14 июня 2019
13 июня 2019
11 июня 2019

«Это была настоящая летающая бомба»

Диспетчеры и фанаты авиации на Ямале обсуждают крушение частного Ми-2. «Эта партизанщина всех достала!»

Наталья Ефремова
© Служба новостей «URA.RU»
07 ноября 2014 в 01:52
Размер текста
-
17
+
Сотрудника нефтедобывающего предприятия Ноябрьска Валерия Шестопалова называли фанатом авиации. Она и стала причиной его гибели фото – с форума малой авиации

На Ямале продолжают обсуждать крушение Ми-2, в результате которого погибли два человека. Новость об аварийной посадке взбудоражила весь регион, о катастрофе заговорили авиаторы по всей России. Пока следствие устанавливает причину случившегося и ищет виновников трагедии, авиалюбители уже сделали первые выводы по фотографиям обломков. Опытные пилоты предупреждают: на Ямале «море частных вертолетов» и не все они зарегистрированы. Наблюдатели судачат: «Сколько еще жертв принесут „партизанские“ полеты фанатов воздушной стихии?» Тем временем друзья погибшего владельца судна вспоминают о нем как о человеке, который всегда был готов прийти на помощь. Подробности — в материале «URA.Ru».

Накануне Ноябрьск проводил в последний путь начальника отдела Ноябрьского лесничества Евгения Казакова. Он погиб второго ноября при аварийной посадке вертолета Ми-2 в 140 километрах от города. Вместе с ним разбился его давний товарищ — сотрудник «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаза» Валерий Шестопалов. Его похоронили днем ранее. Известно, что он был «фанатом неба» и именно ему принадлежал разбившийся вертолет.

Роковой случай, унесший жизни мужчин — одна из самых обсуждаемых тем на Ямале. Наравне со следствием общественность ищет ответы на многие вопросы. Один из них — как пилоту-любителю удавалось незаметно для всех парить над землей? В силовых ведомствах не стали скрывать, что трагический полет был несанкционированным.


На ямальскую землю списанный Ми-2 впервые приземлился в июле 2010-го. Покупке радовались и отмечали

Сразу после случившегося в управлении МЧС по ЯНАО сообщили о том, что воздушное судно не имело регистрации. Чуть позже стали известны и подробности. Оказалось, что вертолет базировался в Ноябрьске уже четыре года и об этом знали не только близкие друзья погибшего, но и силовики. В 2010 году в ходе проверки антитеррористической безопасности авиаобъектов они обнаружили его на местном вертодроме «Ясный». Воздушное судно не имело опознавательных знаков. Как оказалось, годом ранее обнаруженный Ми-2 был утилизирован в виде лома Омским РОСТО-ДОСААФ. Вертолет передали в местный учебно-авиационный центр в качестве наглядного пособия. Как учебное пособие залетело в Ноябрьск, предстояло выяснить следствию.

Эту историю отлично помнит заместитель начальника ЛОВД на станции Ноябрьск Дмитрий Терновой. В те годы он исполнял обязанности руководителя отдела и лично докладывал о находке в городскую администрацию. Дело находилось на контроле у Новоуренгойской транспортной прокуратуры. Однако, чем закончилось расследование этого инцидента, пока остается загадкой.

Известно, что вскоре вертолет сменил место своей дислокации. Стоянку транспортного средства решили оборудовать на территории автохозяйства на промзоне. Ныне покойный Валерий Шестопалов охотно делился новостями, связанными с покупкой вертолета: о своих впечатлениях он рассказывал единомышленникам на авиафорумах. «Из Омска в Ноябрьск перегонял своим ходом, под присмотром опытного инструктора, 950 км, по-партизански. Вертолёт устраивает полностью, тем более в нашей глуши и за те деньги, которые он стоит», — писал владелец «вертушки».


Вертолет Ми-2 «жил» в Ноябрьске уже четыре года. В надзорных инстанциях знали, что он не был зарегистрирован

Летом 2011 года транспортное средство было отправлено на техобслуживание в Марьяновку Омской области. «Силами местных специалистов был покрашен и „перетрясен“ от колес шасси до крышки токосъемника. В общем, кайфуем от вертолета (плюю три раза)», — рассказывал Шестопалов.

Между тем у экспертов летного дела такая беспечность может вызывать только беспокойство. Слухи о том, что за вертолет компания друзей заплатила не больше двух млн рублей, повергли в шок видавших виды авиаторов. «Поддержанный Ми-2 в хорошем состоянии стоит около восьми млн рублей. За меньшую сумму (1-1,8 млн рублей) можно купить только „дрова“. Я знаю людей в Омске, которые подбирают списанные вертолеты на свалке. Они не подлежат ремонту, потому что выработали свой ресурс. Их нельзя эксплуатировать, но народные умельцы их клепают, красят, доводят до ума: масло в движке есть, давление есть, смазку поменяли и порядок. Никаких заводских проверок и гарантий, естественно, быть не может», — рассказал «URA.Ru» командир самолетного звена авиаклуба «Высота» Алексей Ситников.

Летчик добавил, что обслуживание вертолета владельцу также влетает в копеечку: заводской ремонт воздушного судна стоит порядка девяти млн рублей. Разумеется, нелегальные летчики эти деньги платить не будут и, скорее всего, обратятся за помощью к народным умельцам.


Чтобы зарегистрировать вертолет, нужно заключить договор на его обслуживание, на стоянку, должен быть постоянный техсостав. Это требует средств и сил. Но опытные летчики не считают это большой проблемой

На вопрос о том, сложно ли зарегистрировать воздушное судно, собеседник агентства пояснил, что на это, как правило, уходит уйма времени и средств. «Слишком много бюрократических проволочек, направленных на выкачку денег, поэтому летчики и „партизанят“. Что касается астрономических налогов — то это миф. Ежегодно владелец платит транспортный налог, но суммы там совсем не миллионные», — рассказал Ситников.

Помимо технического состояния транспортного средства и его годности к эксплуатации вопросы вызывает и сам несанкционированный полет. Как все эти годы пилот-любитель оставался незамеченным для авиадиспетчеров? Очевидно, что нелегальный вертолет мог представлять опасность как для судов, пересекающих воздушное пространство региона, так и для людей, находящихся на земле.

«Имеющиеся радиотехнические средства не позволяют нам видеть воздушные суда на значительном отдалении. На малой высоте радиолокаторы могут фиксировать только взлет и посадку, которые происходят в нашем аэропорту. Наша зона ответственности составляет 50 км, а инцидент, насколько мне известно, произошел в районе 140 км от Ноябрьска. Это уже зона ответственности Нижневартовска», — прокомментировал «URA.Ru» начальник Ноябрьского центра организации воздушного движения Виктор Новоселов.


Списанный вертолет в основном использовался для выездов на охоту и рыбалку. За первые полгода дислокации в Ноябрьске Ми-2 Шестопалова налетал 60 часов

«Скорее всего, он летал на высоте не более 100 метров. Это делалось для того, чтобы скрыться от наших радиолокаторов. Мы никогда его не видели и даже не слышали о нем, заявок на обеспечение полета нам не поступало, на радиосвязь он не выходил. Человек, который не хочет подвергать опасности себя и других, сперва должен выучить федеральные авиационные правила, изучить Воздушный кодекс, получить летное свидетельство. Он должен знать, как летать и где летать, какие существуют маршруты. Необходимо знать обо всех высотных препятствиях, расположенных на его пути. Легальные летчики подают заявку на использование воздушного пространства, предоставляют план полета. После этого мы несем ответственность за них, и за тех, кто в это время находится на земле. Мы им помогаем! А этот вертолет был самой настоящей летающей бомбой! Хорошо еще, что он упал в озеро, а не кому-нибудь на голову. Я не знаю, было ли у него свидетельство пилота-любителя, и что он объяснял сотрудникам полиции, которые несколько лет назад обнаружили его вертолет. Что он тогда им говорил? Что это музейный экспонат? Или лом? Он не имел права садиться за штурвал незарегистрированного вертолета. Это было преступлением! Так поступают только террористы!», — в неофициальной беседе выразили мнение сотрудники отдела обеспечения воздушного движения.


Отказ оборудования, роковая ошибка пилота или внезапный снежный вихрь? Причину трагедии предстоит выяснить следствию

Параллельно вопросы эксплуатации советского Ми-2 активно обсуждали на авиафорумах в Сети. Уже после известий о случившейся трагедии авиаторы отмечали, что на транспортном средстве была установлена слишком старая радиостанция, что косвенно могло характеризовать отношение владельца к технике безопасности. «Да станция на вертолёте стояла Р-860. По большому счёту, другую туда ставить не было смысла. Вертолёт летал по-партизански и связываться с кем-то особой нужды не было. Честно говоря, эта партизанщина уже всех достала. Буквально четыре дня назад созванивались с Валерой по поводу регистрации и сертификации его борта... Основная причина — это отсутствие со стороны государственных органов контроля и в принципе невозможности его организации за подобными бортами», — написал один из участников авиафорума.


Отдаленные северные озера славятся своей рыбой и манят любителей отдыха на природе

В самой Росавиации говорят, что проверить все воздушные суда просто невозможно: обойти все частные ангары и промзоны надзорные инстанции не могут. В ведомстве замечают, что в день трагедии была нелетная погода. Опытные пилоты при этом добавляют, что для вертолета нет ничего опаснее снега. «Вертолеты МИ-2 — одни из самых сложных в управлении. Они гораздо сложнее, чем американские, например. При этом можно назвать потенциально опасной каждую посадку в снег: на расстоянии 50 метров от земли пилот переходит в ручной режим управления вертолетом и ему необходимо понимать расстояние до земли. Если поднимается снежный вихрь, определить это расстояние практически невозможно. Как сделать так, чтобы бури не было — этому учат профессиональных летчиков», — рассказывает авиатор. Он замечает, что ошибку может совершить даже опытный пилот. «На днях погиб мой друг, военный лётчик. Попал в обледенение. В России море частных вертолетов, очень много богатых людей. Некоторые просто приносят деньги и говорят, чтобы их обучили в рекордные сроки, не понимая, чем это грозит», — заключает собеседник.


Авиаторы строят различные версии трагедии: «Кусок уцелевшей лопасти подтверждает мысль о касании об лед несущего винта, в результате чего от лопасти отломился большой кусок и возник мощный дисбаланс при еще работающих двигателях. Бешено мотающаяся вертушка, кувыркаясь с боку на бок, отломила себе все выступающие части фюзеляжа и выбросила из чрева все, в том числе и экипаж»

Тем временем на авиафорумах появляются воспоминания о погибших в озере Кумалито. «Я на этой „двойке“ летал не раз в качестве пассажира (Валера вытаскивал из разных заплетов в разное время года)! Вкратце расскажу Вам каким он был (Валерий Шестопалов — прим.ред.)! Он пенсионер (ГИБДД)! В складчину купили вертолет Ми-2. Мы его вместе с Валерой и все близкие встречали, когда его пригнали своим ходом с Омска. ... Неоднократно поднимал свою „двойку“, чтоб помочь рыбакам, охотникам оказавшимся в критической ситуации, и все это он делал бескорыстно. А СанАвиация и Спасатели могли начать действовать только после подписания различных бумаг и других бюрократических моментов, а ему нужно было только забить координаты места бедствия и запуститься! Он облюбовал озеро в 140 км от Ноябрьска. Валера не разрешал в озере ловить рыбу сетями и в радиусе 5 км стрелять птицу. Он всегда говорил, что привозит на избу своих детей, и те видят живую природу, а дичь не боится людей. Погода предрешила его судьбу. Ни техника пилотирования, ни вертушка, а именно погода. Он заходил на посадку. Очевидцы говорят, что был снежный заряд, ветер и сильная метель, и Валера предположительно „потерял“ землю», — написал один из пользователей.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...