11 июня 2021

Россель в гневе!

«Губернатор разозлился так, что один из собственников вспотел, а вторая – побелела…» Репортаж «URA.Ru». ФОТО

Размер текста
-
17
+
Губернатор не стеснялся в выражениях и жестах на закрытом совещании
Россель съездил в «уральское Пикалево»: посетил Баранчинский электромеханический завод и провел, в присутствии высоких чинов МВД и ФСБ, строгий разговор с собственниками и менеджерами предприятия. Беседа была такой жесткой, что ее свидетели постеснялись пересказать содержание. Журналист «URA.Ru» узнал у очевидцев, как решался самый острый экономической вопрос в Свердловской области, изучил справку о происходящем на предприятии и пообщался с представителями Павла Федулева. Все сложнее, чем кажется на первый взгляд.
 
Вот как оно выглядит, «уральское Пикалево»: поселок Баранчинский в 200 километрах от Екатеринбурга, за Нижним Тагилом, за Кушвой – затерянный в лесах, с кружной дорогой – еле найдешь. Патриархальная застройка, особнячки скукожившиеся, никакого новостроя, пара магазинов, народу на улицах нет совсем. Единственное крупное предприятие – тот самый Баранчинский электромеханический завод: над проходной проржавевшая вывеска про план Путина, живописные старинные цеха, шаткий мостик над быстрой речкой, нигде ни души.
 
С октября тут начались проблемы с выплатой заработной платы, сейчас долг перед рабочими – 24 миллиона рублей. Другой работы в поселке нет, в Кушве трудяги тоже не нужны, вот и сидит Баранчинский как на пороховой бочке: возьмут голодные люди да перекроют трассу «Екатеринбург – Серов». Этот поселок – главная головная боль губернатора Росселя. Уже и с кризисом научились как-то жить, и безработица уменьшается, а в Баранче с каждым днем только хуже и хуже.
 
 
Россель: «Годами тут ничего не модернизировалось!»
 
На понедельник назначили личный визит Эдуарда Росселя в Баранчинский. Прямо на предприятии глава региона должен был устроить разнос владельцам и менеджерам завода, а также предложить хоть какой-нибудь путь выхода из кризиса. Автобус с журналистами три часа добирался из Екатеринбурга. Ждали локальную вариацию темы «Путин в Пикалево», с нагибанием олигархов и «верните ручку»; но получилось немного иначе.
 
В 10 утра губернатор, осмотрев цеха, зашел в зал заседаний заводоуправления. Там его уже ждал целый штаб, в составе которого пугающее количество мест занимали силовики. Был там заместитель начальника ГУВД Мардасов, заместитель начальника УФСБ Половнев, заместитель прокурора области Любимов, начальник налоговой Саитов и еще немало страшных людей. Приехал представитель федерации профсоюзов, уполномоченный по правам человека Татьяна Мерзлякова, вице-премьер Анатолий Гредин. В зале было тесно.
 
Губернатор как зашел в зал, сразу оговорился: он начнет совещание, а потом попросит прессу удалиться. Вид у губернатора был мрачный – возражать никому не захотелось. И он начал, с недобрым лицом:
 
- Уникальный у нас тут случай получился. Продукция предприятия востребована, а завод не работает. У нас в кризис 100% предприятий металлургии заработали, ищут пути снижения стоимости, крутятся. Алюминий уже с прибылью начали продавать. А здесь – уникальный завод, единичный! Потрясающее предприятие. И что? За все годы модернизации никакой не проводилось. Люди напуганы. Я иду по цехам – убегают от меня, прячутся. Не хотят с губернатором разговаривать. Зарплата мизерная – и та не платится.
 
Тут прессу попросили выйти.
 
Прошло 2,5 часа. Губернатор вышел из зала еще мрачнее прежнего. Я попросил его рассказать, о чем договорились.
 
- Ничего я рассказывать не буду, - как-то растерянно произнес он и отправился к своей машине.
 
Оставалось допытываться у других – что же там было за закрытыми дверями и какое будущее ждет Баранчинский. Тут и выяснилось, что у каждого на этом совещании – своя правда, все перепуталось, все смешалось, и как разрубить этот узел – не понятно никому. Вот губернатор и сердится.
 
Правда рабочих
 
Владимир Конищев – начальник 10-го цеха Баранчинского электромеханического. В огромном цехе с журналистами встречается один: сейчас здесь работает всего 19 сотрудников. Вообще, на БЭМЗе могут работать до 5000 человек, а сегодня заняты лишь 1000 с небольшим. Текущая зарплата, говорит Конищев, потихонечку выплачивается, но долги за предыдущие месяцы получается выбивать только через суд, с применением судебных приставов. Сейчас многие рабочие здесь судятся со своим руководством.
 
- Кто же виноват?
 
- Я думаю, виноваты собственники. Дезориентированность какая-то, нерациональность, - Владимир тщательно подбирает слова. – Нужно менять собственника на более эффективного.
 
 
Гендиректора завода Григория Карпунина на Баранчу привел Федулев. Теперь раскаивается
 
Собственник – это, если говорить упрощенно, предприниматель Павел Федулев, который сейчас находится в тюрьме за организацию массовых беспорядков при захвате рынка «Оборонснабсбыт». Его интересы представляет гражданская супруга Елена Копытова.
 
- А она до февраля тут вообще не появлялась, - рассказывают рабочие. – Только потом приезжать стала, когда проблемы уже начались.
 
Рабочим, с которыми я говорю, симпатичнее директор предприятия – Григорий Карпунин. Он уже шесть лет руководит заводом. За ним и правда, считают они.
 
Правда директора
 
Карпунина, крепкого лысого мужика с пузиком, на завод привел Павел Федулев. Но с Павлом Анатольевичем вечно одна и та же история. Как только начались проблемы с законом, менеджмент тут же стал предъявлять собственные права на активы. Сейчас Карпунин контролирует порядка 25% акций предприятия и находится в хозяйственном споре с женой Федулева Еленой Копытовой. У той 75%, но реальной власти на заводе пока нет.
 
Карпунин выходит с совещания вспотевший, просит журналистов не слишком наседать на него: «Я немножко шокирован всем».
 
После того как журналистов попросили выйти, рассказывает директор, совещание продолжилось в том же русле. Эдуард Россель ругал и директора завода, и владельца, и гражданскую жену последнего. Такой резкой речи от главы региона не слышали давно. Он прямо предложил директору завода покинуть свой пост. Тот пока не спешит уходить.
 
 
Кукольная девушка Елена Копытова, наверное, и подумать не могла, что когда-нибудь будет управлять заводом и решать вопросы с прокуратурой, ФСБ и ГУВД
 
- Конечно, во всем, что происходит, есть и моя вина, - посыпает Карпунин голову пеплом. – Сейчас у завода вообще нет оборотных средств. Раньше в таких случаях мы шли в банк и кредитовались, сейчас надо выживать своими силами.
 
- Россель говорит, что у завода много заказов. Почему нет денег?
 
- Многие стали отказываться от работы с нами, когда пошел негативный информационный фон. И почти все отказались от предоплаты. То есть, нам приходится выполнять заказы за счет «оборотки». А ее, как я уже сказал, нет.
 
- Верно ли утверждение, что Федулев выводил деньги с завода?
 
- Да, это утверждение верно. Баранчинский электромеханический всегда работал лучше других предприятий холдинга Федулева. Нам приходилось помогать средствами другим предприятиям Павла Анатольевича. Можно назвать это поддержкой, можно выводом средств. В итоге другие предприятия обанкротились, и мы свои деньги так и не вернули.
 
- Что предлагает Россель?
 
- Россель предлагает передать предприятие другому собственнику. Возможно, государству. Принципиальных возражений это у меня не вызывает, надо обсуждать условия.
 
Вряд ли эти условия будут хорошими для менеджмента. Сейчас завод загружен на 5% (со слов Карпунина), кредиторская задолженность – 580 миллионов рублей. Из них 300 миллионов БЭМЗ должен в качестве кредитов «ВТБ». Кредит обеспечен имуществом завода – то есть предприятие почти полностью заложено.
 
- А Федулев реально управляет предприятием?
 
- Реально управляет. Я не знаю, как они там связываются с Еленой Владимировной [Копытовой], но решения принимаются и воплощаются в жизнь.
 
Правда федулевская
 
Миниатюрная блондинка Елена Копытова из зала заседаний выходит замученная и с журналистами общаться отказывается. Зато скоро мне удается поговорить по телефону с ее адвокатом – Ларисой Прихожевой.
 
- Я хотела пройти на предприятие сегодня, но не смогла, - говорит она. – Меня охрана Карпунина не пустила. Елена Копытова сама еле-еле попала.
 
Проходная и правда забита мордоворотами «привет, 90-е». Предприятие реально находится в стадии рейдерского захвата, только пойми, кто тут рейдеры (на мой вкус – все).
 
 
Начальник цеха №10 Владимир Конищев может участвовать в контроле финансовых потоков завода через уникальный чрезвычайный орган - совет трудового коллектива. Изобретение свердловских властей
 
- Копытова узнала о ситуации на предприятии только в конце 2008 года, - рассказывает мне юрист Лариса Прихожева. – Несколько лет Григорий Карпунин управлял от ее лица предприятием и вводил в заблуждение относительно дел на заводе. Он поставил свои личные амбиции выше интересов производства. Им выводились деньги: ушел 231 миллион рублей через подконтрольные фирмы. Не так давно Елена Владимировна передала ему гектар земли в Екатеринбурге, чтобы он получил под него кредит и погасил задолженность по зарплате. И что же? Были получены 50 миллионов, и куда они ушли – неизвестно.
 
- А что предлагает Копытова?
 
- Она может найти деньги для предприятия, может вернуть долги по зарплате. Но готова сделать это только тогда, когда с завода уйдет Карпунин. Иначе это все – как в бездонный колодец, сколько ни потратишь – все исчезнет.
 
- Россель предлагает передать предприятие государству, вы согласны?
 
- Мы ведем переговоры с УК «Трансмашгрупп», которая заинтересована в покупке завода. А Карпунин срывает нам эту сделку! Предприятие уже закредитовано на 90%, больше в долги лезть нельзя. А он хочет получить еще один кредит – 60 миллионов.
 
Правда в погонах
 
Никто не хочет подробно рассказывать, что там обсуждалось за закрытыми дверями. На удивление общительным оказывается заместитель прокурора области Олег Любимов. По-гимназически переминая в руках фуражку, он рассказывает: в прокуратуре каждый день проводится по несколько совещаний с участием собственников предприятий. Надзорный орган следит, чтобы везде соблюдались права трудового коллектива.
 
 
Таким злым Эдуарда Росселя не видели давно. Он не шутил, не балагурил, не травил баек. Было жутковато
 
- На БЭМЗе мы проводим проверку на предмет возбуждения уголовных дел. По умышленной невыплате заработной платы получен отказ в возбуждении дела, сейчас может быть возбуждено дело по преднамеренному банкротству.
 
- А есть опасность «уральского Пикалево»?
 
- Мы предпринимаем все меры, чтобы люди не выходили на акции протеста. Если вы говорите о перекрытии трассы, то, я надеюсь, этого не произойдет.
 
- Как можно повлиять на собственника?
 
- На собственника мы будем влиять путем убеждения, - пообещал прокурор.
 
Думается, в ивдельской колонии для этого есть свои средства.
 
Справка (со стола Росселя): как спасать Баранчу
 
На стол участникам закрытого совещания положили справки по ситуации на БЭМЗе. «URA.Ru» раздобыло экземпляр. Там предлагается пять путей вывода завода из кризиса:
 
1. Активизация сбыта, привлечение дополнительных заказов. Должны пойти заказы в рамках проектов «УП – УП», «Уральский лифт», «Уральский трамвай», Уральский электровоз». То есть, предприятие освоит государственные деньги.
2. Финансовое оздоровление. Не доводить предприятие до банкротства, а мобилизовать его внутренние ресурсы.
3. Реструктуризация долгов. Перевести краткосрочные долги в долгосрочные, отсрочить налоговые платежи. Принципиальное согласие кредиторов получено.
4. Пополнить оборотные средства, приведя новых заказчиков или получив кредит.
5. Привести новых инвесторов, введя их в уставный капитал предприятия или передав акции в доверительное управление.
Итог: к 10 августа восстановится платежеспособность и будут погашены долги по заработной плате, к 1 сентября восстановится финансовая устойчивость за счет кредита в 50-60 миллионов рублей, к 1 декабря предприятие вернется к нормальной ритмичной работе.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...