02 августа 2021

«Я отправляю к вам „детский спецназ“»

Детский омбудсмен Павел Астахов рассказал о возможных причинах ЧП на Ямале. Эксклюзивное интервью «URA.Ru»

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Павел Астахов и Евгений Куйвашев. Екатеринбург, астахов павел, жест рукой
Павел Астахов собирается приехать на Урал Фото:

ЧП в ямальском городе Лабытнанги, где женщина прямо в магазине жестоко избила своего пятилетнего сына — история всероссийского масштаба. Мать взята под стражу, ребенок в больнице, следствие — под контролем у федерального руководства силовых структур. Лабытнанги обсудили даже в Госдуме. По предварительной версии, мать разозлилась после того, как не обнаружила на банковской карте детского пособия: перевод задержали. Еще ноябрьское происшествие всплыло в сети Интернет лишь в январе. Как такое возможно в современной России, можно ли предотвратить повторение жутких историй и в чем виноваты соседи — об этом «URA.Ru» беседует с уполномоченным по правам ребенка при президенте России Павлом Астаховым.

— Павел Алексеевич, вы сами видели это видео?

— Видел. Жуткие кадры! Нет оправдания жестокости и насилию, тем более со стороны родителей в отношении детей. Увы, несмотря на снижение общего количества преступлений, совершенных в отношении несовершеннолетних за период 2009—2014 гг.оды, цифра остается непозволительно высокой. Так, в 2014 году таковых насчитывалось более 86 тысяч!

— ЧП произошло в ноябре, было возбуждено уголовное дело, но ребенка из семьи не изымали — такое решение принято только вчера, когда видео попало в Сеть. Как вы считаете, в таких случаях нужно ли изымать ребенка немедленно?

— Не нужно ждать, когда кто-нибудь выложит видео в сеть Интернет или оно появится в новостных выпусках на телевидении. Это жизнь, безопасность и благополучие ребенка,

на жестокость по отношению к детям необходимо реагировать незамедлительно, а не ждать — вызовет или не вызовет это резонанс в обществе.

Необходимо было еще тогда, в ноябре, а может быть, и раньше предпринимать меры по защите ребенка, и, насколько мне известно, муниципальные власти уже тогда работали с семьей и Следственный комитет возбудил уголовное дело по статьям 116, 117 и 156 УК РФ.

— Для вас такие истории — не в новинку. Что поражает именно в этой?

— Я хотел бы обратить внимание на такой аспект — город Лабытнанги небольшой, все живут на виду друг у друга, у семьи есть соседи, друзья, родственники, свидетели избиения, в конце концов. Почему они раньше не сообщили о неблагополучии ребенка? Почему они не помогали семье?

Павел Астахов в Тюмени, астахов павел, взрыв мозга
Детский омбудсмен Павел Астахов — частый гость на Урале
Фото: Николай Бастриков

Известно, что органы опеки приняли решение об изъятии мальчика из семьи. Он помещен в больницу, его обследуют врачи. Мой представитель в ЯНАО, уполномоченный по правам ребенка Виталий Орешкин, уже выехал в Лабытнанги, до этого он обсуждал ситуацию с сотрудниками регионального СК. Необходимо выяснить, почему решение об изъятии ребенка принято только сейчас, почему этого не было сделано в ноябре, когда произошло избиение.

— Появлялась информация о том, что мать ребенка психически нездорова, при этом семья состояла на учете в органах опеки. Ребенок не ходил в детский сад. Как считаете, это могло стать поводом для изъятия или же этих аргументов недостаточно для принятия такого решения?

— Состояние психического здоровья человека устанавливает соответствующая судебно-медицинская экспертиза, и эта информация носит конфиденциальный характер.

Семья ранее состояла на учете в комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав в связи с социально опасным положением из-за употребления алкоголя, однако два года назад была снята с учета, так как замечаний к семье не было. На момент избиения ребенка в ноябре 2015 года семья на учете в КДНЗП не состояла.

Поэтому,

что могло или должно было послужить поводом пристального внимания со стороны органов опеки за данной семьей — вопрос к муниципальным властям.

Решать, достаточно или недостаточно аргументов для изъятия, это компетенция органов опеки и суда.

— Вы будете лично вмешиваться в ситуацию?

— Возбуждено уголовное дело, по данному факту идет следствие, поэтому вмешиваться в ситуацию я не вижу необходимости, да и не имею права. Я держу это ЧП под контролем, губернатор провел совещание с правительством региона, селекторное совещание в режиме ВКС со всеми муниципалитетами, мы проводим независимое расследование, мой представитель в регионе разбирается с обстоятельствами произошедшего и изучает психологическую атмосферу в семье: не безопасно ли там находиться мальчику.

По результатам будем принимать решение, какую помощь мы можем оказать ребенку и семье.

— Когда вас ждать с рабочим визитом на Урале? Не заедете ли на Ямал?

— 8—9 февраля я буду работать в Тюменской области. Здесь мы с коллегами, уполномоченными по правам ребенка в субъектах Федерации, проводим Всероссийскую конференцию, посвященную вопросам социального волонтерства. Это очень актуальная тема, ведь даже в свете последних ЧП волонтеры, работающие в соцсфере, могли бы оказать незаменимую помощь государственным структурам в вопросах оказания помощи семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

15 февраля в Екатеринбурге проведу совещание с руководством региона по результатам инспекции Свердловской области. Я отправляю в область «детский спецназ» для проверки детских учреждений.

Ямал в графике рабочих поездок пока не стоит.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...