Югорская больница, убившая Веронику Клинкман, снова отличилась

На этот раз жертвой играли в пинг-понг 16 часов. Дома ждали дети и жена

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Семейство Сафиуллиных осталось без кормильца, которого отказались спасать югорские врачи

Югорская медицина опять попала под удар. И опять в центре зарождающегося скандала Нефтеюганская городская больница, в которой из-за халатности врачей умерла полугодовалая Вероника Клинкман. Сейчас в реанимации скончался 25-летний мужчина — «сгорел» за несколько часов. Вдова пообещала найти и наказать виновных. Врачи, к которым после недавней шумихи приковано внимание всего региона, уходят от обсуждения проблемы. Тем временем делом уже занялась Москва. Подробности — в материале «URA.Ru».

Уже в ближайшие дни Нефтеюганская городская больница, к которой и без того постоянно приковано внимание СМИ и жителей Югры, может вновь оказаться в эпицентре очередного медицинского скандала. Повод достаточно простой: письма горожанки Елены Сафиуллиной, направленные в администрацию президента РФ, губернатору округа и в прокуратуру региона. В них женщина призывает разобраться в ситуации, которая привела к гибели её мужа Артёма в стенах главной городской клиники. По мнению Елены, винить в произошедшем стоит в первую очередь городскую службу «скорой помощи», не распознавшую критическое состояние супруга и не принявшую мер по госпитализации.

История достаточно простая. 25 декабря прошлого года Артём Сафиуллин подхватил ветряную оспу и находился на домашнем лечении. К наступлению нового года мужчина пошёл на поправку. Уже 2 января отец семейства, пишет Сафиуллина в письме, чувствовал себя прекрасно, весь день веселился и играл с детьми. А на следующее утро уже не смог подняться с кровати. Через пару часов, несмотря на жаропонижающие препараты, у Артёма резко поднялась температура, его начало трясти, ломили кости. На этом моменте супруга вызвала «скорую».

Медики приехали в обед, температура у Артёма поднялась до 40,3 градусов. Мужчине сделали жаропонижающий укол, измерили давление, осмотрели горло и поставили диагноз — ОРЗ. «При этом заявили, что с таким диагнозом госпитализировать не будут, посоветовали вызвать участкового врача и объяснили, как сбивать температуру парацетамолом, анальгином и супрастином», — пишет Сафиуллина. Вызвать специалиста на дом не удалось — в диспетчерской районной поликлиники Елене заявили, что все врачи разошлись ещё в 12 часов.

«Считаю, что первая бригада „скорой помощи“ обязана была сообщить в ЛПУ о тяжелом состоянии больного, участковый или дежурный врач обязан был прийти к нам и проверить ещё раз супруга, но никого не было. Мы остались один на один с недугом и без медицинской помощи», — рассказывает Сафиуллина. Впрочем, признаёт она, после приезда «скорой» Артём пошёл на поправку, температура снизилась до 38,8 градусов. Ещё через полтора часа состояние снова ухудшилось: ко всем симптомам добавились озноб, активное обезвоживание (рвота, проще говоря), общая слабость и головокружение. Так продолжалось до 19:00, когда супруга снова решилась вызвать «скорую».

На этот раз медики приехали незамедлительно, Артёму измерили давление (60 на 40), поставили капельницу, было принято решение о госпитализации. «Его снесли на носилках с пятого этажа, сам передвигаться он уже не мог», — рассказывает женщина. В городскую больницу Нефтеюганска имени В.И. Яцкив семейную пару привезли в районе 21 часа.

А дальше началось непонятное. Сначала Артёма отправили в приёмный покой, через 10 минут перенесли в машину «скорой помощи» и повезли в инфекционное отделение. Там поставили капельницу, взяли анализы, состояние Сафиуллина не менялось. «Дежурный врач решил подстраховаться и отправить мужа в реанимацию. Сказал, что это необходимо для стабилизации состояния, сказал, что утром переведут обратно в инфекционку, сказал, что волноваться не о чем. Снова подъехала всё та же „скорая“, измерили давление — пониженное. Медсестра „скорой“ сказала, что не имеет права транспортировать Артёма в таком состоянии, ответственность на себя взял дежурный врач, который поехал с нами. Все вместе мы понесли его к „скорой“, снова поехали в приёмный покой, там уже поехали в реанимацию. Меня туда не пустили, но через 10-15 минут вышли две медсестры, сказали, что ему лучше», — пишет Елена Сафиуллина. На все эти перемещения у персонала ушло почти два часа.

К часу ночи Артёма перевели на аппарат искусственного дыхания, через час у него произошла остановка сердца. В 2:30 он скончался. «На протекание всей болезни от начала до конца ушло около 16 часов. 4 января мне выдали справку на руки, где причиной смерти указаны сердечно-сосудистая недостаточность и острый гастроэнтерит. Он ничем не злоупотреблял, вёл здоровый образ жизни, не пил. Молодой, весёлый и так страшно, мучительно умирал. Я не буду молчать. Моё право винить первую бригаду скорой помощи, я имею право верить, что всё было бы иначе, если бы его госпитализировали сразу же», — пишет Елена в письме.

В разговоре в корреспондентом «URA.Ru» Елена Сафиуллина сквозь слёзы рассказала, что в данный момент она написала несколько писем: в администрацию президента РФ, губернатору Югры Наталье Комаровой, а также в окружную прокуратуру. «Прокуратура уже передала заявление в Здравнадзор региона», — добавляет она.

В то же время директор регионального департамента здравоохранения Александр Филимонов пояснил, что на данный момент не в полной мере владеет информацией об этом случае. «Следует понимать, что к нефтеюганской городской больнице после событий прошлого года приковано повышенное внимание. Знаю, что сейчас там идёт внутреннее расследование, в любом случае мы готовы заниматься этим вопросом. Также отмечу, что в прошлом году в больнице сменилось руководство, они очень щепетильно относятся к подобным случаям», — заявил Филимонов, предложив обратиться к главному врачу учреждения Вадиму Гильванову.

Руководитель больницы в свою очередь подтвердил, что в данный момент в учреждении ведётся внутреннее расследование. «Мы всегда занимаем такую позицию по всем смертям пациентов, есть официальная комиссия для разбора. В данном случае расследование началось сразу же после вскрытия и заявления супруги. Первый этап — заседание лечебно-контрольной комиссии — уже прошёл, сейчас расследование от момента поступления до гибели пациента ведёт наша внутренняя комиссия. На третьем этапе мы привлечём внешнюю независимую экспертизу: специалистов либо из Ханты-Мансийска, либо из Сургута. Эту практику мы ввели осенью», — рассказал Гильванов в разговоре с корреспондентом «URA.Ru» .

Главный врач заявляет: больница ни в коем случае не намерена скрывать случившееся от общественности и закрывать информацию. «Мы намерены довести дело до конца. Нельзя говорить, что медработники зачерствели... этот случай нас откровенно взбудоражил, он слишком неординарный. В данный момент я не готов делать какие-либо выводы, но если будет определено, что кто-либо из сотрудников допустил факт неоказания медицинской помощи или халатности, то мы примем соответствующие меры», — добавил Гильванов.

Он также объяснил, почему болезнь Артёма Сафиуллина протекала столь стремительно. «У него была кишечная инфекция, это подтверждает и вскрытие, и анализ лечебной комиссии больницы. На этом фоне у пациента случился инфекционно-токсический шок, к тому же перед этим он перенёс ветрянку, которая очень быстро убивает иммунитет. Вся цепь этих заболеваний привела к итогу. Также могу добавить, что мировая статистика подобных случаев подтверждает опасность подобных случаев», — резюмировал он.

Таким образом, медицинская система Югры вновь оказалась под пристальным вниманием общественности. Как бы то ни было, но хочется верить, что гибель Артёма Сафиуллина в больнице всё же произошла не по вине врачей. Однако источники, знакомые с положением дел в клинике, рассказывают, что 1 февраля на ночную смену в детском соматическом отделении (тот самом, где в июле прошлого года скончалась полугодовалая Вероника Клинкман) якобы заступила пьяная медсестра. На сообщение о состоянии сотрудницы медучреждения отреагировала местная полиция, медсестру заставили покинуть пост, однако неприятный осадок остался. Да и в целом, если учесть тот факт, что сегодня следственные органы расследуют более 10 случаев смертей пациентов в больницах округа, то можно сделать вывод, что югорская медицина несколько не соответствует декларируемому регионом высокому статусу.

Югорская медицина опять попала под удар. И опять в центре зарождающегося скандала Нефтеюганская городская больница, в которой из-за халатности врачей умерла полугодовалая Вероника Клинкман. Сейчас в реанимации скончался 25-летний мужчина — «сгорел» за несколько часов. Вдова пообещала найти и наказать виновных. Врачи, к которым после недавней шумихи приковано внимание всего региона, уходят от обсуждения проблемы. Тем временем делом уже занялась Москва. Подробности — в материале «URA.Ru». Уже в ближайшие дни Нефтеюганская городская больница, к которой и без того постоянно приковано внимание СМИ и жителей Югры, может вновь оказаться в эпицентре очередного медицинского скандала. Повод достаточно простой: письма горожанки Елены Сафиуллиной, направленные в администрацию президента РФ, губернатору округа и в прокуратуру региона. В них женщина призывает разобраться в ситуации, которая привела к гибели её мужа Артёма в стенах главной городской клиники. По мнению Елены, винить в произошедшем стоит в первую очередь городскую службу «скорой помощи», не распознавшую критическое состояние супруга и не принявшую мер по госпитализации. История достаточно простая. 25 декабря прошлого года Артём Сафиуллин подхватил ветряную оспу и находился на домашнем лечении. К наступлению нового года мужчина пошёл на поправку. Уже 2 января отец семейства, пишет Сафиуллина в письме, чувствовал себя прекрасно, весь день веселился и играл с детьми. А на следующее утро уже не смог подняться с кровати. Через пару часов, несмотря на жаропонижающие препараты, у Артёма резко поднялась температура, его начало трясти, ломили кости. На этом моменте супруга вызвала «скорую». Медики приехали в обед, температура у Артёма поднялась до 40,3 градусов. Мужчине сделали жаропонижающий укол, измерили давление, осмотрели горло и поставили диагноз — ОРЗ. «При этом заявили, что с таким диагнозом госпитализировать не будут, посоветовали вызвать участкового врача и объяснили, как сбивать температуру парацетамолом, анальгином и супрастином», — пишет Сафиуллина. Вызвать специалиста на дом не удалось — в диспетчерской районной поликлиники Елене заявили, что все врачи разошлись ещё в 12 часов. «Считаю, что первая бригада „скорой помощи“ обязана была сообщить в ЛПУ о тяжелом состоянии больного, участковый или дежурный врач обязан был прийти к нам и проверить ещё раз супруга, но никого не было. Мы остались один на один с недугом и без медицинской помощи», — рассказывает Сафиуллина. Впрочем, признаёт она, после приезда «скорой» Артём пошёл на поправку, температура снизилась до 38,8 градусов. Ещё через полтора часа состояние снова ухудшилось: ко всем симптомам добавились озноб, активное обезвоживание (рвота, проще говоря), общая слабость и головокружение. Так продолжалось до 19:00, когда супруга снова решилась вызвать «скорую». На этот раз медики приехали незамедлительно, Артёму измерили давление (60 на 40), поставили капельницу, было принято решение о госпитализации. «Его снесли на носилках с пятого этажа, сам передвигаться он уже не мог», — рассказывает женщина. В городскую больницу Нефтеюганска имени В.И. Яцкив семейную пару привезли в районе 21 часа. А дальше началось непонятное. Сначала Артёма отправили в приёмный покой, через 10 минут перенесли в машину «скорой помощи» и повезли в инфекционное отделение. Там поставили капельницу, взяли анализы, состояние Сафиуллина не менялось. «Дежурный врач решил подстраховаться и отправить мужа в реанимацию. Сказал, что это необходимо для стабилизации состояния, сказал, что утром переведут обратно в инфекционку, сказал, что волноваться не о чем. Снова подъехала всё та же „скорая“, измерили давление — пониженное. Медсестра „скорой“ сказала, что не имеет права транспортировать Артёма в таком состоянии, ответственность на себя взял дежурный врач, который поехал с нами. Все вместе мы понесли его к „скорой“, снова поехали в приёмный покой, там уже поехали в реанимацию. Меня туда не пустили, но через 10-15 минут вышли две медсестры, сказали, что ему лучше», — пишет Елена Сафиуллина. На все эти перемещения у персонала ушло почти два часа. К часу ночи Артёма перевели на аппарат искусственного дыхания, через час у него произошла остановка сердца. В 2:30 он скончался. «На протекание всей болезни от начала до конца ушло около 16 часов. 4 января мне выдали справку на руки, где причиной смерти указаны сердечно-сосудистая недостаточность и острый гастроэнтерит. Он ничем не злоупотреблял, вёл здоровый образ жизни, не пил. Молодой, весёлый и так страшно, мучительно умирал. Я не буду молчать. Моё право винить первую бригаду скорой помощи, я имею право верить, что всё было бы иначе, если бы его госпитализировали сразу же», — пишет Елена в письме. В разговоре в корреспондентом «URA.Ru» Елена Сафиуллина сквозь слёзы рассказала, что в данный момент она написала несколько писем: в администрацию президента РФ, губернатору Югры Наталье Комаровой, а также в окружную прокуратуру. «Прокуратура уже передала заявление в Здравнадзор региона», — добавляет она. В то же время директор регионального департамента здравоохранения Александр Филимонов пояснил, что на данный момент не в полной мере владеет информацией об этом случае. «Следует понимать, что к нефтеюганской городской больнице после событий прошлого года приковано повышенное внимание. Знаю, что сейчас там идёт внутреннее расследование, в любом случае мы готовы заниматься этим вопросом. Также отмечу, что в прошлом году в больнице сменилось руководство, они очень щепетильно относятся к подобным случаям», — заявил Филимонов, предложив обратиться к главному врачу учреждения Вадиму Гильванову. Руководитель больницы в свою очередь подтвердил, что в данный момент в учреждении ведётся внутреннее расследование. «Мы всегда занимаем такую позицию по всем смертям пациентов, есть официальная комиссия для разбора. В данном случае расследование началось сразу же после вскрытия и заявления супруги. Первый этап — заседание лечебно-контрольной комиссии — уже прошёл, сейчас расследование от момента поступления до гибели пациента ведёт наша внутренняя комиссия. На третьем этапе мы привлечём внешнюю независимую экспертизу: специалистов либо из Ханты-Мансийска, либо из Сургута. Эту практику мы ввели осенью», — рассказал Гильванов в разговоре с корреспондентом «URA.Ru» . Главный врач заявляет: больница ни в коем случае не намерена скрывать случившееся от общественности и закрывать информацию. «Мы намерены довести дело до конца. Нельзя говорить, что медработники зачерствели... этот случай нас откровенно взбудоражил, он слишком неординарный. В данный момент я не готов делать какие-либо выводы, но если будет определено, что кто-либо из сотрудников допустил факт неоказания медицинской помощи или халатности, то мы примем соответствующие меры», — добавил Гильванов. Он также объяснил, почему болезнь Артёма Сафиуллина протекала столь стремительно. «У него была кишечная инфекция, это подтверждает и вскрытие, и анализ лечебной комиссии больницы. На этом фоне у пациента случился инфекционно-токсический шок, к тому же перед этим он перенёс ветрянку, которая очень быстро убивает иммунитет. Вся цепь этих заболеваний привела к итогу. Также могу добавить, что мировая статистика подобных случаев подтверждает опасность подобных случаев», — резюмировал он. Таким образом, медицинская система Югры вновь оказалась под пристальным вниманием общественности. Как бы то ни было, но хочется верить, что гибель Артёма Сафиуллина в больнице всё же произошла не по вине врачей. Однако источники, знакомые с положением дел в клинике, рассказывают, что 1 февраля на ночную смену в детском соматическом отделении (тот самом, где в июле прошлого года скончалась полугодовалая Вероника Клинкман) якобы заступила пьяная медсестра. На сообщение о состоянии сотрудницы медучреждения отреагировала местная полиция, медсестру заставили покинуть пост, однако неприятный осадок остался. Да и в целом, если учесть тот факт, что сегодня следственные органы расследуют более 10 случаев смертей пациентов в больницах округа, то можно сделать вывод, что югорская медицина несколько не соответствует декларируемому регионом высокому статусу.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...