15 октября 2021

Житель Мегиона терроризирует бывшую сожительницу и двоих детей

Родственники югорчанки обратились в URA.RU из-за бездействия полиции

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
По словам обратившихся, огласка в СМИ — последняя надежда жертвы Фото:

Жители Мегиона (ХМАО) рассказали журналистам URA.RU многолетнюю историю насилия над их родственницей со стороны экс-сожителя. По словам мегионцев, огласка в СМИ — последняя надежда жертвы: «Она очень боится, не знает, что делать. Последняя надежда на вас», — написали обратившиеся. Корреспондент редакции связался с пострадавшей, она на условиях анонимности рассказала о своих попытках уйти от домашнего тирана.

Конфликты начались уже во время первой беременности в 2014 году, рассказывает Юля, — Айдар все чаще выпивал и надолго пропадал из дома. Из-за этого они ссорились, Юлия переживала. Говорит, любила гражданского мужа.

Вместе Юлия и Айдар (имена изменены по просьбе героини и в целях ее безопасности — прим. ред.) прожили около 3 лет. За это время у пары родились две дочери — погодки
Фото:

Ссоры вошли в привычку, эмоциональное насилие со стороны Айдара — тоже. Ему, по словам Юли, часто звонили разные женщины, а как только она пыталась что-то выяснить и поговорить, муж начинал новый скандал — обвинял, упрекал, срывал на ней зло. В 2015-м беременная уже вторым ребенком Юля ушла жить к маме и осознала, что дальше так продолжаться на может.

— Будто глаза открылись, — рассказывает она. — Поняла, что это не любовь вовсе. Поняла, что не хочу так жить…

Когда молодая женщина решила уйти от абьюзера, она узнала, что Айдар отбывал наказание в колонии за нанесение телесных повреждений. И Юля сбежала — скоропалительно вышла замуж летом 2017-го, чтобы чувствовать защиту. Этот брак продержался три года и в начале 2020-го Юлия развелась, после этого в ее жизни вновь появился Айдар.

— Пока я была замужем, он постоянно конфликтовал и разбирался с мужем. Мы с детьми были под защитой, но на этом семья держаться не может. Когда развелась, бывший сожитель начал активно пытаться меня вернуть, — рассказывает женщина.

Юля вернулась к Айдару летом прошлого года — решила попытаться восстановить отношения и создать семью, все-таки он отец ее детей. Да и мужчина вел себя так, будто осознал ошибки — проводил время с детьми, занимался воспитанием и часто забирал из детсада. Но уже через несколько месяцев, в октябре Айдар впервые избил сожительницу — таскал за волосы, заламывал ей руки. Юлия сопротивлялась и во время борьбы ударилась головой об радиатор отопления.

— Он избил меня за то, что я захотела уйти — догадывалась о его изменах, но за руку не ловила, — рассказывает Юлия. — Я вернулась к нему только из-за детей, считала, что им нужен отец. И до последнего момента верила, что я сама во всем виновата — что-то не так делаю, провоцирую…

Свидетелями потасовки стали дети. Юлия подала на мужа заявление в полицию и переехала к маме
Фото: Владимир Андреев

24 декабря 2020-го мегионский суд взыскал с Айдара штраф — 5000 рублей. За два дня до этого экс-супруг напал на Юлю прямо на улице и нанес ей «телесные повреждения, которые не причинили вреда здоровью», как напишет потом в заключении медэксперт. За это Айдар тоже заплатит 5000 рублей в казну государства и продолжит преследовать бывшую жену и детей.

Айдар пытался заставить Юлю вернуться — силой и угрозами. На видеозаписях, которые предоставила пострадавшая URA.RU, видно, что мужчина нападает не только на нее, но и на ее родственников. Пытаясь добиться встречи с бывшей женой, он хватает за руки ее мать, ломится в квартиру. На более поздней записи нападавший уже знает, что его «подвиги» могут запечатлеть, и обрывает провода камеры видеонаблюдения. Помимо нападений, Айдар и угрожает своей бывшей гражданской жене тем, что вывезет куда-либо или убьет. В одном из последних телефонных разговоров мужчина предупредил, чтобы женщина опасалась и угрожал тем, что может подбросить Юлии наркотики. Она предоставила URA.RU запись телефонного разговора.

«Зашивай карманы и у себя, и у детей. Ты думаешь, я прощу тебе все это? Я никогда не прощу! У меня у товарища грамм нашли и четыре года дали», — говорит на записи мужской голос.

Последнее нападение на Юлию Айдар совершил в начале июля 2021 года. В момент избиения неподалеку оказался местный участковый, который попытался остановить его. Практически двухметровый мужчина таскал за волосы небольшую ростом и хрупкую Юлю. Вместо того, чтобы ослабить хватку при виде представителя власти, Айдар крикнул полицейскому: «Дай пистолет, надо уже добивать, раз начал».

Мегионцы рассказывают, что полицейские говорят открыто: «Мы ничем не можем помочь»
Фото: Вадим Ахметов

Полиция возбудила уже три административных дела в отношении Айдара, но это не останавливает мужчину — он продолжает терроризировать свою жертву. Родственники и сама Юля рассказывают, что полицейские говорят открыто: «А что мы сделаем? Мы ничем не можем помочь». Оперативно уточнить информацию о роли правоохранителей в этой истории и о том, почему уголовное дело в отношении бывшего сожителя Юлии до сих пор не заведено, не удалось. В адрес пресс-службы управления МВД по ХМАО направлен письменный запрос. На момент публикации материала ответ на него не поступил.

По действующему законодательству побои в семье декриминализированы — с 2017 года за такие преступления предусмотрено лишь административное наказание. Однако те, кто совершает насилие по отношению к членам своей семьи два раза и более, могут быть привлечены и к уголовной ответственности — в этом случае им грозит до 3 месяцев ареста.

В разговоре с корреспондентом URA.RU детский омбудсмен в ХМАО Людмила Низамова сообщила, что с ситуацией Юлии знакома и сама занималась вопросом
Фото: Правительство ХМАО

По словам правозащитника, к решению проблем семьи привлечены не только полицейские, но и сотрудники органов опеки и психологи, которые работают с двумя дочерьми Юлии.

— Если женщина чувствует угрозу и считает, что ее жизнь в опасности, то ее задача — искать защиты у сотрудников внутренних дел. Также Юлия может воспользоваться временным убежищем — кризисным центром, которые есть в Нижневартовске, Сургуте и еще в ряде городов, — отметила Низамова.

В ХМАО известно примерно о 100 случаях системного домашнего насилия, говорит детский омбудсмен. В масштабах страны, как свидетельствуют социологические опросы Rumbler, почти половина россиянок заявляют о том, что сталкиваются с домашним насилием — 41% женщин. При этом только 1% из них говорят, что обращались в полицию с побоями.

Людмила Низамова считает, что на сегодняшний день в округе и в стране в целом важно наращивать потенциал служб медиации — специальных переговорщиков для разрешения родительских споров: «Родительскими спорами занимаются только две инстанции — органы опеки и суд. Не достаточно профессионалов, которые помогли бы понять каждой стороне истинные нужды и желания, и объяснить, как жить в правовом поле».

В большую часть кризисных центров дозвониться не удалось. На данный момент неизвестно, сколько их на территории округа и скольким женщинам там могут оказать помощь
Фото: Анна Майорова

В ХМАО существуют социальные кризисные центры для пребывания женщин с несовершеннолетними детьми. В 2016 году, по данным газеты Ugra.news, их насчитывалось около семи. Сегодня корреспонденту URA.RU не удалось дозвониться в большинство центров. На сайтах и в группах социальных сетей половины учреждений последние записи датированы 2018—2019 годом. В департаменте социальной политики ответили, что не могут раскрыть информации о том, сколько таких учреждений осталось в ХМАО и сколько женщин они готовы принять.

«Если живешь — значит нравится?»

Клинический психолог Лариса Кынева много лет работала с женщинами, подвергшимися физическому и психологическому насилию. По словам Ларисы, в большинстве случаев жертву и насильника связывает какая-либо вторичная выгода и это совсем не обязательно квартира, машина или какое-то другое имущество.

76% пострадавших даже после избиений не обращаются в правоохранительные органы, к правозащитникам и психологам
Фото: Екатерина Сычкова

— Возможно, это прозвучит странно: жертвы побоев, абьюза жалуются, плачут, им плохо, но заявлений тем не менее они все равно не пишут и сами не уходят от своих мучителей. Вторичные выгоды — не очевидны и чаще всего для их выявления нужна достаточно долгая работа с жертвой. Они проявляются на бессознательном уровне — жалость, получаемая от других людей, эмоции и сострадание, материальные ценности, которые страдающая от домашнего насилия сторона не хочет терять. Но это ни в коем случае не значит, что жертву ситуация устраивает. Есть и другая история — если у женщины слабый тип личности, то вполне вероятно, что она просто запугана партнером и не имеет ресурсов для сопротивления, — объясняет Кынева.

По мнению психологов, длительное пребывание женщины в стрессовых ситуациях приводит к самым различным последствиям, помимо рисков физической расправы, в разы выше шансы появления психических расстройств у жертв насилия. Отсутствие сопротивления чаще всего только утверждает у абьюзера чувство безнаказанности и власти над жертвой. По неофициальным данным, 76% пострадавших даже после избиений не обращаются в правоохранительные органы, к правозащитникам и психологам — и факты семейного насилия остаются неучтенными.

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и наш канал в Яндекс.Дзен. Оперативные новости вашего региона — в telegram-канале «Югра» и в viber-канале «Югра», подбор главных новостей дня — в нашей рассылке с доставкой в вашу почту.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...