26 января 2020

Как уральские митинги врачей распространят на всю Россию

Интервью с пермским акушером Тарабриной, которая за год стала федеральным лидером протеста

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Пикет «Альянс врачей». Курган, пикет, альянс врачей
Анастасия Тарабрина намерена усилить работу «Альянса врачей» через регионыФото: Екатерина Сычкова © URA.RU

Бывший лидер пермского «Альянса врачей» Анастасия Тарабрина официально назначена региональным менеджером профсоюза по стране. Об этом сказано на сайте организации, открывшемся в каникулы. В 2019-м Тарабриной удалось стать лицом протестов медиков в уральских городах. В итоге в конце года она бросила работу врача и уехала в Москву работать в «Альянсе». О работе

— Митинги в поддержку врачей в Перми, Кургане, других уральских городах сделали вас заметной личностью. Как слава лидера протеста медиков на Урале повлияла на вашу жизнь?

— К популярности я никогда не стремилась. Но когда начинаешь бороться с «системой», понимаешь, что публичность — это твоя защита. В мой адрес было много угроз, а сейчас у них (минздрав Пермского края) уже нет рычагов давления, потому что они понимают, что об этом сразу расскажут. Им этого не надо. Поэтому к популярности я отношусь как к инструменту, который меня защищает. В то же время, я прекрасно понимаю, что без этого, к сожалению, мне будет сложнее двигаться вперед.

Интервью с Тарабриной Анастасией. Пермь
Пермский акушер-гинеколог Анастасия Тарабрина теперь — замруководителя всероссийского профсоюза «Альянс врачей»
Фото: Анастасия Яковлева free © URA.RU

— Как ваши коллеги восприняли новость об уходе из больницы №6, где вы работали акушером-гинекологом и права которых отстаивали?

— Акушер-гинеколог — сложная профессия, кто бы что ни говорил. Ей нужно отдавать себя на 100%. Я поняла, что мне тяжело совмещать работу в профсоюзе и дежурства в больнице, потому что проблем много, их надо решать. Но это не значит, что я бросила своих коллег. Я всегда прихожу к ним на помощь.

Вы знаете, очень легко переложить ответственность на какого-то человека: «Вот, у нас есть Настя, пусть она борется». А сейчас я им говорю: «Ребята, нет, так не пойдет. Я могу вам указать путь, а дальше вы сами».

— Что изменилось после привлечения внимания к проблеме врачей-неонатологов больницы №6 города Перми?

— Сейчас очень много коллег записали видео в поддержку Ирины Николаевны [завотделением новорожденных больницы №6 Ирину Петрову понизили в должности до рядового врача]. И многие мне заявили: если ситуация не изменится — мы все выйдем на одиночные пикеты, будем стоять возле здания Законодательного собрания каждый день. Михаил Суханов [заместитель министра здравоохранения Прикамья] побывал в нашей больнице. Но они [представители краевого минздрава] по-прежнему ведут очень агрессивную политику. Суханов заявил, что приехал общаться с сотрудниками, но вместо этого вызывал «на ковер» Ирину Николаевну и выгнал меня. В таком формате переговоры не должны проходить. Получается, что они хотят навязать свою линию, а не договориться.

— Почему врачам приходится выходить на протесты? Можно ли изменить ситуацию в здравоохранении кадровыми решениями?

Пикет сотрудников скорой медицинской помощи. Магнитогорск
Пикет сотрудников скорой медицинской помощи. Магнитогорск
Фото: Илья Московец © URA.RU

— Никто не заинтересован встречаться с врачами. Поймите, система [здравоохранения] настолько порочна, что решать реальные проблемы медиков никто не настроен. Публичные акции — это некая крайняя точка выражения и привлечения внимания к проблемам медиков.

Приведу пример. Я теперь курирую и Кемеровскую область, город Междуреченск: в противотуберкулезном диспансере совсем недавно образовалась региональная первичная профсоюзная организация. Ситуация примерно такая же, как в Кургане, только там ее решают в правовом поле, через суд. Роспотребнадзор выявил нарушения, подал административный иск к больнице, и приостановил ее деятельность на 90 суток. Они мне позвонили и сказали: «Мы боимся, что нас вообще закроют. Боимся даже не за себя, а вообще этой ситуации, потому что в Кемеровской области довольно высокая заболеваемость туберкулезом». Я им даже не предлагала на пикеты выходить. А там четыре смелые медсестры встали на площади. Причем, местная полиция их поддержала. Потому что и она с такими пациентами имеет дело.

Вскоре мне звонит региональный профсоюзный лидер Елизавета Плотникова, и говорит: «Есть первые результаты. Во-первых, губернатор сразу зашевелился, сняли [с должности] главу департамента по социальной политике Кемеровской области, пошли на диалог с медиками. Сказали, что закрывать тубдиспансер не будут, и у них уже есть планы по ремонту, должны его в январе открыть».

— А какие города вы бы еще отметили, где проблемы врачей требуют внимания?

— Пермь: сколько лет нам обещают строительство поликлиник — ничего не сдано. Посмотрите, в каком состоянии больницы для взрослого населения, детская инфекционная больница.

Проблемы везде разные, они есть во всех городах, даже в Москве. Уж казалось бы: бюджет города 2,3 триллиона рублей, есть где «разгуляться». Но, что они закрывают роддома и больницы. Потому что проблема системная: хроническое недофинансирование и неэффективное расходование денег. В Ярославле люди лекарства не получают по рецептам, инсулин. Но министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, приезжает туда и идет за ручку с теми, кто возглавляет в Ярославле департамент здравоохранения. Она бы лучше пришла в больницу и поговорила с врачами. Нет диалога с медиками.

Поездка Алексея Текслера в Ашу. Челябинская область
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

— Какой вы видите выход из этой ситуации?

— Во-первых, начать проводить кадровые перестановки. Во-первых, у «новеньких» еще нет этой завязки с местными главврачами, их заместителями. К примеру, в Прикамье многие по 20 лет все на одном месте сидят. Давайте начнем с [Анатолия] Зубарева [советник пермского губернатора, неофициальный куратор отрасли здравоохранения]. С юридической точки зрения он ничего не возглавляет, но все прекрасно понимают, кто в Перми все решает.

Во-вторых, не давить на наш профсоюз. Не будет профсоюза — у нас все больницы закроют, оставят несколько крупных. А нам будут продолжать врать, что у нас снижаются заболеваемость, смертность. Я просто знаю, как эту статистику делают, потому что в системе здравоохранения работала.

У нас помимо медиков само население еще довольно инертное. Мы каждый раз говорим всем: «Пишите жалобы в минздрав». Не на врача — на ситуацию. Понятное дело, что крайним опять же будет врач, но без этого все равно никак. И желательно бы населению поддерживать медицинских работников. То есть, если есть какие-то акции проходят, жителям нужно на них приходить. Как в Чайковском — там же не медики возмущались, а горожане, недовольные объединением больниц.

Пикет «Альянс врачей». Курган
Пикет в поддержку уволенных врачей туберкулезного диспансера в Кургане
Фото: Екатерина Сычкова © URA.RU

— Если утверждаете, что проблемы, связанные с медициной, есть везде, то почему в одних регионах «Альянс врачей» поднимает медиков на протесты, а на другие не обращает внимания? К примеру, в Кургане вы отстояли закрытие тубдиспансера, но в соседнем Челябинске вас не видно. Как профсоюз выбирает: кому оказывать поддержку, а кому — нет?

— Для нас нет такого слова «выбирать». Я просто прекрасно понимала, что в Кургане творится настоящий беспредел. Там закон вообще не писан никому, честно вам скажу. Это я на себе испытала, просидев целый день в местном МВД, поучаствовав в судебном заседании. Просто, так случилось, что нас поддержали в Перми, в Кургане. Может быть, в Челябинске завтра так же будет. Но у нас организация пока очень маленькая в сравнении с Федерацией независимых профсоюзов России. И мы обладаем довольно скромными финансовыми возможностями.

— За счет чего существует «Альянс врачей»?

— На пожертвования. Вы даже не представляете, сколько нам людей пишут и говорят: мы готовы помочь. И мы пользуемся этим. Сейчас мы даже создали отдельный фонд помощи для врачей, которых увольняют: они нуждаются в финансовой поддержке.

— Руководитель «Альянса врачей» Анастасия Васильева назначила вас своим заместителем. Какие задачи перед вами сейчас стоят?

— Наша основная задача сейчас — развить структуру профсоюза в регионах. В каждом регионе нам нужен какой-то сильный лидер. Мы столкнулись с проблемой кадров, потому что людей, которые готовы встать и бороться с «системой», довольно мало. Но в выборе таких людей мы всегда советуемся с Анастасией, советуемся с другими лидерами. Главное — у человека должно быть огромное желание изменить ситуацию, бороться за свои права и помогать другим. И еще одна задача — организация съездов. Первый межрегиональный мы планируем провести в мае. Посмотрим, что из этого получится.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...