевленно заявил Николай.

Не смотря на имеющиеся проблем с жильем и деньгами, Николай и Лариса рады, что смогли вырваться из зоны боевых действий, и без опасений могут созваниваться с дочерью. В самое ближайшее время надеются на воссоединение семьи.

URA.RU направило запрос в пресс-службу правительства региона о том, как и где беженцы с Украины могут получить помощь. На момент публикации ответ не поступил. При этом в СУ СК России по Курганской области работает горячая линия для беженцев из Донецкой, Луганской народных республик и Украины. По всем вопросам можно обратиться по номеру: 8 (919) 560-19-35.

Спецоперация, проходящая на территории Украины, призвана закончить боевые действия в Донбассе, защитить его жителей от геноцида. По словам президента РФ Владимира Путина, после эскалации восьмилетнего конфликта ее проведение стало вынужденной мерой.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Тысячи курганцев читают наши новости в телеграме. Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Курганистан»

В Курганскую область беженцы из Украины — семья Совенко — ехали через три страны. Бежали от притеснения украинских властей и военных действий. У российских друзей пара решила дождаться победы россиян. Но в Кургане беженцы столкнулись с проблемами. Имея в наличии только гривны — обменять их на рубли они не смогли. Нет у Совенко и возможности жить отдельно. Переживают, что вынуждены стеснять друзей. Об этом Совенко рассказали URA.RU с условием, что мы изменим их личные данные и населенный пункт. Николай Совенко — невысокий коренастый мужчина, с широкой улыбкой, хитрым прищуром и нетипичным для Урала южным говорком. На вид ему около 55-60 лет. По его словам, прежде он даже не мог помыслить о том, что ему придется оказаться за тысячи километров от дома. В Курганскую область они с супругой приехали чуть меньше месяца назад. Сейчас занимаются оформлением документов для получения российского гражданства. В свободное от бюрократии время Николай, не сидит сложа руки, и помогает по хозяйству другу, принявшему его в столь не спокойное время у себя в доме в Варгашах. Застать Николая удалось за разбором бани и копкой траншей для водопровода. Языковые патрули преследовали русских Николай и Лариса по-прежнему являются гражданами Украины, и больше всего сожалеют о распаде Советского Союза. Он в прошлом шахтер с двумя высшими образованиями, до выхода на пенсию занимался строительством. Его супруга была в торговле, и не понаслышке знает о притеснениях русскоговорящих, и украинской версии языковых патрулей. «После 2014 года с украинской властью жить стало невозможно. У меня супруга работала в магазине. Но они что придумали. Сидит девочка на кассе, выбивает товар, заходит покупатель что-то спрашивает. Если не дай бог заговорил по-русски — все — выговор, штраф, вплоть до увольнения. А у нас весь город русскоговорящий…», — говорит мужчина. По словам Николая, властями проводится политика переселения. Жителям Донбасса настойчиво предлагают уезжать в западные области Украины, из-за чего их 70-титысячный Красноармейск за последние несколько лет буквально опустел. А оставшиеся русские регулярно сталкивались с притеснением. Разлука с дочерью Самой серьезной проблемой стала разлука с родственниками. Дочь Николая и Ларисы — Наталья, еще до 2014 года сразу после окончания школы поступила в Донецкий медицинский университет. К моменту окончания учебы медицинский ВУЗ оказался на неподконтрольной Украине территории. А сразу после начала работы в госучреждении ДНР Наталью прировняли к сепаратистам. «Она у нас умничка — закончила с отличием, теперь в госпитале работает. Но потому что она — госслужащий ДНР, по украинскому законодательству это уголовная статья. Нас к ней не выпускают, а ей к родителям вообще приезжать опасно. Мы поэтому не виделись с ней уже три года», — сказал Николай. По его словам, все эти годы единственной связью для них оставался интернет. Однако незадолго до спецоперации даже эти контакты пришлось прекратить. СБУ стало пристально следить за любым общением между жителями ДНР и Украиной. А мэр Красноармейска даже угрожал, что привлечет спецслужбы. «Дошло до маразма, чтобы узнать, как у нашей дочери дела, мы звонили дяде Сереже (другу семьи), чтобы он позвонил ей, и передал нам, и она точно так же», — недоумевает Николай. В ожидании освобождения О начале спецоперации Николай узнал не из новостей, а находясь непосредственно в эпицентре событий. «Утром я пошел на зарядку, открываю двери и слышу гул, все вокруг начало бахать. Что такое артиллерия я знаю, за восемь лет хочешь — не хочешь, а разбираться начнешь. ВСУ как раз из нашего района обстреливали Донецк», — вспоминает беженец. Далее было волнительное обсуждение происходящих событий со знакомыми. Надеялись, что российская армия через день-другой их освободит. «Мы тогда думали, что скоро все закончится. Но из-за того, что американцы их (украинцев — прим. ред.) оружием напихали, все так и затянулось», — сказал мужчина. Потом супруги Совенко метались между деревней и городом, ища более безопасное место. Но везде были военнослужащие ВСУ. Затем друзья семьи и дочь настояли, чтобы они уехали в Россию. Долгий путь в Варгаши На дорогу из ДНР до поселка Варгаши в Курганской области, где их ждал друг семьи Анатолий, супругам потребовалось 11 дней. «Из Красноармейска мы поехали до Киева, из Киева до Львова, оттуда до Румынии, там сели на самолет и вылетели в Стамбул. Когда прилетели в Турцию, на КПП мне было стыдно показывать украинский паспорт. Но долго мы там не задержались, купили билет до Москвы, а уже из Москвы в Курган, и в Варгаши», — пояснил беженец. Николай не был в гостях у Анатолия, с которым когда-то вместе служили, 33 года. Курган и Варгаши поразили переселенца преобразившимся внешним видом. Но самым удивительным стали самолеты в небе. «ДНР для полетов закрыта (после ЧП со сбитым пассажирским лайнером). А здесь голову в верх поднимешь и вон летит! Мы уже от них и отвыкли», — сказал Николай. Проблемы с деньгами Первая проблема, с которой столкнулись беженцы — денежная. Совенко не могут поменять наличные украинские гривны на рубли. «Деньги-то y нас есть, но мы уже месяц с женой живем за счет Толи. Банки отказываются с нами работать», — недоумевает мужчина. Сразу по приезду в Курган Николай и Лариса обратились за помощью в одну из организаций, которая должна заниматься помощью переселенцам. Однако единственной помощью, по словам Николая, стали старые вещи. «Нам такое тряпье выдали… Такое даже бомжи носить не станут», — огорчился Николай. Название организации мужчина говорить отказался, посчитав, что жаловаться — не тактично. Тяжелее всего, по словам беженца, обстоит ситуация с жильем. Стеснять друга своим присутствием мужчина, не хочет, однако пойти им пока не куда. Супруги при этом не унывают, и надеются вернуться домой, как только это станет возможным, и даже строят планы на будущее. «Когда мы победим, я куплю самый белый унитаз, закажу выгравировать на нем фотографию Зеленского, и поставлю у себя в туалете. А мы обязательно выиграем! Россия всегда побеждает!» — воодушевленно заявил Николай. Не смотря на имеющиеся проблем с жильем и деньгами, Николай и Лариса рады, что смогли вырваться из зоны боевых действий, и без опасений могут созваниваться с дочерью. В самое ближайшее время надеются на воссоединение семьи. URA.RU направило запрос в пресс-службу правительства региона о том, как и где беженцы с Украины могут получить помощь. На момент публикации ответ не поступил. При этом в СУ СК России по Курганской области работает горячая линия для беженцев из Донецкой, Луганской народных республик и Украины. По всем вопросам можно обратиться по номеру: 8 (919) 560-19-35. Спецоперация, проходящая на территории Украины, призвана закончить боевые действия в Донбассе, защитить его жителей от геноцида. По словам президента РФ Владимира Путина, после эскалации восьмилетнего конфликта ее проведение стало вынужденной мерой.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...