17 сентября 2021

«На нас пытаются давить. Вместо того чтобы платить - шантажируют перекрытием трасс»

Эксклюзивное интервью «URA.Ru» заместителя гендиректора ЗАО «Уралсевергаз» Дмитрия Лавренко

Размер текста
-
17
+
Дмитрий Лавренко (на фото) – человек не публичный, но если уж он решился говорить, значит, ситуация с долгами за газ и вправду тяжелая
В четверг, 23 июля, в одной из самых «горячих точек» Свердловской области наступит время «Ч»: на Богдановичском фарфоровом заводе, работники которого в июне пошли блокировать федеральную трассу, будет перекрыта газовая задвижка. Собственники завода так и не расплатились с долгами перед поставщиком «голубого топлива» «Уралсевергазом». Мало того, на предприятии так и не проводится обещанная консервация печей. А Марина Марценюк, которая считается собственницей БФЗ, заняла пассивную позицию, не пытаясь предпринимать конструктивных шагов по решению проблемы. Но фарфоровый завод – не единственная головная боль «Уралсевергаза»: долг потребителей перед компанией достиг 3,5 млрд. рублей. О том, что происходит на проблемных предприятиях, почему остановили подачу газа в Екатеринбург и кто из уральских промышленников держится в это непростое время, наше агентству рассказал заместитель генерального директора ЗАО «Уралсевергаз» Дмитрий Лавренко.
 
- Дмитрий Николаевич, как на сегодня складываются отношения «Уралсевергаза» с Богдановичским фарфоровым заводом?
 
- Самое главное, что никак. Долг ООО «Богдановичский фарфоровый завод»» до сих пор составляет 38 млн. рублей. Суммы, пришедшие в оплату задолженности, крайне незначительны на фоне общего долга. Непосредственно завод перечислил всего 300 тыс. рублей.
 
- А какой объем газа сегодня получает завод?
 
- По просьбе правительства Свердловской области 23 июня мы подали на завод газ с целью сохранить производственные мощности. Нам понятна проблема трудоустройства 700 человек в таком моногороде, как Богданович. В той степени, в которой мы можем помочь, мы готовы помогать правительству. Технический директор БФЗ тогда попросил месяц на то, чтобы вывести печи из эксплуатации и сохранить их. Мы выделили заводу на эти цели 150 тыс. кубометров. Но сегодняшнее суточное потребление БФЗ - 7 тыс. кубометров (при плане в 5 тысяч в сутки). Они не только превышают объемы потребления, но, самое главное, не останавливают печи.
 
- На что они рассчитывают?
 
- По-видимому, на пресловутый русский «авось»: надеются, что каким-нибудь способом власти или кто-то другой надавит на «Уралсевергаз». А если нет, то начнется вторая часть демонстраций рабочих у задвижки, угроз перекрыть федеральную трассу и так далее. То есть шантаж, который уже не единожды применялся.
 
На недавнем совещании в правительстве Свердловской области техническому директору БФЗ напомнили об обещании вывести печи из эксплуатации. На это он ответил, что если заводу с завтрашнего дня не дать газ на производственную программу, ему придется в авральном режиме остужать печи, что грозит их утратой. Техническому директору было предложено останавливать печи сейчас, пока еще есть время.
 
- Когда наступит время «Ч» для завода?
 
- 23 июля. Мы дали им ровно месяц. Это зафиксировано в протоколе той самой встречи 23 июня. Более того, мы прислали заводу целевой договор на поставку газа с 23 июня по 23 июля. Документ, правда, заводом так и не подписан. Но если они не согласны с его условиями, то мы будем трактовать текущее потребление газа как бездоговорное (это уже происходило с 1 июня по 23 июня). По сути, это хищение. В любом случае, если не будет решена проблема долгов на должном уровне, то 23 числа мы введем ограничение.
 
- Марина Марценюк, которая считается собственницей БФЗ, выходит на связь?
 
- Мы до сих пор не видим собственника. Очень показательно, что от руководства БФЗ выступает Марина Владимировна Марценюк. Сначала она представлялась как «руководитель» завода. Но это не должность, ее полномочия никак не были определены. За последнюю неделю ситуация изменилась – она стала представляться «представителем собственника» завода. Но и здесь обещанную доверенность от собственника мы не получили, и говорить о каких-либо полномочиях Марценюк не приходится. Это, на первый взгляд, формальное препятствие, но оно достаточно значимо. Подписывая документы с лицом не уполномоченным, мы рискуем через какое-то время столкнуться с другим руководителем, и все прежние договоренности будут просто дезавуированы. А мы хотели бы решить проблему не на один месяц, а на более продолжительную перспективу.
 
- На ваш взгляд, в чем самая главная проблема БФЗ?
 
- Отсутствует готовность и желание собственника завода решать проблемы системно. Завод, к сожалению, нерентабелен, ассортимент крайне неширок. От производства тонкостенного фарфора они отказались, сейчас выпускают так называемый полуфарфор – а это продукция самого дешевого ценового диапазона. Да и в этом дешевом ценовом диапазоне они не конкурентоспособны. В связи с этим в том виде, в котором завод существует, он не в состоянии функционировать и окупать свои издержки, жить без убытков, а уж о погашении каких-то старых долгов речи вообще быть не может. Системно эта проблема может быть решена только собственником. Собственник должен инвестировать в перевооружение производства. Еще год назад в приватной беседе я говорил Марине Владимировне Марценюк, что надо либо найти средства для реновации, либо продать часть пакета, привлекая, таким образом, инвестора. Это было еще до кризиса. Собственно, в кризис рецепты все те же, но трудней их реализовывать. И текущие проблемы вытекают как раз из нежелания собственника решать проблемы стратегического плана.
 
- Как вы оцениваете будущее завода?
 
- На сегодня ООО «БФЗ» владеет имуществом примерно на миллион рублей, а задолженность предприятия перед кредиторами – около 100 млн. рублей. Предприятие нежизнеспособно, его санация невозможна. Банкротство неизбежно. Говорить о том, что оно станет функционировать эффективно, не приходится. Это даже не мое мнение - это выводы арбитражного управляющего, который сейчас ведет процедуру наблюдения на БФЗ. Банкротство же пройдет с нулевым результатом для кредиторов: долги будут списаны, владелец завода останется с имуществом, но уже очищенным от долгов. Проблема инвестиций в техперевооружение останется, производство не будет окупаться, и начнется новый этап накопления долгов.
 
- «Уралсевергазу» как инвестору неинтересен этот актив?
 
- Нет. Главная причина – мы стараемся не заниматься тем бизнесом, который нам не близок. Есть масса людей, которые лучше, чем специалисты «Уралсевергаза», разбираются в фарфоровом бизнесе. Во-вторых, БФЗ у нас – не единственный дебитор. На сегодняшний день задолженность потребителей перед «Уралсевергазом» – 3 млрд. 509 млн. рублей. Мы вынуждены привлекать кредиты, чтобы закрывать эту дыру в денежном потоке. Стать собственником такого завода – значит, обречь себя на выплату долгов по зарплате, налогам. Плюс новый собственник встанет перед необходимостью инвестировать значительные средства в завод. Мы не располагаем такими средствами, нам бы самим за газ расплатиться. Еще раз скажу: нам нужны деньги для расчета с поставщиками газа, для оплаты труда рабочих, этот газ добывших.
 
- На каких, все-таки, условиях вы готовы возобновить поставку газа на завод?
 
- Изо дня в день на совещаниях всех уровней я повторяю одно – у нас с БФЗ протоколов и графиков реструктуризации было много, и ни разу они не выполнялись. Поэтому речь о каких-то графиках может идти при одном условии – под этим графиком будет некое обеспечение: либо в залог идет имущество, либо предоставляются банковские гарантии и т.д. Если часть долга будет погашена, а другая реструктуризирована таким образом, каким мы предлагаем, то это будет достаточным основанием для того, чтобы мы подали газ в полном объеме на производственную программу.
 
- Администрация Богдановича еще тогда, 23 июня, обещала, что чуть ли не в этот же день перечислит вам деньги, которые город должен заводу за теплоэнергию…
 
- Город перечислил 3 млн.650 тысяч рублей. Но надо понимать, что он не всесилен: если бы в бюджете были необходимые средства, они бы не копили эти долги в 8,8 млн. рублей за тепло. Администрация Богдановича вообще в данной ситуации выступает позитивно и конструктивно. Они готовы не только напрямую гасить долги, которые у них есть перед заводом, - они готовы вносить предоплату за тепло, которое заводская котельная будет поставлять городу в будущем отопительном сезоне. Для этого город готов кредитоваться. Это уникальный случай. Я не припомню в истории «Уралсевергаза» ситуаций, когда бы муниципальное образование предоплачивало поставки тепла.
 
- Новый отопительный сезон уже скоро. Как думаете, решится эта ситуация к тому времени?
 
- Риск, что мы не успеем до конца лета разрешить наши противоречия с заводом, есть. Тогда автоматически население Богдановича станет заложником наших взаимоотношений. Поэтому недавно на заседании правительства Свердловской области мы выступили с предложением передать котельную в аренду одному из предприятий ЖКХ Богдановича. Город поддержал это решение. Больше того, руководство муниципалитета инициировало переговоры с заводом на предмет выкупа котельной. Но тут возникает вопрос об источнике финансирования: в бюджете города нет необходимых средств. Надежда только на руководство области.
 
- А как к идее продажи котельной относятся на БФЗ?
 
- Как и все прочее имущество завода, котельная выведена на третьи юридические лица. Владеет котельной некое ООО «Тепло», зарегистрированное в Екатеринбурге. Якобы эта организация дала согласие на продажу котельной в неком письме заводу. Я письма этого не видел. Но могу сказать, что нужно не письмо, а решение участников ООО «Тепло» о продаже котельной. Процедура сложная, юридические риски есть.
 
- Может быть, «Уралсевергаз» выкупит котельную?
 
К сожалению, мы не можем забирать за долги все котельные в области. Для нас важно наполнение денежного потока и, соответственно, возможность расчетов с месторождениями за поставки.
 
- Богданович - не единственная «горячая точка», где еще можно ожидать критической ситуации?
 
- На днях мы остановили подачу газа в Екатеринбурге одному из самых крупных городских поставщиков тепла и горячей воды - ЕМУП «Тепловые сети». Стоит отметить, что Екатеринбург – серьезный потребитель в сфере ЖКХ. И задолженность у него тоже серьезная: у ЕМУП «Тепловые сети» – долг за газ порядка 200 млн. рублей при совокупном долге Екатеринбурга в 235 миллионов. К этим долгам надо приплюсовать еще 135 млн. рублей – задолженность промышленных предприятий, которые осуществляют теплоснабжение города.
 
Сложность ситуации добавляет то, что у предприятий ЖКХ есть добросовестные плательщики за тепло и горячую воду. Коммунальные же компании не имеют возможности отключать потребителей тепла и горячей воды дифференцированно. А поставщик газа вообще даже не владеет подобной информацией. «Уралсевергаз» только поставляет газ, причем не каждому отдельному потребителю, а юридическому лицу – предприятию ЖКХ - для переработки. Мы не поставляем тепловую энергию. Некоторые популисты вместо системного решения проблемы, погашения существующих задолженностей пытаются «затыкать дыры» за счет газовиков и шантажировать их, прикрываясь бедами добросовестных потребителей тепла. С такими рассуждениями можно прийти уже на следующий уровень – если у «Уралсевергаза» не хватит денег расплатиться с владельцами месторождения, где добывается газ, то и они должны будут безвозмездно нам поставить газ. Потому что у нас есть ЕМУП «Тепловые сети», которое не платит за поставленный газ, но у него есть некоторые потребители, которые добросовестно оплатили тепло. В общем, логика ущербная…
 
Отключая неплательщиков, мы всего лишь используем данное законом право не поставлять газ безвозмездно.
 
- Власти Екатеринбурга как-то пытаются решить проблему неплатежей?
 
- Стоит сказать, что с руководством Екатеринбурга у нас давнишние и конструктивные взаимоотношения. В городе традиционно бывают проблемы с оплатой потребленного газа. Но, как показывает практика, к началу отопительного сезона мы эти проблемы решаем.
 
- После Екатеринбурга, наверное, Нижний Тагил идет в рейтинге должников?
 
- Да. Долг «Тагилэнерго» – порядка 240 млн. рублей. Обещают начать платить. Посмотрим. К началу отопительного сезона они все-таки более-менее обычно рассчитываются.
 
- Вообще кто у вас сегодня лидирует по неплатежам – сфера ЖКХ или промышленники?
 
- Смотрите, если общая задолженность потребителей газа - 3,5 млрд. рублей, то долг сектора ЖКХ – это порядка 2,2 млрд. рублей. 
 
- Но все-таки доля долгов промышленности растет…
 
- Долги промышленных предприятий – это вообще отдельная тема для разговора. Во-первых, есть предприятия, которые хронически бедствуют. Возьмем Красноуральский химзавод – предприятие со сложной судьбой, где второй раз инициирована процедура банкротства. У них есть объективные проблемы коммерческого свойства плюс проблемы с утилизацией производства. Пока они решаются, в том числе и за наш счет. Налоговая инспекция и «Уралсевергаз» – основные кредиторы предприятия. Задолженность перед нами - 205 млн. рублей.
 
Дальше идет категория предприятий, скажем так, «павших жертвой корпоративных войн»: Лобвинский биохимический завод, Екатеринбургский мясокомбинат, Баранчинский электромеханический завод, Богдановичский фарфоровый завод. У всех у них примерно одинаковая ситуация - собственность с туманной корпоративной историей, неэффективное управление, выведенные оборотные средства и так далее. От этих заводов получить деньги крайне сложно. Долги перечисленных предприятий в сумме составляют порядка 180 млн. рублей.
 
- Новый собственник Лобвинского биохима не расплатился с вами? Они публично обещали после долгов по зарплате в первую очередь погасить задолженность перед «Уралсевергазом»…
 
- Нет. Денег от них мы пока не видели. Правда, и газ туда в настоящее время не поставляется. 
 
- А какова ситуация с крупными предприятиями?
 
- С ними, как правило, нет больших проблем. Крупным промышленным предприятиям непросто сейчас, но мы все-таки находим с ними компромиссные решения. Однако, к сожалению, есть все-таки крупные должники: долг Уралвагонзавода – 491 млн. рублей. Они потихоньку начали гасить долги, но и текущее потребление у них немалое. По остальным – все неплохо: «Евраз», алюминщики, УГМК, трубники и энергетики – все держатся. У нас гибкая ценовая политика, поэтому потребителям выгодно регулярно платить за поставки газа.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...