15 октября 2019

«За Федулевым стоят серьезные люди. Я начну озвучивать их имена...»

Игры в мафию по-уральски. «Утром город проснется и узнает, что убита невинная жертва»

Размер текста
-
17
+
«Если бы я был агентом ФСБ, ну разве бы меня стали подводить под статью, задерживать?» - доказывает свою непричастность к чекистам Валерий Поваров

Еще меньше месяца назад в Свердловской области не было мафии. В этом население убеждали не только силовики, но и высокопоставленные чиновники. В начале июня замполпреда Андрей Колядин со знанием дела заявил, что ОПС «Уралмаш» не существует. А ровно через три дня «мафия проснулась». После проведения масштабной спецоперации полицейские объявили о задержании целой группы членов преступного уралмашевского сообщества. Среди них небезызвестные бизнесмены Сергей Горшунов, Михаил Клок и Валерий Поваров, чей ЧОП «Гюрза» считался силовым блоком ОПС. Последний из них дал «URA.Ru» интервью, в котором признался, что весь полицейский переполох был устроен ради его устранения.

— Валерий Владимирович, давайте начнем с ваших отношений с силовиками. Вы — провокатор от ФСБ? Вы слишком часто появляетесь в громких уголовных делах в статусе свидетеля обвинения.

— Нет! Об этом заявляет бывший адвокат депутата Максима Петлина Сергей Колосовский. Я не знаю, в каком месте я перешел ему дорогу, но это неправда. Я, действительно, проходил свидетелем по делу Петлина (осужден за вымогательство у руководства ЗАО «Форум-групп» 3 млн рублей, прим. ред.). Но мои показания для суда не были полезны. Предприятие моего сына охраняло объекты Сергея Воробьева (глава Форум Групп — прим. ред.). И когда ЧОП не справился, там ведь дороги перекрывали, мешали стройке, Воробьев мне позвонил и говорит: «Приезжай сам разберись, если сын не может». Я приехал, а там представитель Петлина — Андрей Пантелеев, а я с ним знаком. Предложил ему организовать встречу сторон, чтоб пришли к консенсусу. В итоге они встретились у меня в кабинете, обменялись визитками, поговорили. Вот и все мое участие. Никого я не провоцировал.

— А что за странная история с помощником главы администрации Екатеринбурга Анатолием Ивановым, на которого вы написали заявление, обвинив его в мошенничестве?

— Толя — мой близкий друг. Он предложил мне купить у него землю около Дегтярска, сказал, что он владелец. Я решил купить два участка для сыновей — по 15 соток каждый, заплатил ему 400 тыс. рублей. Рассказал знакомым, они тоже захотели купить. Все вместе мы передали Иванову 4,5 млн рублей. И стали ждать. Четыре года ждали. Потом выяснилось, что земля вовсе не Толе принадлежит, а каким-то другим людям, а Толя им наши деньги не передал. Хотя он настаивает на том, что передал. Тогда мои знакомые и написали заявление. И я тоже, но я не хочу, чтобы Толю посадили, я уже заявил, что претензий не имею и денег мне с него не надо. К тому же участки мы получили, настоящий владелец продал нам их по дешевке.

— То есть вам и вашим знакомым пришлось заплатить по второму разу за участки?

— Ну, фактически да.

— И с чего бы владельцу быть таким щедрым? Наводит на подозрение о том, что он получил от Иванова деньги, но по какой-то причине не сознается. Вся история выглядит как провокация. Иванов заявляет, что давно знал и вас, и хозяина земельных участков и просто свел две стороны, поработал посредником. А теперь рискует сесть в тюрьму.

— Не было никаких провокаций. У меня же есть все расписки, подтверждения, что он брал у меня деньги. По слухам, деньги Иванов передал напрямую тогдашнему мэру Дегтярска Трофимову, но я в эти дела не лезу.

— Не удивлюсь, если вскоре Иванов напишет заявление на Трофимова. И деньги начнут трясти уже с бывшего мэра. Напоминает чем-то ситуацию с главой Асбеста Владимиром Суслопаровым. Вы заявили в суде, что дали ему в долг 20 млн рублей, а он говорит, что не брал. Следователям он заявил, что вас с вашим партнером Михаилом Клоком к нему подослало ФСБ. Вы обещали ему победу на выборах в обмен на две руководящих должности в администрации. А в качестве гарантии попросили написать расписку о том, что он якобы занял у вас деньги. Ваших людей он с должностей в итоге погнал, а вы достали из-под подушки припрятанную расписку.

— Почему-то он нигде не сообщает о том, что является моим дальним родственником.

— Кем он вам приходится?

— Он мой родственник по жене. То ли он дядя ее, то ли что. Мы давно знакомы, с 1995 года. Мы встречались с ним у тестя. Я взял детализации своих разговоров, принес их в суд и показал, как мы на протяжении многих лет, а особенно перед выборами, общались. Никакое ФСБ меня не подсылало, наоборот, Суслопаров, когда решил не отдавать долги, натравил на меня асбестовских фсбшников. Они меня несколько раз вызывали и требовали, чтобы я забыл про свои деньги... Суслопаров сам упросил меня дать ему 20 миллионов на выборы. Он меня заинтересовал объемами — обещал отдать под охрану моего ЧОПа все муниципальные объекты, свои объекты, объекты своих друзей. Оборотка получалась бы почти 1,5 млн в месяц. Если б я туда зашел я бы вытеснил даже вневедомственную охрану, потому что у меня дешевое оборудование. В общем, я заинтересовался. Я вложился. Никаких кресел не просил. И Михаил Клок со мной не ходил, хотя он и знаком с Суслопаровым. Просто Клок был мне должен денег, эти деньги я у него истребовал и отдал Владимиру Александровичу.

— А людей, которые после победы Суслопарова поставили курировать ЖКХ и управлять имуществом вы не знаете?

— Рафаила Хакимянова я знаю. Когда Суслопаров занял у меня денег, я попросил Рафаила промониторить ситуацию, он грамотный человек, а я в этих выборных делах не разбираюсь. Я познакомил его с Суслопаровым и он начал помогать ему на выборах, а когда они закончились Владимир Александрович сам предложил ему на выбор две должности. Рафаил отказывался, говорил, зачем мне этот Асбест? Тогда Суслопаров попросил меня его уговорить. Я Рафаилу сказал: «Решай сам, но для карьеры это хорошая стартовая площадка». И он согласился.

— Вас не смущала репутация Хакимянова? Он ведь чуть не сел вместе со скандальным владельцем строительной компании «Новый град» Юрием Репетой.

— Я не знаю про эти дела. Только в прессе читал.

— Сейчас вы сами можете оказаться в ситуации, в которой находятся люди, по чьим делам вы проходили свидетелем или потерпевшим. Вас подозревают в том, что вы, имея широкие связи в правоохранительных органах, покрывали преступную деятельность Михаила Клока и Сергея Горшунова. Вы фиктивно устраивали их боевиков на работу в свой ЧОП, чтобы они могли официально носить оружие, вы помогали осуществлять рейдерские захваты. Об этом подробно на допросе рассказал организатор заказных убийств Алексей Добротворский. Это правда?

— Ни в разбоях, ни в рейдерских захватах я никогда не участвовал. И ЧОП мой тоже, у нас нет ни единого замечания, ни в каких уголовных делах мы не фигурировали. Меня зачем-то специально оговаривают. Причем со всех сторон. Например, в СМИ пишут, что я захватывал здание на Вишневой,69 в Екатеринбурге. Бред. Владелец, наоборот, позвал меня, подозревая, что скоро на него нападут рейдеры. Я его охранял. Через некоторое время он успокоился, расплатился со мной и заключил договор с вневедомственной охраной. И вот тогда у него отняли здание... Меня почему-то связывают с выходцем из ОПГ «Центр» Сергеем Горшуновым. Якобы именно в его интересах я что-то там захватил, участвовал в разбоях. Но я с ним никогда не общался! Я сталкивался с ним, правда, в начале 2000-х годов. Тогда он и Клок хотели отобрать у меня ЧОП «Гюрза». Клок свел меня с людьми, которые предложили мне кучу хороших объектов на охрану. Я подписал контракт. Пришлось быстро брать кредиты, покупать технику, машины. Но они со мной фактически не расплатились, вогнав в долги. Как потом оказалось, все эти предприятия и люди были подконтрольны Горшунову и Клоку. Это — Голубев, Салгалов, Минеев, это Мелькомбинат, это ИП Ваизов, это Уралтранс. Мне пришлось продать квартиру, а потом они выступили с предложением отдать им 51% моего ЧОПа.

— И после всего этого вы еще имели дела с Клоком?

— Клоку я все-таки благодарен, он после всего произошедшего помог мне выбраться из ситуации. Когда они забрали мою долю, то он платил мне потихоньку. А потом помог вернуть предприятие обратно. Сейчас его держат под стражей и, по данным его адвокатов и правозащитников, оказывают на него сильнейшее давление. Человека в таком положении могут заставить подписать все, что угодно. Я за него переживаю. Я знаю, что меня тоже хотят под любым предлогом засадить в СИЗО.

— Если вы чисты перед законом, в разбое не участвовали, не имеете доли в бизнесе Клока (а по одной из версий, его прессуют, потому что кому-то просто понадобилось отобрать у него крупный объект недвижимости), то кому и зачем это выгодно? Зачем Добротворский вас оговорил?

— У меня есть одна основная версия. Добротворского использовали для того, чтобы устранить меня с Ирбитского химфармзавода, где я работаю заместителем гендиректора по безопасности. В 2008 году порядка 80% акций предприятия бывший партнер Павла Федулева — рейдер Владислав Костарев — продал бизнесмену Денису Ременяке. Меня Ременяке порекомендовали наши общие друзья в Москве. Он спросил, сможешь защитить завод, если что? Я пообещал, что если он будет выполнять свои обязательства, я разобьюсь за этот завод. Слово свое я держу. Полгода я отслеживал работу и выявил хищения на 40 млн рублей, которое было совершено топ-менеджером, входившим еще в старую команду — Останиным. Мы написали заявление в полицию и уволили его. Но в 2009 году Останин попытался похитить акции завода дважды. При помощи поддельной доверенности. Было возбуждено дело по двум эпизодам, за это он и осужден. Потом вдруг последовали две сильнейших рейдерских атаки. Я ездил в ГУВД, в МВД по УрФО, в полпредство, добился, чтобы нам прислали ОМОН. Выяснилось, что аж 300 человек хотели совершить физический захват по фиктивным документам, но уже со стороны Павла Федулева, который сейчас отбывает срок. Полиция это знает. С тех пор люди Федулева постоянно атакуют предприятие, пытаются вернуть его назад.

— Вы предполагаете, что осужденный Федулев каким-то образом уговорил Добротворского оклеветать вас и таким образом ликвидировать?

— Один из оперативников показал мне бумагу, в которой Добротворский пишет, что дал на меня показания под давлением. Он даже указал фамилии силовиков, которые заставили его это сделать. Эта бумага находится в деле, которое ведет СУ СК РФ. Я попросил копию... Дело в том, что в ходе атак на завод всплыли фамилии серьезных должностных лиц, поддерживающих Павла Федулева. Мне говорили, зачем ты борешься за москвичей (имея в виду Ременяку)? Завод нужен местным, уступи. А кто местный-то? Федулев что ли? Нет, отвечают, за ним серьезные люди стоят. Мне озвучили их фамилии напрямую. Но я тоже начал их озвучивать.

— Кто это?

— Это были.... (пишет на бумаге фамилии). Серьезные люди... (просит не озвучивать). Мне пришлось сделать аналитическую записку по этому поводу и положить ее на стол большим полицейским начальникам в 2012 году. Сразу после этого возникает какое-то непонятное уголовное дело по поводу якобы незаконной покупки химфармзавода, на предприятие приезжают с обыском и пытаются изъять самую важную документацию. Еще через некоторое время выплывает федулевский киллер Добротворский и начинается вся эта история. Меня подозревают в каком-то разбое, которого я не совершал, задерживают за несколько дней перед судебным процессом по иску жены и матери Федулева. Ко мне врываются вы дом люди в масках, бьют окна, пугают больную маму, обыскивают. И все для того, чтобы вынести из дома бумаги, касающиеся химфармзавода, и не относящиеся к инкриминируемому мне участию в разбое! Они вынесли документы, составляющие систему ведения реестра акционеров завода, в том числе передаточные распоряжения, регистрационные журналы. И странным образом эти бумаги оказались не отражены в протоколе обыска.

— То есть, по вашему мнению, вся эта громкая масштабная спецоперация, которую затеяли силовики, была устроена только ради того, чтобы устранить непобедимого охранника — то есть вас — с завода, который Федулев считает своим?

—Там, конечно, есть и другие интересы. Но, в целом, да. Я знаю, что за мою изоляцию мои оппоненты заплатили круглую сумму. Я знаю, что дано задание любым способом хотя бы на пару месяцев заключить меня под стражу. Я знаю, что на меня готовится покушение. Но я боевой офицер и к этому подготовился. Если со мной что-то случится, во все ключевые силовые ведомства, во все основные СМИ Свердловской области и Москвы придут письма с фамилиями тех, кто лоббирует интересы Федулева в правоохранительных и властных структурах, письма с именами истинных заказчиков прессинга в отношении меня или, не дай бог, моего убийства. А также бандероли со всеми доказательствами.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...