03 апреля 2020

Почему в челябинском гарнизоне один за другим исчезают контрактники

Откровения из злополучной части о дедовщине и вымогательствах

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Этап специальных учений материально-технического обеспечения на станции Адуй. Свердловская область, построение, военные, солдаты, военная форма, полевая форма
За сутки о своей беде URA.RU рассказали сразу две материФото: Анна Майорова © URA.RU

Исчезновение из чебаркульского гарнизона контрактника Наиля Кидрячева, о котором уже месяц ничего не знают родственники, может оказаться прологом громкого скандала. Когда случай получил огласку, в URA.RU позвонила мать еще одного пропавшего военнослужащего — Данила Золотаренко. Парень бесследно исчез осенью прошлого года, но разыскивать его стали только в январе 2020-го. По словам женщины, Данила избивали, вымогали у него деньги. Она убеждена, что произошедшее с ее сыном — не единичный случай.

По словам Веры Золотаренко, весной 2017 года ее сын ушел в армию из города Бугульмы в Татарстане. Летом 2018 года он подписал контракт на службу в танковой дивизии (в/ч 89547) в Чебаркуле. Там познакомился с девушкой, в декабре 2019-го у них родилась дочь. А за три месяца до этого события парень бесследно исчез. «13 сентября он проводил Аню на автобус, сказал, что задержится в части — и перестал выходить на связь, — рассказала URA.RU Золотаренко. — Мне месяц говорили, что он на учениях. Потом позвонили, рассказали, что сын не выходит на службу, и спросили, не со мной ли он».

Мать утверждает, что ее убеждали не поднимать шум, намекая на неприятности с законом и обещая вот-вот найти сына. В декабре 2019 года уговоры перестали действовать, женщина приехала в Чебаркуль и добилась начала расследования. 6 января 2020 года с ней связался сотрудник военной полиции. При этом выяснилось, что официально контрактник пропал только 3 октября. «Получается, скрывали, что он пропал. С тех пор они ищут [его] „вокруг нас“ — меня и Ани — подозревают, что мы его прячем», — говорит женщина.

«В Чебаркуле я узнала, что у молодых контрактников, приехавших из других регионов, как мой Данька, вымогают деньги. Командиры сводят парней с уголовниками, которые дают деньги под проценты.

Сумма небольшая, но набегает столько, что не расплатиться, — рассказала URA.RU мать контрактника. — Последние полгода Данил не приносил домой зарплату. Летом его избили, отобрали паспорт и банковские карточки. Он запретил жене говорить мне об этом».

Танковый биатлон. Чебаркульский военный полигон. Челябинская область
Чебаркульский гарнизон регулярно поставляет новости о проблемах военнослужащих
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

Мать Наиля Кидрячева тоже говорила URA.RU, что у сына перед уходом из части вымогали деньги. «Обижают, деньги вымогают, говорят, что делиться надо», — привела она жалобу сына. По ее словам, чтобы избежать этого, парень вынужден был снимать жилье за пределами части.

Женщины признают, что доказательств у них нет. Но по стечению обстоятельств в 2019 ФСБ сообщала о разгроме банды, годами взимавшей дань с военных чебаркульского гарнизона. Костяк ее составляли выходцы с Северного Кавказа и стран СНГ. Отслужив по призыву, они остались рядом с частью и поставили рэкет на поток. У солдат «с низкой психологической устойчивостью» требовали от десяти до 50 тыс. рублей, гаджеты, ценные вещи. Как и в рассказе матери контрактника, у военных отбирали карточки и документы.

Военные контрразведчики выявили 17 потерпевших, но на этом история не закончилась. В ноябре 2019 года в Чебаркуле арестовали двоих военнослужащих, вымогавших деньги у сослуживцев.

«Один из них находил жертву и вывозил ее за пределы части, где у солдат под угрозой насилия вымогали деньги», — пояснили URA.RU в Магнитогорском гарнизонном суде.

Танковый биатлон. Чебаркульский военный полигон. Челябинская область
Многих «пропавших» контрактников увольняют задним числом
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

«Нам говорят, наши дети испугались трудностей. Но они подписали контракт, отслужив срочную и представляя, что такое армия. Почему именно из Чебаркуля бегут контрактники?» — задается вопросом Вера Золотаренко.

«Я верю, что он жив, что его просто так прижали, что он спрятался. Но сложно представить, что с сентября он не дал знать ни мне, ни Ане. Он еще сидя на горшке мечтал быть военным. В техникуме учился прекрасно, но за полгода до диплома пошел в армию, — говорит Вера Золотаренко. — Он грезил ею, а теперь мне говорят, что он дезертир!»

«Матерям могу посоветовать не позволить замять дело. [Им надо постоянно контактировать с] военной прокуратурой, военно-следственным управлением СКР и, самое главное сейчас, со СМИ, — заявил URA.RU координатор правозащитной организации „У военнослужащих тоже есть права“ Алексей Ковалев. — Около 80% таких „бегунков“ увольняют задним числом. Как это было полтора года назад, когда якобы сбежавшего контрактника нашли убитым. Пока командиры не нашли и не представили парня живым и здоровым, пусть даже на гаупвахте, нельзя оставлять их в покое».

Истории Кидрячева и ее сына, действительно, не единичны. В июле 2019 года из Чебаркуля сбежал 31-летний контрактник из Башкирии. В октябре — 20-летний контрактник-оренбуржец Николай Фендриков. В ноябре — 22-летний Андрей Обухов из Пермского края, более трех лет отслуживший в самоходно-артиллерийском полку дивизии и, вроде бы, давно привыкший к службе. Все — уроженцы других регионов.

В пресс-службе Центрального военного округа (ЦВО) обещали URA.RU уточнить информацию и дать комментарий позже. В военной полиции сообщили, что парня продолжают искать: «Была информация, что Данила видели в городе Апатиты Мурманской области. Но это оказался не он». Расследующий пропажу Золотаренко сотрудник военно-следственного отдела СКР по Чебаркульскому гарнизону Александр Малашенко заявил URA.RU, что «вся информация по делу является тайной следствия».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...