22 июля 2021
21 июля 2021

«С Нарышкиным я не встречался, но вопрос о доверии все равно поставлю»

Пермский губернатор Олег Чиркунов дал первое интервью после трагедии в «Хромой лошади»

Размер текста
-
17
+
Олег Чиркунов последние три дня провел в Москве, его вообще в последние недели трудно поймать, но после нескольких попыток нам это удалось
Губернатор Прикамья Олег Чиркунов после трагедии в ночном клубе «Хромая лошадь» не особенно много общался с журналистами. Заявление для прессы о том, что он готов поставить перед президентом РФ Дмитрием Медведевым вопрос о доверии, было практически единственным публичным выступлением Чиркунова, не считая его появления на заседании Заксобрания, где депутаты едва не вынесли губернатору вотум недоверия. Между тем, к Чиркунову накопилось много вопросов: о судьбе распущенного кабинета министров, отстраненного сити-менеджера Аркадия Каца, поведении мэра Игоря Шубина. Теперь, когда первое напряжение после трагедии немного спало, губернатор согласился ответить на эти вопросы корреспонденту «URA.Ru».
 
 - Олег Анатольевич, первый вопрос: можете ли вы назвать точную дату, когда правительство Прикамья будет восстановлено? Сколько еще министры останутся с приставками и.о.?
 
 - Точную дату я назвать не могу. По той простой причине, что это зависит, в том числе, и от результатов следствия. Думаю, что это будет нескоро.
 
 - То есть служебное расследование не закончится раньше, чем завершится следствие?
 
 - Да.
 
 - Ходят слухи, что вернутся к своим обязанностям не все. В частности, вам, якобы, придется «пожертвовать» кем-то из наиболее ценных членов вашей команды: сити-менеджером Перми Аркадием Кацем либо премьером Валерием Сухих. Это так?
 
 - Я не могу мыслить и формулировать свои мысли в таком формате, что я должен кем-то жертвовать. Я исхожу из формата, что должна быть дана объективная оценка работы всех, в том числе и моей работы. И в случае, если люди сделали что-то неправильно или некачественно, они должны понести наказание, в том числе должен решаться вопрос о соответствии их занимаемым должностям. Я не понимаю формат, когда надо кем-то жертвовать, я в других категориях живу.
 
 - Понятно. Если говорить о Каце, то, насколько я понимаю, у пермяков возникает вопрос: почему сити-менеджер после пожара написал заявление об уходе и, в конечном счете, был отстранен от должности, а глава города Игорь Шубин не только этого не сделал, но и заявил о своей непричастности к трагическим событиям? Как это можно оценить?
 
 - Это скорее вопросы морали, чем права. Но хочу ваше внимание обратить на то, что руководитель исполнительной власти – Аркадий Кац. Шубин является руководителем городской думы, то есть представительной ветви власти. Возникает другой вопрос: почему на это не в условиях кризиса мало кто обращал внимание? Если вы поднимите мой ЖЖ, то увидите, что я всегда пытался сформулировать одну мысль: это разные ветви власти, у них разные функции и они несут разную ответственность.
 
 - Значит, вы считаете, что институт сити-менеджеров оправдывает себя? Даже в таких кризисных ситуациях, которые произошли в Перми?
 
 - Я считаю, что это один из самых правильных форматов, потому что в формате ином очень часто это сводится не к работе человека, который должен непосредственно выполнять свои управленческие функции, а к самопиару. И более того, человек, который умеет управлять процессами и имеет определенные навыки, далеко не всегда умеет избираться или, уж давайте прямым текстом говорить, самопиариться.
 
 - Хорошо. Вернемся к вам, Олег Анатольевич. Опять же, по слухам, вы обсуждали свое решение поставить вопрос о доверии перед главой государства с руководителем администрации президента Сергеем Нарышкиным. Это действительно так?
 
 - Нет. С Сергеем Нарышкиным я не встречался.
 
 - Но вы до сих пор готовы поставить этот вопрос? Ведь существует также версия, что после того как все страсти улягутся, можно спокойно спустить все на тормозах, как говорится.
 
 - По этому поводу я, по-моему, уже все сказал. В частности, я говорил об этом, выступая на заседании Заксобрания 10 декабря. Что касается вашей последней фразы, то, по-моему, она не требует комментариев. Хотя все-таки скажу одно: у каждого свои нравственные ценности и свои внутренние ощущения. Я буду руководствоваться своими ощущениями в этом случае. Давайте заканчивать.
 
 - Хорошо. Последний вопрос. Как вы можете оценить работу федеральных министров? Вы видели в работе и Татьяну Голикову, и Сергея Шойгу, и Владимира Путина.
 
 - Ничего, кроме слов признательности в адрес тех людей, которые приехали и помогали нам в самую тяжелую минуту, я сказать, естественно, не могу. Решение об эвакуации раненых, безусловно, было правильным. В тот момент, может быть, мы его до конца не могли оценить, поскольку никогда не сталкивались с таким количеством пострадавших. Но сейчас, когда я объехал все ожоговые центры и посмотрел на их возможности, я понимаю, что ни один город, в том числе Москва, не справился бы с таким количеством. И поэтому решение подключить ключевые ожоговые центры было правильным. Сейчас все родственники, которые находятся там, на месте, благодарят Бога, что люди рассредоточены в лучших медучреждениях страны и получают качественную помощь. Так что еще раз подчеркиваю, что в адрес федеральных министров ничего, кроме благодарности, сказать не могу.  
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...