«Вам ничего не светит, это судья, которая лидера ОПС „Уралмаш“ отпустила»

Бывший полицейский, отсидевший за мошенничество, организовал хостел в чужом доме. В деле — громкие фамилии из 90-х. ФОТО, ВИДЕО

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Захват заложников. Нижневартовск
События, произошедшие несколько дней назад в Нижнем Тагиле - в лучших традициях бандитских рейдерских захватов Фото:

Взлом двери при помощи электродрели, вынос окон монтировкой, нападение на хозяев — не кадры из боевиков двадцатилетней давности. Все это происходит сегодня в Нижнем Тагиле. Ведь если ты — бывший милиционер, а мать твоего адвоката когда-то была судьей, то с рук сойдет почти все. Как купить коттедж, не заплатив за него ни копейки, и к кому идти за справедливостью в наше время — в материале «URA.Ru».

История семьи Вилимс — о том, как легко можно потерять самое дорогое. Коттедж площадью 470 м² на улице Грибоедова в Нижнем Тагиле выставили на продажу еще в 2013 году — в связи с переездом. Покупателям, готовым заплатить за дом 15 миллионов рублей, хозяева очень обрадовались. «Приехали двое, Мария Российская и Леонид Хлыбов (якобы муж и жена), — вспоминает Анна Вилимс. — Сказали, что хотят сперва взять его в аренду, а потом выкупить».

Гости произвели на хозяев самое благоприятное впечатление: Леонид Хлыбов представился бизнесменом, рассказал, что строит в Нижнем Тагиле завод. «Деньги будут — сразу рассчитаемся, не переживайте!» — обещал «предприниматель». «Мы согласились: все равно сами к тому моменту уже жили в Екатеринбурге», — говорит Анна. В декабре 2013-го арендаторы заехали в коттедж.


Коттедж по улице Грибоедова в Нижнем Тагиле стал предметом спора между продавцами и покупателями Фото: google.ru

Почти год они исправно платили аренду — по 50 тысяч в месяц. Хлыбов даже взялся закончить недоделанный фасад, получив на это от Ивана Вилимса, хозяина дома, полтора миллиона рублей. Договорились, что стоимость работ при продаже включат в цену дома. Однако дальше передней части фасада дело не пошло (якобы «все работяги заняты»).

В сентябре 2014 года арендаторы заявили: все, мы готовы выкупить дом. Но вместо выплаты всей суммы предложили рассрочку: ежемесячно по 200 тысяч матери Ивана (ей принадлежало ¾ дома) и по 65 тысяч — Ивану (владельцу оставшейся ¼ жилья). «Мы поверили им и пошли на эти условия — ведь они без задержек платили аренду, — поясняет Анна. К тому же Хлыбов рассказывал, что хочет продать в Перми какие-то гостиницы, чтобы рассчитаться с нами пораньше».

Оформили договор купли-продажи с рассрочкой платежа, Росреестр зарегистрировал сделку, дом остался в залоге. «Как нам объяснили в палате, свое свидетельство о праве собственности они не должны были получить, пока полностью с нами не рассчитаются — пока мы не придем в палату с распиской, — говорит Анна. — Но как-то образом свидетельство оказалось у них на руках».

Юрист по профессии, Анна Вилимс и представить не могла, что сама окажется в роли обманутого продавца Фото: «Фэйсбук» Анны Вильямс

Ни одного платежа от покупателей хозяева так и не получили: первое время их просто «кормили обещаниями» («скоро деньги будут», «обязательно рассчитаемся»). При этом не только жили в коттедже сами, но и превратили его в гостиницу — с администратором и постояльцами. «По рассказам их работников, они имели с этого тысяч по 200 в месяц!» — говорит Анна.

В январе Хлыбов позвонил сам — пообещал заплатить разом большую сумму. «Он говорил, что у него открыты четыре счета по 800 тысяч каждый, обещал привезти чуть ли не четыре миллиона, — вспоминает Анна. — Потом звонит: „Беда — банк обанкротился, сам в шоке, сердце болит“. Я приезжаю в Тагил, нахожу эту Марию — она бегает от меня по комнатам, прячется».

В итоге Анна и Иван заявили покупателям, что расторгают договор. «Где-то апреле мне позвонили люди из Тагила, рассказали, что приезжала полиция, и оба они (Леня и Маша) лежали лицом в пол, — рассказывает Анна. — Однако вроде как адвокат их „отмазал“. После этого они пропали и больше не выходят на связь. Оставили в коттедже двух работниц, одна из них — Катя Сторублевцева — бегает с доверенностью от них и делает все по указке адвоката Тюрина».

Когда Анна с мужем через знакомых «пробили» покупателей — оказалось, что Хлыбов — бывший полицейский, отсидевший в колонии № 13 («ментовская» зона в Н. Тагиле — прим. ред.) по ч. 4 ст. 159 (мошенничество в особо крупном размере), а Мария Российская и вовсе числилась в розыске…


После освобождения из ИК-13 Хлыбову, как положено, выдали справку Скриншот предоставлен Анной Вильямс

Оставшаяся за главную Сторублевцева при этом столь ретиво отстаивала интересы своих патронов, что однажды, что словам Анны, расцарапала ей лицо. "Она бросалась на меня, говорила: «Ты свой дом назад фиг получишь, вы лохи, а мы здесь как работали, так и будем работать», — вспоминает Анна. Теперь за царапины придется понести ответственность — по словам Вилимс, уголовное дело возбужденно по статье «Побои», уже завершено и скоро будет передано в суд.

В июне семья Вилимс обратилась в суд о расторжении договора, причем подавать иск пришлось дважды: семья не смогла найти лишние 60 тысяч, чтобы заплатить госпошлину. В августе, собрав справки о материальном положении семьи (Иван — инвалид, мать — пенсионерка, несовершеннолетние дети), иск подали вновь, и суд его принял.

6 октября прошло первое заседание. «Мы сразу же попросили наложить арест на дом, — рассказывает Анна. — Суд вынес определение, мы приехали в свой дом и потребовали от всех, кто там находился, покинуть помещение. Поменяли замки и закрыли дом».

После этого события стали развиваться, как в боевике. «Катя заявила мне: „Мы по-любому попадем в дом!“, Тюрин грозил приехать и взломать двери, — рассказывает Анна Вилимс. — Объехал все охранные предприятия, чтобы ему помогли в этом, но все ЧОПы ему отказали. Тогда он набрал каких-то отморозков и пришел с ними к дому. Это случилось 22 октября».

В тот момент в доме находился старший сын Ивана с девушкой. «Собаки залаяли, смотрим в окно — калитка во двор открыта, потом слышим — начали дверь сверлить», — рассказывают молодые люди. Девушка сориентировалась и вырубила предохранители на электросчетчике — сверление прекратилось. Позвонили в полицию, но та ехала, как всегда, долго".

На видео, снятом девушкой, хорошо видно, как неизвестные ломают выдергой пластиковое окно. "Адвокат Тюрин сам в этом участвует, — говорит Анна, — потом запускает в окно эту Катю, она открывает дверь, они все туда вваливаются. Приехал мой муж — на него кинулись с монтировкой. В этот момент и подъехала полиция, а вскоре и я (причем я ехала из Екатеринбурга).


События по «захвату» коттеджа спровоцировали сразу несколько заявлений в полицию Скан заявления в ОП № 18 от Ивана Вилимса на нарушение неприкосновенности жилища

В полицию забрали Вилимс, Сторублевцеву и Тюрина. Адвокат почему-то не заинтересовал полицейских, они, взяв объяснения с Ивана и Кати, отпустили их. "Она опять приехала к нашему дому, берет монтировку и идет стучать по окнам, — говорит Анна. — Я говорю: «Ты что делаешь, ты, что ли, эти окна покупала-ставила?»

Сейчас в коттедже дежурит охранник. На 18 ноября в Тагилстроевском суде назначено заседание по расторжению договора, однако у Вилимс есть серьезные опасения в том, что суд будет объективен. «Адвокат Тюрин заявил нам: „В этом суде вам ничего не светит“, — говорит Анна. — Оказалось, у него там работала мать».

Судья Татьяна Тюрина, действительно работавшая в Тагилстроевском суде Нижнего Тагила, — хорошо известный персонаж: именно она в апреле 1996 года отпустила на свободу арестованного лидера боевого крыла ОПС «Уралмаш» Сергея Курдюмова под залог — буквально за час до прибытия туда оперативников из Екатеринбурга. С тех пор его никто не видел.

Вилимс уверены, что они не единственные жертвы мошеннической схемы, которую использовали Хлыбов и Российская. "Возможно, у них не один такой коттедж, как наш, — говорит Анна. Не исключено, что у тех самых гостиниц в Перми, о которых рассказывал Хлыбов, такие же обманутые хозяева.

Получить комментарии второй стороны конфликта не удалось: телефоны Российской и Хлыбова отключены. Адвокат Тюрин поначалу заявил «URA.Ru», что не хотел бы комментировать эту «щепетильную ситуацию». «Не люблю, когда скандал выходит на такой уровень — лучше промолчу», — сказал Тимофей Александрович, но узнав, что готовится публикация, все же предпочел высказаться.

По словам Анны Вилимс, адвокат Тюрин лично участвовал во взломе коттеджа ее семьиСкриншот: с видео, предоставленного Анной Вильямс

«Арендные платежи за дом вносились, получился спор, который сейчас рассматривается в суде, — пояснил ситуацию Тюрин. — У меня есть доверенность от Российской Марии Владимировны, которая является настоящим собственником (есть свидетельство о регистрации права собственности), пока иное не оспорено судом. Собственниками были проведены улучшения примерно на 2 млн 800 тысяч рублей — утепление стен, внутренняя сантехника, ванны, кровати и пр. Но предыдущие собственники Вилимсы, не дождавшись решения суда, выставили постояльцев дома и менеджеров, которые там работали, совершив тем самым самоуправство.

Все мероприятия проводились в присутствии сотрудников полиции — они находились рядом, это можно проверить в отделе полиции № 18 Нижнего Тагила. Сейчас по событиям 16 и 22 октября возбуждены четыре материала проверок, но все они будут соединены, и по ним будут вынесены отказные материалы — в отношении как Вилимс, так и других лиц, которые проникали. Я это знаю наверняка, потому что здесь целиком гражданско-правовые отношения».

На вопрос об его личном участии во взломе дома адвокат ответил, что «лишь стоял рядом». «Они (вторая сторона) вправе говорить, что угодно, учитывая, что один из них — инвалид второй группы по психическому заболеванию, — заявил Тюрин. — Пускай говорят, что хотят».

«URA.Ru» будет следить за развитием событий.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...