03 августа 2021

«Не надо обольщаться. Путин долго терпеть не будет!»

Новый курганский вице-губернатор – об антикоррупционном «колпаке», команде Богомолова и ожиданиях Кокорина. Эксклюзивное ИНТЕРВЬЮ «URA.Ru»

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Все инвесторы отныне будут проходить проверку у экс-прокурора Зауралья Владимира Зубрина фото – Павел Бедняков, Игорь Меркулов

С новым вице-губернатором Зауралья по внешнеэкономическим связям Владимиром Зубриным мы встретились в его московском офисе на Басманном переулке. «Сейчас я вас угощу прекрасным китайским чаем», — предложил гостеприимный чиновник. Пока молочный улун, буквально накануне привезенный друзьями из Поднебесной, заваривался, Зубрин рассказывал о том, как устроился в новом офисе, в который заехал несколько недель назад: сегодня у него есть только шкаф, стол, стулья и телефон. В деревянном серванте — статуэтка «Россия» (знаменитое каслинское литье), иконы, благодарственное письмо от архиепископа Курганского и Шадринского Константина. Бывший прокурор Курганской области сегодня — это и чиновник, и... борец с коррупцией в одном лице. О секретах работы, местах, где водятся инвесторы, курганском Баден-Бадене и экономическом прорыве Зауралья — в эксклюзивном интервью Владимира Зубрина «URA.Ru».

— Владимир Викторович, ваш послужной список внушителен. И вот сейчас новый пост — должность заместителя губернатора по внешнеэкономическим связям. Бытует мнение, что такие должности раздают в знак благодарности за помощь на выборах, по дружбе и т.д. В вашем случае как было?

— Я думаю, здесь роль сыграли несколько факторов. Главное, что я — человек, известный в стране. Кроме того, что я занимал должности заместителя генерального прокурора, замдиректора ФСКН, замминистра юстиции, я еще два года возглавлял Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения. Курировал военно-промышленный комплекс, защищал интеллектуальную собственности России при поставке военной техники за рубеж. Думаю, это повлияло больше, чем наши хорошие отношения с новым губернатором и мои прежние заслуги как прокурора Курганской области. Всю жизнь я служил государству и сейчас хочу служить Зауралью. Идти в услужение к коммерсантам я не могу.

— Ваша должность — новая в структуре правительства. Раньше внешнеэкономическими и межмуниципальными связями занимался один человек. На ваш взгляд, разделение полномочий между двумя вице-губернаторами оправдано?

— Да. Кстати, неправда, что мы с [вице-губернатором по инвестициям Игорем] Веригиным как-то мешаем друг другу. Губернатор специально создал такую структуру. Вообще, ведь только жизнь может ответить на все сомнения: год-два покажут, оправдано такое разделение или нет, оправдаем мы свое назначение или нет.

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир

— С другой стороны, нужна четкая координация работы, чтобы не получилось так, что у семи нянек дитя останется без глазу. Ведь сегодня инвестициями занимаетесь не только вы и ваш коллега — вице-губернатор Игорь Веригин, но еще и Геннадий Певцов, работающий директором по инвестициям в курганском представительстве в Москве.

— Понимаете, это может произойти года через три, когда мы привлечем в регион большой объем инвестиций. Как произошло в Калужской области: создали новые предприятия и успокоились. Тогда, может быть, достаточно будет одного замгубернатора. Но на сегодняшнем этапе, я думаю, инвестициями должно заниматься как можно больше людей.

— Разделение полномочий влечет дополнительные бюджетные затраты. В свете оптимизации штатов это выглядит нелогично...

— Думаю, тот бюджет, который мне положен, я оправдываю, и в будущем буду еще больше оправдывать. Я считаю себя чисто «рабочей лошадкой», работаю без выходных. К Новому году у меня появятся советник и водитель. Да мне и не надо большого аппарата. Я считаю, и один в поле воин. У меня есть еще порядка десяти общественных помощников — они все из бизнеса и с удовольствием помогают, потому что загорелись идеей — произвести прорыв в Курганской области.

Владимир Зубрин. Интервью, вип часы, зубрин владимир

Если человек хочет работать, он все препятствия преодолеет. Я, например, с удовольствием езжу на метро. Даже когда я носил погоны, ездил на машинах с мигалками, очень часто выходил из автомобиля у ближайшего метро, чтобы не стоять в пробках — в правительство или на важные встречи опаздывать нельзя. Сейчас спокойно передвигаюсь на метро и поэтому знаю свой график работы поминутно. Если, к примеру, сегодня у меня в 16 часов встреча с заместителем министра здравоохранения, я знаю, что выйду из офиса в 15.10, в 15.45 я буду у него в приемной. А если на машине? Выедешь — обязательно попадешь в пробку. Вроде бы смотришь по навигатору — чисто на дороге. Но на Садовом — раз, встал в пробку. Даже когда у меня появится служебная машина, основным видом транспорта для меня останется метро.

— Найти инвестора внутри страны непросто, а на вас лежит ответственность за привлечение иностранных инвестиций. Как вы налаживаете контакты?

— Это и старые, и новые знакомства. Я общаюсь с коллегами из других регионов. В частности, из Калужской и Омской областей, Чувашии. Мне интересно посмотреть, как работают мои коллеги, перенять их опыт, чтобы не совершать ошибок, которые они когда-то совершили. Они дают дельные советы. Сейчас я возрождаю курганское землячество в Москве. Мы хотим привлечь уроженцев Зауралья к развитию области, чтобы они чувствовали ответственность за свою малую родину.

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир

— А достаточно ли посидеть, как это многие себе представляют, за столиком в ресторане, чтобы привлечь инвестора?

— Знаете, я не приемлю такой метод общения. Я предпочитаю беседовать с людьми или в этом кабинете, или в их офисе, либо в кафе за чашечкой кофе или чая. Мы должны научиться трезво смотреть на жизнь. Как с нами будут работать зарубежные инвесторы, если у нас будут на первом месте развлечения и банкеты? Ты должен утром помнить, о чем договаривался накануне вечером. За рубежом работают с людьми, которых знают и которым доверяют. Ресторан — не место для переговоров.

— У вас есть какие-то запреты: с представителями одних стран общаться, других — нет?

— Нет, запретов никаких нет. Я ведь сейчас занимаюсь сугубо мирным делом. Я не попал ни в какой список, в том числе Магницкого.

— Согласна, сегодняшняя ваша работа мирная, но ведь на Россию давят с разных сторон...

— Уверяю вас, что зарубежный бизнес против санкций.

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир

— На данный момент вы ведете переговоры с кем-то из иностранных инвесторов? Есть результаты?

— Мне довелось провести уже несколько встреч с представителями германского бизнеса. Это помощь в организации строительства заводов в Курганской области, передача технологий. Кроме того, рассматриваем возможность строительства крупных медицинских центров — у нас ведь с вами нет современных медучреждений, кроме Центра Илизарова и перинатального центра.

— А какое направление медицины?

— Фирма, которая ко мне обратилась, строит самый крупный в России центр транспортологии в Волжском. Они могут построить медицинские центры разного направления. Мы должны определиться, что сегодня необходимо для области.

— А как быть с кадрами? Сегодня врачей не хватает даже в существующих учреждениях. Об этом нельзя забывать.

— Согласен, проблемы есть. Но если будет построен прекрасный медицинский центр, то и кадры найдутся, они пройдут обучение в Германии. Хотелось бы также привлечь инвесторов в развитие курортного бизнеса. У нас есть уникальные курорты, и желательно, чтобы на них обратили внимание, прежде всего, на курорт «Озеро Медвежье». Это же уникальное место — состав его солей сопоставим с Мертвым морем.

Владимир Зубрин. Интервью, чай, чашка, кружка, зубрин владимир

— Но инфраструктуры практически никакой.

— Есть, но она слабенькая, и ее, конечно, надо менять. Кроме того, сейчас «Курорты Зауралья» — унитарное предприятие, его надо акционировать, иначе инвесторы не пойдут.

— Это может вызвать большой скандал, как было уже месяц-полтора назад при принятии программы приватизации на 2015 год, в которую включен ряд социальных объектов.

— Я понимаю, что опасения имеют место. Мы должны понимать, что без привлечения внебюджетных инвестиций предприятие невозможно развить. Я убежден в этом. Есть заинтересованные люди, которые могут это сделать. Буквально на днях я встречался с известным бизнесменом из Германии. Я ему сказал: «Что вам стоит сделать на нашем курорте „Озеро Медвежье“ нечто подобное вашему Баден-Бадену? Состав солей в этом озере гораздо лучше, чем у вас, и вода у нас минеральная прекрасная». Он заинтересовался. Мало ведь кто знает о наших ресурсах, что здесь можно построить курорты, сопоставимые с Баден-Баденом, Карловыми Варами. Сейчас как раз такой период, который позволяет россиянам обратить внимание на собственные природные ресурсы. Все же привыкли отдыхать за рубежом, потому что там хороший сервис. Но если то же самое сделать у нас, люди будут оставаться здесь.

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир

— Какие еще направления привлечения зарубежных инвестиций в Зауралье вы считаете перспективными?

— Приоритет отдается сельскому хозяйству — область традиционно была аграрной. Сейчас губернатор поставил задачу — возродить авторитет Курганской области как кормилицы. Что мешает нам распахать заброшенные земли? Сегодня стоит вопрос строительства завода по глубокой переработке зерна. Первые серьезные переговоры я провел с руководителями нескольких крупных компаний, они уже встречались с губернатором области. Одна из них — «Швабе». Обращались ко мне также представители Южной Кореи — они тоже заинтересованы в развитии сельского хозяйства, поскольку проблемы продовольствия скоро будут стоять остро во всем мире.

— Курганцы еще в период избирательной кампании высказывали опасения по поводу китайцев, которые проявляли интерес к нашему сельскому хозяйству. Людей беспокоит, что Зауралье превратится в китайскую провинцию. То же самое, наверное, можно сказать и о корейцах. У вас есть такие опасения?

— Такие опасения есть, я с вами совершенно согласен. Все зависит от того, насколько мы с китайскими инвесторами убедим друг друга в полезности наших отношений и какова будет экспансия китайского капитала в Курганскую область — это надо тщательно отрабатывать. Понимаете, если бы мы уже были процветающей областью, уровень жизни у нас был бы, как в Москве, у нас стояло бы в очереди 50 инвесторов, и мы могли бы выбирать, было бы проще. Мы, конечно, соизмеряем все «за» и «против». Ответственность-то ложится на нас в первую очередь.

— С кем из инвесторов вам удалось еще провести встречи?

— Я встречался с представителями Латвии, Эстонии, Финляндии, Казахстана. Кстати, с нашими ближайшими соседями, казахами, очень интересно работать. Мы пытаемся представить, на каких паритетных началах мы будем работать, потому что с 1 января у нас будет единое экономическое пространство, и мы кровно заинтересованы, чтобы наши связи были хорошо развиты.

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир

— А у вас есть какие-то установки: скажем, в течение месяца вы должны привести в регион одного инвестора?

— (смеется) Нет, такого плана, конечно, нет. Мы не работаем за палочки. Мы понимаем, что, чем больше мы приведем инвесторов, тем лучше. Уже в 2015 году в область придут первые инвесторы, и первые миллиарды начнут поступать в бюджет.

— Какие это проекты?

— Например, проект известной московской фирмы «Гефест». С этой компанией губернатор заключил протокольное соглашение. Пока не хотелось бы раскрывать все тайны. Когда будет составлен бизнес-план, мы это сделаем. У нас будут звучать и другие названия фирм, готовых работать на территории Курганской области. Я уверен, что это произойдет уже в 2015 году.

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир

— Открытие международного терминала в курганском аэропорту, изменение статуса Курганской ТЭЦ-2 и снижение энерготарифов облегчит вам задачу по поиску инвесторов?

— Конечно. Открытие международного терминала, я думаю, привлечет дополнительные инвестиции в Курганскую область. Но нам нужно говорить еще и об открытии новых рейсов внутри страны: в Санкт-Петербург, Новосибирск, Нижний Новгород, Сочи, Симферополь. Нужны чартерные рейсы в другие страны. Сегодня мы ведем переговоры с руководством аэропорта, с Министерством транспорта. Решение вопроса — это длительный процесс.

Снижение энерготарифа произошло пока небольшое, но это изменит, конечно, отношение бизнеса. Конечно, все инвесторы интересуются, какой тариф. Проблема сегодня еще в том, что мы отбили у человека желание работать и получать за свой труд достойную заработную плату. Как вернуть веру и стремление к труду? Нужно, чтобы власть не была коррумпирована, чтобы люди этой власти доверяли и видели, что чиновник живет, как все, не выпячивается. У нас ведь как бывает: вроде бы чиновник, а у него миллиарды — как он мог их заработать?

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир

— Наверное, многие, кто находится у власти и имеет доступ к большим деньгам, рано или поздно становятся миллионерами или даже миллиардерами...

— Понимаете, это вопрос совести. Поставить любого чиновника на место — никаких проблем нет. Нужна только политическая воля. Если бы она постоянно проявлялась, и все бы знали, что за каждый коррупционный шаг последует ответственность (первое — это увольнение человека с должности), не было бы такой коррупции у нас в России и в Курганской области. Мы должны к этому прийти. Если мы к этому не придем, не знаю, кто нам вообще будет помогать и на каких условиях зайдут к нам инвесторы. Ведь всех беспокоит проблема коррупции, но мы сами ее разводим — она у нас не настолько значительная, как за рубежом. Там есть коррупция, но они об этом молчат. Раз мы эту проблему заболтали, народ перестал доверять этой борьбе. Не надо болтать, надо делать дело.

— Коррупционные скандалы в Курганской области, тянувшиеся примерно с 2010 года, на ваш взгляд, негативно отразились на инвестиционной привлекательности региона?

— Я считаю, что, наоборот, очистилась определенная поляна, и люди поняли, что в Курганской области борьба с коррупцией ведется. Коррупция реально существовала и существует. Наши правоохранительные органы серьезно поработали, чтобы привлечь людей к ответственности. Чего нам бояться? Славы, что мы — коррупционная область? Я как бывший прокурор могу сказать, что процесс очищения всегда начинается с уголовных дел. Это самый мощный инструмент в руках государства — уголовная ответственность человека, который преступил закон.

Когда люди поймут, что во главе с Кокориным пришла команда грамотная, профессиональная и не коррумпированная, ситуация в области изменится коренным образом, народ поверит во власть. Поверьте, ищущих людей в России много. Они предлагают вложить деньги в новое дело, но им нужны гарантии и никаких откатов, никаких разговоров о передаче 50% бизнеса чиновникам. Людей привлекает, что мы работаем честно и открыто. У меня в лексиконе даже нет слова «откат», нет его и в лексиконе нашего губернатора. Инвесторов это привлекает.

— Ваше имя, как правило, связывают с именем бывшего мэра Кургана Анатолия Ельчанинова. В период, когда областью руководил Олег Богомолов, вас относили к оппозиции. На самом ли деле вы были настолько критичны к той власти? Тем более что больше десяти лет вы уже не живете в Кургане.

— Критическое отношение осталось. Оно связано именно с проявлением коррупции прежним руководством. Одно из первых уголовных дел было в отношении заместителя губернатора Сергея Аристова и банка «Зауральский бизнес». Там была мощная коррупционная схема. Я ее разрушил, привлек Аристова к уголовной ответственности. Богомолов, естественно, этого не хотел. Это стало первым фактором изменения наших отношений с Богомоловым. Я тогда действовал строго по закону.

Владимир Зубрин. Интервью, зубрин владимир, лазарева екатерина

— Команда Олега Богомолова вместе с тем частично сохранена Алексеем Кокориным. Как складываются у вас отношения с этими людьми? Как правило, тогда работа строилась по принципу: враг губернатора — мой враг.

— Нет, вы знаете, у меня свой подход к людям. Я как дружил со многими людьми в Курганской области, так и дружу. И никакие должности и обязательства не повлияли на наши отношения. В бывшей команде Богомолова я знал многих людей, у меня с ними как были хорошие отношения, так они и остались. Всегда важно — не потерять человеческие качества.

— По вашему мнению, сегодня в Кургане уже можно говорить о каких-то изменениях? Прежде всего, имею в виду психологический климат, отношения среди элит.

— Да, отношения меняются. Уверяю вас, что напряженность, которая существовала, спадает.

— Когда, на ваш взгляд, ваша работа даст первые результаты, область начнет получать экономический эффект?

— Хорошо быть провидцем. Но я не экстрасенс, не провидец. Наша ежедневная работа должна привести к хорошим результатам. В течение какого времени — сказать трудно. Но у нас времени нет. Я уверен, что, если уже в будущем году мы не покажем результатов своей работы, будем подвергаться серьезной критике со стороны руководства страны, не говорю уже про население области.

Не надо обольщаться, что эта должность — на пять лет. Даже губернатору никто не гарантирует, что он пять лет прослужит, если не будет положительных перемен. Путин будет терпеть это? Не знаю. Он очень быстро принимает решения. Мы не страдаем маниловщиной и если сохраним этот темп и будем показывать желание нашей работы инвесторам, они придут к нам.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...