17 сентября 2021

«Ее не приняли, потому что русская». Родные рассказали, как екатеринбурженка оказалась в турецком рабстве

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Светлана Хайдарова уехала в Турцию в 2015 году

Родные и близкие екатеринбурженки Светланы Хайдаровой с ужасом следят за ее злоключениями в Турциии и не знают, какую помощь оказать. Девушка оказалась заложницей ситуации, в рабстве у семьи своего супруга. При этом уехать из страны она не может. Ведь тогда Светлана навсегда потеряет своего сына.

23 мая Светлана Хайдарова, видимо, от безысходности, из Турции позвонила в московскую редакцию РИА «Новости». Девушка объяснила, что у нее забрали все деньги, телефон и документы, сына держат в качестве заложника. Сейчас она живет в отдаленном районе Турции Шанлыурфа на границе с Сирией. Ее целыми днями заставляют работать. Позвонить она смогла по телефону мужа, который забыл трубку дома.

«Я не знаю турецкого, не могу покинуть этот дом, где живут в одной комнате девять человек, — рассказала пленница изданию. Меня заставляют целыми днями работать в поле, мой ребенок находится без присмотра, у него страшные ожоги от постоянного пребывания на солнце».

Во время разговора связь прервалась, после чего на звонок РИА «Новости» ответил муж Светланы Нури Караджа и отказался пригласить ее к телефону. «Что вам от нас надо? У нас все хорошо, не смейте больше сюда звонить», — сказал он, после чего бросил трубку.

Нури Караджа с сыном от Светланы

Журналист «URA.RU» разыскал родственников рабыни в Екатеринбурге. Двоюродная сестра девушки Юлия Пономарева рассказала, как Светлана оказалась в такой ситуации:

— Света познакомилась с Нури на отдыхе в Алании в 2014 году. После этого она еще два раза туда поехала. Один раз даже я с ней туда ездила. Почти все время Света находилась с ним. Я его тогда видела считанное количество раз. Он обходительный, ухаживал за ней, переживал за нее, совершал красивые поступки. Например, надо было ему уехать домой, на автобусе. Это 12 часов в дороге. Он уехал и через пару часов возвращается. Говорит: «Я не могу без тебя!». Она к нему тоже прикипела. На протяжении года они переписывались через мессенджеры, созванивались. Он активно зазывал ее: «Приезжай. Давай будем вместе». В итоге в 2015 году она решилась и переехала из России к нему в Турцию.

Они стали жить вместе с его родственниками. Это восточный город Вираншехир, самый восток Турции. Там очень сильно чтят восточные традиции. Семья оказалась не турецкой, а арабской, и занималась бизнесом, у них несколько полей с бахчой.

Поначалу Свету хорошо приняли. Мать Нури говорила ей: «Будешь моей новой дочерью». Только вот отец ее не принимал, потому что Света — русская.

За три года жизни в Турции страна не стала для Светланы родной.

Света с Нури вступили в официальный брак. Родился ребенок — мальчик. А родственники все больше не давали ей жизни. Например, сестры Нури проходили мимо и обливали ее водой. Ее начали гнобить, угрожать. Ей говорили: «Уезжай обратно в Россию. Ты нам тут не нужна».

Так получилось, что родственники ее гнобили, а муж ничего не мог с этим поделать. Он полностью зависим от своих родителей. Когда они вместе с ним, вдалеке от семьи, ей хорошо. Он ее не обижал, любил. Но родственники не дают ей жизни с ним.

В предпоследний раз — недели две назад, Света мне позвонила и разревелась в трубку. Она рассказала, что все плохо. Она не знает, что делать: не может оставаться с мужем, но и уехать тоже не может. Света говорит: «Я готова взять ребенка, взять вещи и уехать. Но я не знаю языка, не знаю, куда идти, у меня нет денег».

Она, хотя и живет с Нури, у них почти нет собственных средств. Он работает на бахче у родителей, но они не дают ему денег из-за Светы. Таким образом, отец пытается на Нури надавить, чтобы сын с ней разошелся. Но он ее не отпускает, говорит, что любит и жить без нее не может. При этом он ничего не предпринимает. Обещает ей уехать в другой город, найти жилье и работу, но ничего не выполняет.

Светлана не может уехать еще и потому, что турецкие законы довольно суровы. Ее сын родился в Турции и считается гражданином Турции. При разводе он остается с отцом.

Она хочет уехать в Россию, но не может обратиться в посольство в Анкаре. В последний раз я с ней разговаривала 16 мая. Тогда она говорила, что вызывала турецкую полицию. Они приехали, но она не смогла им ничего объяснить из-за языкового барьера. Ей ничем не помогли.

Получается, она заложница ситуации. Из-за местного законодательства чрезвычайно сложно чего-то добиться. Может быть, раз поднялся резонанс, Нури что-то начнет предпринимать. Со своей стороны, мы тоже не знаем, что предпринять. Обращаться в полицию, в МИД? Но она не уедет оттуда без ребенка.

Юлия Пономарева не знает, как помочь сестре в турецком рабстве.

С 16 мая телефон Светланы выключен. На звонки не отвечает и ее супруг. В данный момент родственники решают, что предпринять в сложившейся ситуации.

Почетный консул Турции в Екатеринбурге Сергей Трофимов узнал о ситуации Хайдаровой от журналистов «URA.RU». «Я готов включиться всеми силами. Сейчас буду изучать ситуацию. Если все так на самом деле, то буду связываться с консулом. При необходимости вылечу в Турцию», — заявил Трофимов.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...