Визит Путина в ОАЭ и Саудовскую Аравию получил продолжение

Детали президент РФ обсудил с лидером Ирана

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Переговоры в Кремле президента России Владимира Путина и президента республики Иран Ибрахима Раиси. Москва, путин владимир, раиси ибрахим
Владимир Путин признался, что по пути в Москву из Саудовской Аравии хотел приземлиться в Тегеране, чтобы там встретиться с Эбрахимом Раиси, но «протокол» взял верх Фото:

Поездка Владимира Путина в ОАЭ и в Саудовскую Аравию получила продолжение уже на следующий день в Москве. На переговоры с президентом РФ 7 декабря прилетел лидер Ирана Эбрахим Раиси. Тем для обсуждения нашлось немало. Но в публичной части Путин обошел стороной палестино-израильский конфликт, а остановился на совместном проекте «Север — Юг». По словам экспертов, именно транспортные логистические коридоры становится новым инструментом в борьбе за влияние на геоэкономику.

Свой разговор с иранским лидером президент Путин начал с неожиданного признания: «Вчера [6 декабря] я был в соседнем регионе [ОАЭ и Саудовская Аравия], пролетал над территорией вашей страны и хотел вообще приземлиться, прямо в Тегеране встретиться. Но мне говорят: „Президент уже собрался, улетает в Москву“».

Переговоры в Кремле президента России Владимира Путина и президента республики Иран Ибрахима Раиси. Москва
Западные элиты сегодня вновь получили повод для беспокойства: с лидером Ирана у Владимира Путина такие же теплые отношения, как и с лидерами ОАЭ и Саудовской Аравии
Фото:

В итоге от идеи посетить за сутки еще одну ближневосточную страну Путин отказался. Но только ради встречи в Москве. Впрочем, Раиси на это заметил, что его нисколько не удивило бы, если бы российский борт номер один приземлился в аэропорту Тегерана. «Мы были готовы вас принять», — заявил он Путину.

Российский президент приглашение принял. И продолжил свое приветствие. По его словам, отношения между РФ и Ираном «развиваются очень хорошо», отмечается динамика в торговле — товарооборот вырос в 2022 году на 20% и составил 4,86 млрд долларов.

Кроме того, стороны реализуют ряд крупных проектов, в том числе в энергетической сфере. А самым «большим инфраструктурным проектом стал «Север — Юг», отметил Путин. «Мы давно уже обсуждаем, сейчас пришли к практической реализации строительства железной дороги «Север — Юг»», — отметил он.

Соглашение о строительстве дороги Решт — Астара, которая обеспечит бесперебойные потоки грузов, Россия и Иран подписали в мае. РФ будет участвовать и в финансировании этого объекта, что обеспечит «бесшовную» логистику товаров на юг Ирана.

Переговоры в Кремле президента России Владимира Путина и президента республики Иран Ибрахима Раиси. Москва
Владимир Путин и Эбрахим Раиси поговорили и в присутствии своих делегаций, и тет-а-тет
Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Президент Раиси согласился, что «сотрудничество в разных сферах нужно расширять в интересах двух народов». Он пытался было перевести протокольную часть в сторону палестино-израильского конфликта, но Путин вернул разговор в экономическое русло и анонсировал подписание до конца года еще одного документа — соглашения о создании зоны свободной торговли между Ираном и ЕАЭС. «Это создаст дополнительные возможности для расширения нашего взаимодействия», — заметил он.

В этом году Путин и Раиси встретились впервые. В отличие, например, от 2022-го, когда они общались с глазу на глаз четыре раза. Контакты продолжались лишь по телефону (в 2023-м лидеры созвонились шесть раз), а также в рамках формирования транспортного коридора «Север — Юг». Его идея возникла в 1993 году, а в 2000 РФ, Иран и Индия заключили соглашение о реализации. В 2005 году к инициативе присоединился Азербайджан.

Железная дорога РЖД. Челябинск
На фоне логистических коридоров РФ и Китая свою идею транспортного пути решили реализовать в Евразии и США, правда, через посредников
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

Буквально несколько месяцев спустя, США, ЕС и Индия заявили о создании собственного коридора — из Индии в Европу (Франция, Италия, Германия) через Ближний Восток, в том числе через ОАЭ и Саудовскую Аравию, где президент Путин побывал буквально накануне визита Раиси в Москву, 6 декабря. Этим проектом тоже предусматривается строительство железной дороги, которая дополнит существующие морские пути и сделает доставку грузов экономически более эффективной. К проекту должны также подключиться Иордания и Израиль, Непал и Бангладеш. Реализовывать его планируется поэтапно, причем каждая из стран-участниц, как предполагается, должна будет самостоятельно обеспечить финансирование создания инфраструктуры на своем участке пути.

Однако этот американо-индо-европейский проект эксперты пока не воспринимают как серьезного конкурента транспортного коридора «Север — Юг». Они считают, что преимущество проекта, продвигаемого Путиным и Раиси, — в его реалистичности: процесс уже запущен. Собственно, как и китайская инициатива «Один пояс один путь», которую председатель КНР Си Цзиньпин объявил в 2013 году, а буквально в октябре этого года собрал лидеров стран, которые будут в той или иной степени участвовать в ее реализации. Среди приглашенных был и президент Путин.

Выступление Владимира Путина на пленарной сессии ПМЭФ 2023. Санкт-Петербург
Арабский мир укрепляет экономические отношения с Россией, и пока большой вопрос, останутся ли ОАЭ и Саудовская Аравия в американском проекте
Фото: Владимир Андреев © URA.RU

Что касается идеи США, продвигаемой с помощью Индии, сейчас она отражена лишь на бумаге, говорят аналитики. Важен и другой момент: этот коридор планировался до эскалации палестино-израильского конфликта. Но ситуация в регионе слишком напряженная, и она не создает уверенности, что в будущем не разгорятся новые вооруженные конфликты, которые поставят под угрозу весь проект.

Как пояснил URA.RU директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил Нейжмаков, «даже в случае завершения эскалации вокруг сектора Газа» этот кризис может спровоцировать «рост мобилизационной базы радикальных исламистских группировок, причем не только на Ближнем Востоке».

«Это может создать дополнительные риски для маршрута, одним из звеньев которого должен стать Израиль. Вопрос и в том, готовы ли лоббирующие этот проект игроки изыскать средства на финансирование строительства инфраструктуры», — отметил политолог.
Армия обороны Израиля. ЦАХАЛ. stock
Война на Ближнем Востоке сильно снижает шансы США, ЕС и Индии прокинуть свой транспортный коридор, считают эксперты
Фото: Министерство обороны Израиля

В современных условиях в реализацию планов по каждому проекту вмешивается большая политика, поясняет директор Независимого института стратегических оценок Сергей Ознобищев. «Начинается битва разных логистических проектов. Все эти коридоры необходимы. Но сейчас они являются инструментом борьбы за геоэкономику — как в глобальном, так и в региональном мире есть экономическая выгода, а это — миллиарды долларов», — пояснил Ознобищев.

По словам эксперта, с учетом геополитической ситуации каждый из инициаторов проектов транспортных коридоров будет стараться присоединить новых игроков. Тем самым доказать оппонентам свое влияние.

Теоретически это может коснуться тех же ОАЭ и Саудовской Аравии, которые формально вошли в проект коридора из Индии в Европу. Но у них только за последние два года серьезно вырос товарооборот с Россией, о чем накануне говорил Путин, и нестабильность на Ближнем Востоке, а также неопределенность с прокладкой нового маршрута могут внести коррективы.

В условиях этой неопределенности ведущий экономист Центра политических технологий Никита Масленников пока не видит серьезной угрозы для коридора «Север — Юг» со стороны проекта США, Индии и ЕС. «Этот проект скорее является конкурентом для китайского „Одного пояса одного пути“, который тоже связывает Азию и Европу. Но перспективы нашего „Севера — Юга“ более вероятные. В ближайшие 25-30 лет центр мировой экономики переместится в АТР, и будет контрапункцией всей экономической жизни в мире. Чем больше будет таких инфраструктурных проектов, тем лучше для стабильности мирового экономического хозяйства», — считает экономист.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписка на URA.RU в Telegram - удобный способ быть в курсе важных новостей! Подписывайтесь и будьте в центре событий. Подписаться.

Главные новости России и мира - коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Поездка Владимира Путина в ОАЭ и в Саудовскую Аравию получила продолжение уже на следующий день в Москве. На переговоры с президентом РФ 7 декабря прилетел лидер Ирана Эбрахим Раиси. Тем для обсуждения нашлось немало. Но в публичной части Путин обошел стороной палестино-израильский конфликт, а остановился на совместном проекте «Север — Юг». По словам экспертов, именно транспортные логистические коридоры становится новым инструментом в борьбе за влияние на геоэкономику. Свой разговор с иранским лидером президент Путин начал с неожиданного признания: «Вчера [6 декабря] я был в соседнем регионе [ОАЭ и Саудовская Аравия], пролетал над территорией вашей страны и хотел вообще приземлиться, прямо в Тегеране встретиться. Но мне говорят: „Президент уже собрался, улетает в Москву“». В итоге от идеи посетить за сутки еще одну ближневосточную страну Путин отказался. Но только ради встречи в Москве. Впрочем, Раиси на это заметил, что его нисколько не удивило бы, если бы российский борт номер один приземлился в аэропорту Тегерана. «Мы были готовы вас принять», — заявил он Путину. Российский президент приглашение принял. И продолжил свое приветствие. По его словам, отношения между РФ и Ираном «развиваются очень хорошо», отмечается динамика в торговле — товарооборот вырос в 2022 году на 20% и составил 4,86 млрд долларов. Кроме того, стороны реализуют ряд крупных проектов, в том числе в энергетической сфере. А самым «большим инфраструктурным проектом стал «Север — Юг», отметил Путин. «Мы давно уже обсуждаем, сейчас пришли к практической реализации строительства железной дороги «Север — Юг»», — отметил он. Соглашение о строительстве дороги Решт — Астара, которая обеспечит бесперебойные потоки грузов, Россия и Иран подписали в мае. РФ будет участвовать и в финансировании этого объекта, что обеспечит «бесшовную» логистику товаров на юг Ирана. Президент Раиси согласился, что «сотрудничество в разных сферах нужно расширять в интересах двух народов». Он пытался было перевести протокольную часть в сторону палестино-израильского конфликта, но Путин вернул разговор в экономическое русло и анонсировал подписание до конца года еще одного документа — соглашения о создании зоны свободной торговли между Ираном и ЕАЭС. «Это создаст дополнительные возможности для расширения нашего взаимодействия», — заметил он. В этом году Путин и Раиси встретились впервые. В отличие, например, от 2022-го, когда они общались с глазу на глаз четыре раза. Контакты продолжались лишь по телефону (в 2023-м лидеры созвонились шесть раз), а также в рамках формирования транспортного коридора «Север — Юг». Его идея возникла в 1993 году, а в 2000 РФ, Иран и Индия заключили соглашение о реализации. В 2005 году к инициативе присоединился Азербайджан. Буквально несколько месяцев спустя, США, ЕС и Индия заявили о создании собственного коридора — из Индии в Европу (Франция, Италия, Германия) через Ближний Восток, в том числе через ОАЭ и Саудовскую Аравию, где президент Путин побывал буквально накануне визита Раиси в Москву, 6 декабря. Этим проектом тоже предусматривается строительство железной дороги, которая дополнит существующие морские пути и сделает доставку грузов экономически более эффективной. К проекту должны также подключиться Иордания и Израиль, Непал и Бангладеш. Реализовывать его планируется поэтапно, причем каждая из стран-участниц, как предполагается, должна будет самостоятельно обеспечить финансирование создания инфраструктуры на своем участке пути. Однако этот американо-индо-европейский проект эксперты пока не воспринимают как серьезного конкурента транспортного коридора «Север — Юг». Они считают, что преимущество проекта, продвигаемого Путиным и Раиси, — в его реалистичности: процесс уже запущен. Собственно, как и китайская инициатива «Один пояс один путь», которую председатель КНР Си Цзиньпин объявил в 2013 году, а буквально в октябре этого года собрал лидеров стран, которые будут в той или иной степени участвовать в ее реализации. Среди приглашенных был и президент Путин. Что касается идеи США, продвигаемой с помощью Индии, сейчас она отражена лишь на бумаге, говорят аналитики. Важен и другой момент: этот коридор планировался до эскалации палестино-израильского конфликта. Но ситуация в регионе слишком напряженная, и она не создает уверенности, что в будущем не разгорятся новые вооруженные конфликты, которые поставят под угрозу весь проект. Как пояснил URA.RU директор по аналитическим проектам Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) Михаил Нейжмаков, «даже в случае завершения эскалации вокруг сектора Газа» этот кризис может спровоцировать «рост мобилизационной базы радикальных исламистских группировок, причем не только на Ближнем Востоке». В современных условиях в реализацию планов по каждому проекту вмешивается большая политика, поясняет директор Независимого института стратегических оценок Сергей Ознобищев. «Начинается битва разных логистических проектов. Все эти коридоры необходимы. Но сейчас они являются инструментом борьбы за геоэкономику — как в глобальном, так и в региональном мире есть экономическая выгода, а это — миллиарды долларов», — пояснил Ознобищев. По словам эксперта, с учетом геополитической ситуации каждый из инициаторов проектов транспортных коридоров будет стараться присоединить новых игроков. Тем самым доказать оппонентам свое влияние. В условиях этой неопределенности ведущий экономист Центра политических технологий Никита Масленников пока не видит серьезной угрозы для коридора «Север — Юг» со стороны проекта США, Индии и ЕС. «Этот проект скорее является конкурентом для китайского „Одного пояса одного пути“, который тоже связывает Азию и Европу. Но перспективы нашего „Севера — Юга“ более вероятные. В ближайшие 25-30 лет центр мировой экономики переместится в АТР, и будет контрапункцией всей экономической жизни в мире. Чем больше будет таких инфраструктурных проектов, тем лучше для стабильности мирового экономического хозяйства», — считает экономист.
Расскажите о новости друзьям

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...