21 сентября 2021

Что ждет уральских генералов после создания национальной гвардии

Федеральные власти перекроили силовой блок. Изменения коснутся всех, но не сразу

© Служба новостей «URA.RU»
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Парад Победы. Екатеринбург, внутренние войска, вв
Краповые береты отныне - оплот власти. Полицейские ОМОН и СОБР — им в помощь Фото:

Что это было и что будет дальше? Это два главных вопроса о созданной в России национальной гвардии. Их задают друг другу не только заинтересованные силовики, но и, как говорят, представители бизнес-сообщества и даже криминалитета. «URA.Ru» опросило инсайдеров и нашло ответы. Кого новость о новой суперструктуре застала на Урале врасплох, кому будут подчиняться полицейские СОБР и ОМОН, когда ждать смены генералов и встречать варягов. Подробности — в материале «URA.Ru».

Новость о создании новой федеральной службы под названием Войска Национальной гвардии в первые сутки породила большое число вопросов, ответов на которые не было. Региональную элиту больше всего интересует, как будут выглядеть подразделения Национальной гвардии на местах и кому они будут подчиняться. По версии источника «URA.Ru» в военной среде, в рамках Нацгвардии

дополнительно сформируют десять бригад в ключевых городах: в Москве, Санкт-Петербурге, Омске, Хабаровске и Челябинске.

В Екатеринбурге, где располагается Уральское региональное командование Внутренних войск, с понедельника работает комиссия из Москвы. «Инспекторы оказались шокированы известиями и, как выяснилось, сами не ожидали столь масштабных перемен. Главный вопрос — будет ли меняться начальство в УрК, которое располагается на территории всего УрФО (частей ВВ нет только на Ямале и в ХМАО — ред.) Этого пока никто не знает», — говорит собеседник агентства в войсках. Выражая общую надежду «местных» на то, что каких-то грандиозных организационных перемен не будет.

Есть большая вероятность, что УрК станет региональным подразделением Национальной гвардии. Второй вариант — на Урал пришлют нового командующего. По логике главком УрК, генерал-лейтенант Сергей Корнюшкин, назначенный на эту должность лишь несколько месяцев назад, должен остаться на своем на посту.

«Зачем менять генерала, если он поставлен недавно и со своими задачами справляется? Во всяком случае до сих пор справлялся», — отмечает собеседник.

Существенные изменения коснутся полицейских подразделений СОБР (офицеры, участвующие в силовой поддержке при расследование серьезных уголовных дел) и ОМОНа. Формально их подчиняют руководству Национальной гвардии, то есть напрямую Москве. Сохранят ли свои посты командир спецотряда, полковник Сергей Жеребцов, и командир ОМОН Юрий Коржанов, пока не может сказать никто. Тем не менее оба подразделения останутся в оперативном подчинении начальника ГУ МВД по Свердловской области Михаила Бородина. Но, судя по всему, полицейскому главку отныне придется согласовывать применение этих сил.

Еще один важный момент: смешивать их с подразделениями спецназа внутренних войск, у которого свои, специфические функции, пока, вероятно, не будут.

Статус, права и компетенции национальных гвардейцев — еще один актуальный вопрос. Соответствующий федеральный закон, регламентирующий их деятельность, уже внесен в Госдуму президентом Путиным. При этом еще до внесения в парламент наблюдатели прогнозировали, что новым силовикам предоставят максимально широкие полномочия, о которых военные и сотрудники полиции могли только мечтать.

Согласно проекту ФЗ «О Национальной гвардии» гвардейцы не только получат право проверять документы граждан и задерживать их, но и проникать в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории, блокировать участки местности, строения и другие объекты. При этом увеличить объем полномочий юридически несложно.

«Офицеры СОБР и бойцы ОМОН, сейчас имеющие статус сотрудников полиции, включаясь в состав нацгвардии, становятся военнослужащими. Формально они теряют часть полномочий, но вернуть их можно, сославшись в законе на нормы закона „О полиции“. В частности, этот закон регулирует применение оружия военным контрразведчиками, которые являются военнослужащими. С гвардейцами, вероятно, будет также», — говорит источник «URA.Ru».

По его мнению,

полицейские, ставшие под начало генерала Виктора Золотова, только выиграют, поскольку денежное довольствие у военных выше, чем у служащих МВД. Больше у военных и льгот.

Отдельно экспертами обсуждается вопрос, будут ли наделять Нацгвардию специфическими функциями оперативно-разыскной деятельности. Единого мнения нет. По версии одного из собеседников, в данный момент времени нет смысла умножать число субъектов ОРД. Впрочем, по мнению собеседника из военных кругов, гвардейцам этот инструмент МВД может быть передан если не сейчас, то позже. Те же эксперты вспоминают трудности реализации проекта «военная полиция», которая так и не получила возможности проведения оперативно-разыскных мероприятий и дознания.

Один из главных вопросов к реформе — какое место в новой системе займут уже бывшие спецподразделения МВД
Фото: Игорь Меркулов © URA.Ru

Нововведения в силовом блоке эксперты оценивают как целесообразные. «Оперативные и боевые возможности Национальной гвардии с принятием последних решений возрастут, время на принятие решений сократится, что позволит более эффективно использовать данный инструмент для национальной безопасности нашего государства», — полагает военный эксперт Михаил Ходаренок. Его позицию разделяет и уральский эксперт, попросивший об анонимности. Он полагает, что в дальнейшем хорошо вооруженные силы Национальной гвардии, потерявшие статус «внутренних», могут использоваться в краткосрочных контртеррористических операциях и за рубежом.

Численность национальной гвардии пока уместно оценивать как сложение 170 тысяч военнослужащих ВВ с приданными им силами МВД и ФГУП «Охрана». В общей сложности — 350 000-400 000 человек.

По мнению руководителя Центра военного прогнозирования Института политического и военного анализа Анатолия Цыганка, наконец-то реализована идея двадцатилетней давности.

«Правда, тогда ее основные задачи, пожалуй, отличались от тех, которые негласно ставятся перед ней сегодня. Сейчас понятно, что гвардия ориентирована на то, чтобы заниматься сохранением стабильности внутри страны. Думаю, в законе, регулирующем деятельность национальной гвардии, который будет принят в ближайшее время, функционал будет прописан примерно следующим образом: 70% — это наведение порядка в стране, подавление массовых протестов в случае их возникновения; 20% — оказание помощи МЧС при чрезвычайных ситуациях и 10% — борьба с терроризмом», — считает эксперт.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...