18 декабря 2018
17 декабря 2018

«У меня украли ребенка и увезли в Пермь»

У сбежавшей из детдома девушки забрали дочь. Этот скандал — вызов новому омбудсмену

Анна Белкина
© Служба новостей «URA.RU»
16 августа 2017 в 17:17
Размер шрифта
-
17
+
Форум ОНФ
Для Перми происходящее редкость: обычно и органы опеки, и омбудсмен до конца заступаются за родных родителейФото: Антон Белицкий © URA.RU

В Пермском крае разгорается ювенальный скандал — молодая мать пытается вернуть родную дочь, которую передали под опеку другой семье. Сторонники девушки говорят, что ребенка забрали чуть ли не обманом и без ведома матери. Чиновники, в том числе уполномоченный по правам ребенка Павел Миков, отвечают: женщина не интересовалась малышкой и вела аморальный образ жизни. Пока правозащитники и госслужащие обвиняют друг друга во лжи, «URA.RU» попробовало разобраться в ситуации.

Наталья Корьева родила дочь Сашу 17 декабря 2015 года в Пермском краевом перинатальном центре. Документов у девушки не было — она сбежала из роддома в Березниках. Так как Наташе было всего 17, когда забеременела, она, по собственным словам, испугалась, что отца ее ребенка посадят за совращение несовершеннолетних. Поэтому в роддоме девушка назвала вымышленную фамилию — Кошкина. Под этой же фамилией записали дочь Сашу. После выписки Наталья с дочкой переехали в дом гражданского мужа в Вильву.

«К ней пришел врач общей практики, который зафиксировал, что в доме нет ни воды, ни электричества, ни единого полешка. Наташа с девочкой проживали у соседей. У нее не было документов, поэтому она не могла получить пособие, — рассказывает „URA.RU“ специалист по социальной работе Добрянской детской поликлиники Елена Домке. — Мы предложили Наташе обратиться в опеку, чтобы ее вместе с ребеночком в связи с трудной жизненной ситуацией положили на социальную койку. За ребенком она ухаживала хорошо. С разрешением завотделением она несколько раз ездила на суд в Березники, чтобы восстановить документы».

Одни отзываются о Наталье как о заботливой матери, другие — дают отрицательную характеристику
Фото: ИА Перископ

Пока Наталья отсутствовала в больнице, органы опеки забрали ребенка и увезли в Пермь в Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Тут показания о дальнейшей судьбе девушки расходятся.

«Наташа плакала, умоляла, ездила в этот Центр, ей там сказали идти восстанавливать документы, — рассказывает свою версию Елена Домке. — Она несколько раз ездила туда, передавала передачи, но ребенка ей не показывали. Когда ей удалось доказать родство, выяснилось, что Саши в центре уже нет — ее отдали под опеку другой семье. Ну, она поплакала и стала жить дальше, вышла замуж за отца своего ребенка, стали они жить в Вильве. Сейчас в их доме есть электричество, дрова. Наташа стоит в очередь на жилье как сирота. Она снова беременна.

В начале августа она звонит в слезах: к ней пришли судебные приставы. Оказалось, что ее ограничили в родительских правах. Повестки в суд к ней не приходило. Женщина, которая оформила опеку на Сашу, подала на Наташу в суд и потребовала алименты. Оказалось, что она задолжала 167 тысяч». По словам собеседницы, девушка снова пошла в опеку и сказала, что хочет вернуть дочь, но ей отказали. Наталья обратилась в Пермский региональный правозащитный центр.

Слова Елены Домке опровергает детский омбудсмен Павел Миков: «Наталья Корьева на второй день после рождения ребенка оставила его в роддоме. Новорожденная девочка поступила в Центр помощи детям как оставшаяся без попечения родителей. При этом при оставлении ребенка женщина указала не свою настоящую фамилию, в результате ребенок был записан под несуществующей фамилией. В дальнейшем Центр помощи детям Перми доказал через суд родственную связь, и ребенку была присвоена настоящая фамилия матери. С апреля 2016 года и по август 2017 — то есть полтора года — мать не интересовалась судьбой дочери и не принимала никаких мер по ее возврату в семью, поэтому в декабре 2016 года суд ограничил женщину в родительских правах. Лишь 8 августа этого года Наталья обратилась в отдел опеки и попечительства Добрянского района по вопросу снятия ограничения». При этом, по словам уполномоченного по правам ребенка, специалисты опеки проверили жилье Натальи и выяснили, что оно не пригодно для проживания ребенка.

«Женщина беременна, не работает, с сожителем злоупотребляет алкогольными напитками, в доме антисанитария», — говорится в официальном комментарии Павла Микова. В пресс-службе омбудсмена «URA.RU» пояснили, что эти сведения чиновник получил из постановления суда, ограничившего родительские права Натальи.

Сама девушка обвиняет Павла Микова в клевете. «Как он смеет заявлять, что я пьяница?! — цитирует девушку ИА „Перископ“. — Какая еще „пагубная зависимость“? Я вообще не употребляю алкоголь, абсолютно! Это подтвердит любой житель Вильвы, никто и никогда не видел меня пьяной. А можно мне на него в суд подать за клевету? У меня буквально украли Сашу, когда мы были с нею на соцкойке, и увезли в Пермь».

Ситуацию «URA.RU» согласилась прояснить руководитель Центра помощи детям, оставшимся без попечения родителей Наталья Кравченко. «27 апреля 2016 года к нам поступила девочка. У нас была информация, что ее зовут Кошкина Александра и что у нее имеется мать Кошкина Наталья Анатольевна, — пояснила собеседница. — Девочку изъяли в связи с тем, что в доме, где она проживала, не было питания, электричество отсутствует из-за неуплаты, дров нет. Мы всю информацию по девочке собрали и направили маме. 2 июня она все-таки объявилась. Мы с ней разработали план реабилитации».

Девушке объяснили, что она должна доказать факт родства с дочерью, ведь у них по документам разные фамилии. «Мы договорились, что мать будет если не приезжать, то хотя бы звонить и интересоваться жизнью ребенка, что она улучшит свои жилищные условия. Девушка должна была представить в суд пакет документов и сказала, что он у нее практически готов. Сама Наталья не звонила, а, когда звонили мы — не брала трубку. 16 июня я сама выехала к ней. Она была дома вместе с сожителями. От них был запах перегара, но это было утро, пьяными я их назвать не могу. В дом зайти было невозможно. Туалет — я вообще промолчу, он находится на улице, и там содержимого было с верхом», — говорит руководитель Центра помощи детям.

При этом госслужащая все равно попыталась поговорить с родителями Саши. Они сказали, что готовы забрать дочь. «Мы определили срок до конца июня, чтобы мама обратилась в суд, чтобы признать факт родства между ней и Сашей Кошкиной. Но мама ничего не сделала в установленный срок. В июле мы начали сами готовить пакет документов, чтобы дать ей шанс, хотя она так и не вышла с нами на связь. 29 августа состоялось судебное заседание, где мы устанавливали факт родства между матерью и дочерью. Суд подтвердил этот факт. На суде я сразу предупредила Наталью, что, если она продолжит так же себя вести, мы будем вынуждены подавать документы на лишение родительских прав», — рассказывает Наталья Кравченко.

Круглый стол ОНФ. Пермь., павел миков
Павел Миков, сам прошедший детдом, обычно против того, чтобы у родителей отбирали детей. Но тут — иной случай
Фото: Василий Заболотных © URA.RU

Однако, как говорит собеседница, на молодую мать предупреждение не подействовало — они с сожителем то проживали на территории Вильвы, то куда-то уезжали, постоянно находились в нетрезвом состоянии и дочерью никак не интересовались. Однако девушке снова решили дать шанс. «Она должна была как-то положительно себя проявить, чтобы мы со спокойной душой могли передать девочку матери, — говорит Наталья Кравченко. — 30 сентября решение суда об установлении родства вступило в законную силу. Мама в сентябре раза три звонила специалисту. К концу месяца она опять пропала, мы пытались с ней созвониться, но она перестала брать трубку. Наши специалисты выезжали в Вильву, но соседи сказали, что уже месяц не видели их».

Тогда Центр помощи детям, оставшимся без попечения родителей, принял решение подать иск о лишении девушки родительских прав. «Мы всегда пытаемся реабилитировать кровную семью, но мы не всегда можем это сделать. Вернуть ребенка в те условия, которые я увидела, я не могла. Папа постоянно устраивал скандалы, бил маму — она сама нам об этом говорила. Официально оба не работали», — говорит руководитель Центра.

Суд проявил лояльность и прав Наталью не лишил, а только ограничил на полгода — то есть у родителей Саши появился еще один шанс. «Мы снова созвонились с Натальей Анатольевной, объяснили ей, что она должна встать на ноги, устроиться на работу, чтобы платить алименты, звонить и интересоваться жизнью и здоровьем своего ребенка, но ни одного звонка не поступило, и алименты она тоже не платила», — говорит Наталья Кравченко.

В результате в ноябре 2016 года Сашу передали под временную опеку.

«Там прекрасный кандидат, жизнь и здоровье Саши в абсолютной безопасности, девочку там любят, ей занимаются. Мама так и не появилась. Органы опеки ходили по месту ее проживания — там не было никаких изменений в лучшую сторону, поэтому органы опеки решили вновь обратиться в суд, чтобы женщину лишили родительских прав. До июня у нее был срок, чтобы что-то предпринять, но она ничего не сделала», — говорит Наталья Кравченко.

Продолжение рассмотрения дела о лишении Натальи Корьевой родительских прав на дочь Сашу состоится в Губахинском городском суде 24 августа.

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер шрифта
-
17
+
Система Orphus
Загрузка...
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Уведомления во Вконтакте
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров
новости партнеров