03 августа 2021

Эдуард Эргартович Мишарин

Особое мнение Михаила Вьюгина

Размер текста
-
17
+
Александр Мишарин в фойе «Прибалтийской» дает интервью Михаилу Вьюгину. За несколько минут до этого он решил, что в области будет 14 округов 
15 лет в Свердловской области Эдуард Россель был единственным публичным лицом, в котором отражалась вся власть. Порой его было так много, что хотелось чего-то свежего. 23 ноября 2009 года, услышав ворчание свердловчан, Дмитрий Медведев дал области свежее. Спустя 101 день после этого мы смотрим, что получили.
 
Сотый день на посту губернатора Александр Мишарин встретил в Лесном: смерть воспитанников Нижнетуринского детского дома стала для него первым столь сложным эмоциональным испытанием. Губернатор действия, каким он старается быть, не мог пройти мимо этой трагедии и поначалу вел себя как и должен был. Еще в воскресенье была создана правительственная спецкомиссия, которой поручили разобраться и найти виновных.
 
Но потом план дал сбой: точно знаю, что во вторник, 2 марта, Мишарину предлагали отменить проходную встречу с Мариной Селиверстовой (Росводресурсы) и провести совместный брифинг с Павлом Астаховым – новым детским омбудсменом России. Первоначально согласие было получено, стали собирать журналистов, но Мишарин от участия во встрече отказался. Героем вышел Астахов, который, понимая, как должен действовать государственный человек, взялся в одиночку формировать правильное отношение к власти.
 
В свою поездку в детдом Мишарин тоже никого не взял. По драматургии, последние недели он был все строже и строже, а при возникновении реально острой ситуации – не сделал еще один шаг вперед, а остановился. Социальные ожидания не оправдал.
 
По-другому и быть не могло: в трагедии детского дома может разобраться только прокуратура. Губернатор должен был выступить со своей позицией, но не смог. Случилось то, о чем говорили с самого начала: сам поход в образ «губернатора действия» должен был закончиться этой остановкой. До последнего была надежда лишь на то, что повод, его останавливающий, будет не столь печальным.
 
 
101 день назад с приходом Мишарина были связаны тысячи надежд – он появился, чтобы сменить надоевшего Росселя. Оказалось, что тот стиль управления, который хотели поменять, единственно возможный
 
Но вообще отлично, что власти Свердловской области это понимают. Значит, выводы из «шишек», набитых за первые сто дней, все же сделают.
 
А шишек этих масса. Самая большая – политическая, решение проводить выборы в облдуму по 14 округам. Сейчас даже единороссы признаются, что разбиение области на такое количество округов неоправданно и работает против самой партии. Поскольку решение об изменении системы выборов было принято недавно, то все прекрасно помнят, кто был его инициатором и как возникла цифра «14». Сделал это Александр Мишарин в Питере в фойе гостиницы «Прибалтийская». Просто спросил у главы МКС ЕР по УрФО Игоря Баринова, сколько мандатов разыгрывается, и пожелал, чтобы столько же было округов, не задумываясь о том, что выборы пройдут все-таки списком, а не округами, и что кандидаты-политики будут грызться прежде всего между собой.
 
Административных ляпов тоже хватило. Придя к управлению областью с лозунгом на повышение эффективности чиновничьего аппарата, Александр Мишарин увеличил кабинет. Если последнее правительство Эдуарда Росселя насчитывало 15 министерств и одного вице-премьера без портфеля, то первое у Александра Сергеевича – 17 полноценных министерств. В последней администрации Росселя было три заместителя руководителя (Обрубова, Дубичев и Александров) – в первой администрации Мишарина их уже больше пяти.
 
 
Правительство Александра Мишарина так и не реформировано: количество министерств просто увеличили (на фото с премьером Грединым)
 
Реформы как таковой не произошло: кабмин работает по старым правилам, и единственное отличие – решение утверждать все постановления коллегиально, после публичного обсуждения, переносом ответственности с одного председателя на всех министров. Скорость движения документов в такой ситуации где-то около нуля.
 
При том, что сама идея создания новых министерств ни у кого не вызывает неприятия. Да, Свердловской области нужно министерство транспорта. Да, нужно и электронное правительство. Но опять же Мишарин назвал в качестве даты запуска первого этапа этого самого правительства – февраль 2010 года, а его министр Ирина Богданович 26 февраля, когда уже стало понятно, что выполнение поручения в намеченные сроки провалено, объявила, что ничего из обещанного увидеть не удастся – правительство заработает только тогда, когда войдет в систему gosuslugi.ru
 
Так уже было десятки, даже сотни раз. Дается задание, а потом на уровне какого-нибудь министра Молчанова сбой и оказывается, что выставка вооружения рискует остаться без официального федерального статуса, или проект «Уральская деревня» - это набор томов, цену которого знают только в пункте приема макулатуры. Но сказано про них немало.
 
То же самое и с экономикой. Обещание дать больше свободы бизнесу пока не выполнено. Выступавший на инаугурации Алексей Кишко, прилюдно ставший посмешищем, несмотря на протекцию вступавшего в должность губернатора, не только не получил статус руководителя Совета молодых бизнесменов, который виделся как мозговой центр… Такой совет не создан в принципе и сейчас даже не обсуждается. Также как не обсуждается возможность продажи Кишко Кушвинского электромеханического завода, проблемы на котором были и остаются. Равно как и на соседнем Баранчинском – юридически история там до сих пор не завершена: губернатор перед камерами заявил: «Банкротства не будет», а потом оказалось – это единственная возможность решить проблему.
 
 
Губернатор отказывается делегировать часть своих полномочий даже особо приближенным – поэтому когда он уезжает в область открывать сельский газопровод, работа в Екатеринбурге останавливается, решения не принимаются
 
Если посмотреть на работу Александра Мишарина отстраненно, то окажется, что в ней не так и много отличий от политики Эдуарда Росселя. Да, сменились номера на машинах, еду готовит другой повар, а сам губернатор живет не в собственном доме, а на правительственной даче. Но на встречах со свердловчанами звучат те же обещания, что и в 2007 году, на все крупные просьбы даются обещания написать письмо в федеральный центр. Вновь возникают проблемы с Минфином РФ – где заместитель министра Силуанов отказался работать с Константином Колтонюком и Мишарину нужно лично добиваться благожелательности одного из главных финансистов страны.
 
С выдачей квартир ветеранам ВОВ – полный швах, не зря же на встрече с профсоюзными организациями Мишарин прямо попросил актив следить за тем, как муниципалитеты выполняют поручения. Угрозы и наказы, данные путем видеоконференции с главами, результата не дали, и губернатор это признает.
 
Безусловной победой губернатора за это время стала разве что принудительная командировка заместителя министра энергетики Николая Смирнова в Артемовский, но и она не получила достойного продолжения. Другие командировочные быстро вернулись в екатеринбургские кресла. До отставок мэров дело не дошло. Пар недовольства, копившийся при Росселе, в момент смены губернаторов вышел и тут же начался копиться снова.
 
 
Очевидно, губернаторские нагрузки – нечеловеческие, а ты - один. И в этом опасность: при первой неудаче нельзя закрываться
 
В складывающейся ситуации есть одна большая опасность. Очевидно, что все решения в Свердловской области теперь принимает только один человек – Александр Сергеевич Мишарин. Только он может помочь пенсионеру добиться перерасчета квартплаты, а 30-тысячному предприятию выбить заказ. Только пенсионеров таких в области больше миллиона, юрлиц – сотни тысяч…
 
Справиться с потоком обращений, просьб, а самое главное держать их на контроле один человек не способен. Опасность в том, что столкнувшись со сбоями в привычной для себя системе, губернатор, как и любой живой человек, может закрыться: отказаться от пресс-конференций, чтобы журналисты не задавали неудобных вопросов и не ловили на слове, отменить видеоконференции, чтобы не демонстрировать собственное бессилие против монолитного чиновничества. Он захочет проводить время только в компании доверенного лица и нанятого персонала, готового за зарплату и возможность дополнительного не совсем легального заработка одобрять все, что ты делаешь.
 
Первые намеки на такой сценарий в поведении Александра Мишарина есть. Но есть и задумки, вселяющие оптимизм. Например, губернатор презентовал новый проект решения жилищной проблемы для молодых семей – им будут выдаваться земельные участки под малоэтажную застройку. Такие постройки бюджет обещает даже кредитовать. Есть и свой проект создания особой экономической зоны в Кольцово. Да, знающие люди в «белом доме» утверждают, что у обеих идей один автор – и вовсе не губернатор. Но пока это даже не особенно-то и важно: важнее, что Мишарин демонстрирует готовность слышать идеи других людей.
 
Точно так же, как демонстрировал Эдуард Россель. Мишарин, как и его предшественник, говорит о тех же проблемах, тем же языком (хорошо, вместо развития свиноводства он выступает за лосей)… И также является единственным образом власти.
 
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...