25 мая 2024
24 мая 2024

Путина просят встряхнуть судейский корпус

Нижневартовская предпринимательница на живых примерах объясняет, зачем российскому правосудию нужна переаттестация

Размер текста
-
17
+

Парадокс: электорат властям верит крайне неохотно, но персона президента, олицетворяющая государственную машину, остается символом высшей справедливости. И вот очередной призыв о помощи к Путину звучит из Югры: жительница Нижневартовска описывает для главы государства историю собственных злоключений и мытарств, разборок с сильными мира сего, в числе которых чета местной судьи и полковника ФНС в отставке. Последний, правда, имеет свою точку зрения, хотя арбитраж отчасти и доказал его неправоту. Но дело тянется уже третий год, и есть версия, что происходит это по большей части из-за авторитета оппонентов. Что Путин должен сделать с судебной системой РФ, почему связи полезнее репутации и зачем нужно быть на короткой ноге с коллегами — в материале «URA.Ru».

Российская судебная система, и без того вызывающая некоторые сомнения, требует встряски. С таким обращением в администрацию президента в пятницу ушло письмо от нижневартовской предпринимательницы Гульнары Майснер. Горожанка, попавшая в юридический «переплет», пишет это с надеждой на реализацию пожеланий: ведь она и сама когда-то верила в Путина на посту главы государства.

«Надеюсь, как и другие жители России. В ваших посланиях федеральному собранию неоднократно высказывались тезисы о том, что развитие страны невозможно без становления судебной системы. У меня к вам ряд предложений по судебной реформе. И не только. Считаю, что последняя невозможна без переаттестации судейского состава по примеру проведённой среди сотрудников МВД», — заявляет Майснер. Копии письма также направлены директору судебного департамента при Верховном суде РФ Алексендру Гусеву, председателю Нижневартовского горсуда Светлане Смирновой и в СМИ.

На подобные размышления, признаётся автор обращения, её натолкнула личная история. В 2001 году Майснер познакомилась (цитата: «имела несчастье») с семейной четой — Евгением и Ольгой Иванишиными. На момент знакомствам он — полковник ФНС, она — федеральная судья Нижневартовского городского суда. Супруги предложили предпринимательнице (Майснер пишет, что занимается комиссионной продажей и содействием в перерегистрации автомобилей) завести дополнительное дело — автомойку на 2 места на участке рядом с их домом. «Согласно достигнутым договоренностям, супруги Иванишины должны были обеспечить отвод земельного участка под строительство комплекса по мойке автомобилей, а я в свою очередь должна была осуществить финансирование строительства комплекса. Доли в оконченном строительством объекте и прибыль от его эксплуатации было решено делить в равных долях», — сообщает она в письме. Так и случилось по завершению строительства.

Автомойка начала работать в 2006-м, делами занималась Майснер, половину дохода, как уславливались, наличными отдавала партнёрам ежемесячно. В середине 2007 года Иванишин-муж подал в отставку и сообщил предпринимательнице, что хотел бы заняться бизнесом на участке сам. «Попросил, чтобы я отошла от дел и выдала доверенность на указанное лицо — Маринченко Виктора», — пишет автор. Предложение было принято, однако, как сообщает предпринимательница, с момента выдачи доверенности и передачи полномочий по ведению дел Иванишину, её доходы от мойки постепенно упали до нуля.

Дальше больше. Партнёр Гюльнары Майснер зарегистрировался в качестве ИП, Виктор Маринченко в свою очередь расторг заключённые ей договоры по тепло-, энерго- и водоснабжению, переоформив их на бывшего полковника. «На вопрос, что случилось с договорённостями и где доля прибыли от эксплуатации здания, Иванишин пояснил мне, что отказывается от их выполнения в одностороннем порядке и будет осуществлять деятельность без моего участия как одного из собственников», — рассказывает Майснер.

По её словам, она неоднократно обращалась в органы по поводу сложившейся ситуации, однако на них следовали отказы в связи с гражданско-правовым характером. Позднее супруги предложили партнёрше продать свою долю — использовать всё равно не получится, — однако она отказалась, заявив в письме, что цена была ниже рыночной в разы, а условия в целом были «кабальными». Кроме того, по словам Майснер, позднее бывший полковник ФНС пристроил к зданию ещё одно — там разместились системы снабжения. «Используя авторитет занимаемых сейчас и ранее должностей, супруги получили... незаконное разрешение на строительство на участке», — пишет жительница Нижневартовска.

По её мнению, сотрудники нижневартовской мэрии пошли на выдачу противоречащего нормам градостроительства разрешения из-за статуса Иванишиной: Ольга Степановна мало того что федеральный судья, так еще специализируется на административных делах, таких, как лишение прав на вождении в нетрезвом виде. «Насколько мне известно, она выносила решение по возврату прав сыну главного архитектора города Добрыгина», — пишет Майснер. Что касается стройки, то арбитраж её позицию подтвердил, трижды вынеся решение о незаконности нового строительства, после чего предпринимательница обратилась в суд с иском о сносе. Правда, делу всё это не помогло: иск не прошёл, так Иванишин-муж продал пристрой господину Генюшу И.И., тот в свою очередь перепродал его другу семейной четы и хозяину местного мясокомбината Колмакову С.М.

У самой Майснер к тому же подожгли павильон для работы по переоформлению автомобилей. «Я не склонна обвинять супругов Иванишиных в поджоге принадлежащего павильона, однако могу заметить, что иных врагов или настроенных против меня лиц за исключением последних я не имею», — подчёркивает предпринимательница. Она же добавляет: дела по сносу строения рассматриваются в Нижневартовском городском суде, где в статусе федерального судьи до сих пор трудится Иванишина.

Все дела ведёт судья Оксана Плотникова — якобы подруга Иванишиной. И, по мнению Майснер, именно она регулярно затягивает вынесение решения по делу о сносе по надуманным предлогам. «Цель этих действий очевидна — используя механизм судебной власти, как можно на больший срок оттянуть снос незаконно возведенного здания, а за время тяжб продолжить извлечение прибыли от эксплуатации», — поясняет она. В письме она приводит достаточно большое количество косвенно указывающих на это моментов, однако ни один из них нельзя назвать железным аргументом против судьи Плотниковой.

Отметим, из письма не совсем понятно, чего именно хочет добиться Гюльнара Майснер. Она лишь указывает, что ей кажется «малоубедительным» тезис Путина о том, что «рост числа гражданских дел в судах общей юрисдикции свидетельствует о росте доверия граждан к правосудию. Прошу принять информацию к сведению и, в пределах своей компетенции, принять меры по предотвращению коррупционных действий судей Нижневартовского горсуда», — резюмирует предпринимательница. 5 ноября у неё будет очередной суд по делу.

Интересно, что в одном из арбитражных дел можно найти цитату Иванишина-мужа о том, что он получал доход от автомойки и после двойной смены собственников. «Я вынужден был с целью ее (автомойки) сохранения от сноса передавать право собственности моим партнерам по бизнесу (И.И. Генюш, С.М. Колмакову) на основании притворных договоров купли-продажи от меня к И.И. Генюш, от И.И. Генюш к С.М. Колмакову. Однако фактически автомойка все указанное время находилась в моем использовании по назначению и приносила мне доход», — признаёт он. В разговоре с корреспондентом «URA.Ru» Евгений Иванишин свои слова подтверждает, добавляя, что сделал это для того, чтобы охранить бизнес от «поползновений Майснер».

Кроме того, он указывает на то, что не так давно выкупил 50%-ную долю предпринимательницы за сумму около 6,5 млн рублей, в то время как экспертиза оценивала здание в 2,3-2,4 млн. Каких-либо претензий в адрес своей супруги бизнесмен не признаёт, указывая, что судебные тяжбы в предпринимательницей у него тянутся не первый год и он «уже привык к тому, что его называют коррупционером и обвиняют во взяточничестве». Более того, в разговоре он также указал на то, что у самой Майснер на этапе эксплуатации мойки были проблемы с «органами»: она обвиняла работников в воровстве. «А потом выяснилось, что воровала чуть ли не она сама», — рассказывает Иванишин.

Правых и виноватых в этой истории можно искать долго. Но можно, к примеру, вспомнить историю вокруг реконструкции Нижневартовского же городского суда силами фирмы «Галагри», о которой в прошлом году сообщало агентство. В результате истории вскрылось, что одному из судей инстанции принадлежит более 10 коммерческих фирм по поставке стройматериалов, услуги которых навязали подрядчику, впоследствии «кинутому» организаторами.

Публикации, размещенные на сайте www.ura.news и датированные до 19.02.2020 г., являются архивными и были выпущены другим средством массовой информации. Редакция и учредитель не несут ответственности за публикации других СМИ в соответствии с п. 6 ст. 57 Закона РФ от 27.12.1991 №2124-1 «О средствах массовой информации»

Сохрани номер URA.RU - сообщи новость первым!

Хотите быть в курсе всех главных новостей ХМАО? Подписывайтесь на telegram-канал «Ханты, деньги, нефтевышки»!

Все главные новости России и мира - в одном письме: подписывайтесь на нашу рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Парадокс: электорат властям верит крайне неохотно, но персона президента, олицетворяющая государственную машину, остается символом высшей справедливости. И вот очередной призыв о помощи к Путину звучит из Югры: жительница Нижневартовска описывает для главы государства историю собственных злоключений и мытарств, разборок с сильными мира сего, в числе которых чета местной судьи и полковника ФНС в отставке. Последний, правда, имеет свою точку зрения, хотя арбитраж отчасти и доказал его неправоту. Но дело тянется уже третий год, и есть версия, что происходит это по большей части из-за авторитета оппонентов. Что Путин должен сделать с судебной системой РФ, почему связи полезнее репутации и зачем нужно быть на короткой ноге с коллегами — в материале «URA.Ru». Российская судебная система, и без того вызывающая некоторые сомнения, требует встряски. С таким обращением в администрацию президента в пятницу ушло письмо от нижневартовской предпринимательницы Гульнары Майснер. Горожанка, попавшая в юридический «переплет», пишет это с надеждой на реализацию пожеланий: ведь она и сама когда-то верила в Путина на посту главы государства. «Надеюсь, как и другие жители России. В ваших посланиях федеральному собранию неоднократно высказывались тезисы о том, что развитие страны невозможно без становления судебной системы. У меня к вам ряд предложений по судебной реформе. И не только. Считаю, что последняя невозможна без переаттестации судейского состава по примеру проведённой среди сотрудников МВД», — заявляет Майснер. Копии письма также направлены директору судебного департамента при Верховном суде РФ Алексендру Гусеву, председателю Нижневартовского горсуда Светлане Смирновой и в СМИ. На подобные размышления, признаётся автор обращения, её натолкнула личная история. В 2001 году Майснер познакомилась (цитата: «имела несчастье») с семейной четой — Евгением и Ольгой Иванишиными. На момент знакомствам он — полковник ФНС, она — федеральная судья Нижневартовского городского суда. Супруги предложили предпринимательнице (Майснер пишет, что занимается комиссионной продажей и содействием в перерегистрации автомобилей) завести дополнительное дело — автомойку на 2 места на участке рядом с их домом. «Согласно достигнутым договоренностям, супруги Иванишины должны были обеспечить отвод земельного участка под строительство комплекса по мойке автомобилей, а я в свою очередь должна была осуществить финансирование строительства комплекса. Доли в оконченном строительством объекте и прибыль от его эксплуатации было решено делить в равных долях», — сообщает она в письме. Так и случилось по завершению строительства. Автомойка начала работать в 2006-м, делами занималась Майснер, половину дохода, как уславливались, наличными отдавала партнёрам ежемесячно. В середине 2007 года Иванишин-муж подал в отставку и сообщил предпринимательнице, что хотел бы заняться бизнесом на участке сам. «Попросил, чтобы я отошла от дел и выдала доверенность на указанное лицо — Маринченко Виктора», — пишет автор. Предложение было принято, однако, как сообщает предпринимательница, с момента выдачи доверенности и передачи полномочий по ведению дел Иванишину, её доходы от мойки постепенно упали до нуля. Дальше больше. Партнёр Гюльнары Майснер зарегистрировался в качестве ИП, Виктор Маринченко в свою очередь расторг заключённые ей договоры по тепло-, энерго- и водоснабжению, переоформив их на бывшего полковника. «На вопрос, что случилось с договорённостями и где доля прибыли от эксплуатации здания, Иванишин пояснил мне, что отказывается от их выполнения в одностороннем порядке и будет осуществлять деятельность без моего участия как одного из собственников», — рассказывает Майснер. По её словам, она неоднократно обращалась в органы по поводу сложившейся ситуации, однако на них следовали отказы в связи с гражданско-правовым характером. Позднее супруги предложили партнёрше продать свою долю — использовать всё равно не получится, — однако она отказалась, заявив в письме, что цена была ниже рыночной в разы, а условия в целом были «кабальными». Кроме того, по словам Майснер, позднее бывший полковник ФНС пристроил к зданию ещё одно — там разместились системы снабжения. «Используя авторитет занимаемых сейчас и ранее должностей, супруги получили... незаконное разрешение на строительство на участке», — пишет жительница Нижневартовска. По её мнению, сотрудники нижневартовской мэрии пошли на выдачу противоречащего нормам градостроительства разрешения из-за статуса Иванишиной: Ольга Степановна мало того что федеральный судья, так еще специализируется на административных делах, таких, как лишение прав на вождении в нетрезвом виде. «Насколько мне известно, она выносила решение по возврату прав сыну главного архитектора города Добрыгина», — пишет Майснер. Что касается стройки, то арбитраж её позицию подтвердил, трижды вынеся решение о незаконности нового строительства, после чего предпринимательница обратилась в суд с иском о сносе. Правда, делу всё это не помогло: иск не прошёл, так Иванишин-муж продал пристрой господину Генюшу И.И., тот в свою очередь перепродал его другу семейной четы и хозяину местного мясокомбината Колмакову С.М. У самой Майснер к тому же подожгли павильон для работы по переоформлению автомобилей. «Я не склонна обвинять супругов Иванишиных в поджоге принадлежащего павильона, однако могу заметить, что иных врагов или настроенных против меня лиц за исключением последних я не имею», — подчёркивает предпринимательница. Она же добавляет: дела по сносу строения рассматриваются в Нижневартовском городском суде, где в статусе федерального судьи до сих пор трудится Иванишина. Все дела ведёт судья Оксана Плотникова — якобы подруга Иванишиной. И, по мнению Майснер, именно она регулярно затягивает вынесение решения по делу о сносе по надуманным предлогам. «Цель этих действий очевидна — используя механизм судебной власти, как можно на больший срок оттянуть снос незаконно возведенного здания, а за время тяжб продолжить извлечение прибыли от эксплуатации», — поясняет она. В письме она приводит достаточно большое количество косвенно указывающих на это моментов, однако ни один из них нельзя назвать железным аргументом против судьи Плотниковой. Отметим, из письма не совсем понятно, чего именно хочет добиться Гюльнара Майснер. Она лишь указывает, что ей кажется «малоубедительным» тезис Путина о том, что «рост числа гражданских дел в судах общей юрисдикции свидетельствует о росте доверия граждан к правосудию. Прошу принять информацию к сведению и, в пределах своей компетенции, принять меры по предотвращению коррупционных действий судей Нижневартовского горсуда», — резюмирует предпринимательница. 5 ноября у неё будет очередной суд по делу. Интересно, что в одном из арбитражных дел можно найти цитату Иванишина-мужа о том, что он получал доход от автомойки и после двойной смены собственников. «Я вынужден был с целью ее (автомойки) сохранения от сноса передавать право собственности моим партнерам по бизнесу (И.И. Генюш, С.М. Колмакову) на основании притворных договоров купли-продажи от меня к И.И. Генюш, от И.И. Генюш к С.М. Колмакову. Однако фактически автомойка все указанное время находилась в моем использовании по назначению и приносила мне доход», — признаёт он. В разговоре с корреспондентом «URA.Ru» Евгений Иванишин свои слова подтверждает, добавляя, что сделал это для того, чтобы охранить бизнес от «поползновений Майснер». Кроме того, он указывает на то, что не так давно выкупил 50%-ную долю предпринимательницы за сумму около 6,5 млн рублей, в то время как экспертиза оценивала здание в 2,3-2,4 млн. Каких-либо претензий в адрес своей супруги бизнесмен не признаёт, указывая, что судебные тяжбы в предпринимательницей у него тянутся не первый год и он «уже привык к тому, что его называют коррупционером и обвиняют во взяточничестве». Более того, в разговоре он также указал на то, что у самой Майснер на этапе эксплуатации мойки были проблемы с «органами»: она обвиняла работников в воровстве. «А потом выяснилось, что воровала чуть ли не она сама», — рассказывает Иванишин. Правых и виноватых в этой истории можно искать долго. Но можно, к примеру, вспомнить историю вокруг реконструкции Нижневартовского же городского суда силами фирмы «Галагри», о которой в прошлом году сообщало агентство. В результате истории вскрылось, что одному из судей инстанции принадлежит более 10 коммерческих фирм по поставке стройматериалов, услуги которых навязали подрядчику, впоследствии «кинутому» организаторами.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...