И все-таки «ошибка блондинки». Расследование катастрофы Як-42 под Ярославлем завершено. «Что ты делаешь, Андрюха?!» «П…ц», - только и успел сказать командир экипажа, перед тем как машина врезалась в землю

Размер текста
-
17
+
Причиной крушения самолета Як-42 в Ярославле, в котором погибли хоккеисты ярославского клуба «Локомотив», стали ошибочные действия при взлете командира экипажа Андрея Соломенцева. При разгоне он непроизвольно притормозил самолет, поставив ступни на педали, а когда стал тянуть на себя штурвал, пытаясь оторвать тяжелую машину от земли, и вовсе уперся в них ногами что было силы. Ожидается, что именно эту версию случившегося на этой неделе обнародуют члены Международного авиационного комитета (МАК), закончившие расследование причин и обстоятельств трагедии, сообщает «КоммерсантЪ».
 
По мнению специалистов, торможение на взлете не такое уж редкое явление среди членов экипажей Як-42, переучившихся на новый тип с самолетов Як-40. Системы управления этими самолетами — парные педали двойного назначения — схожи. Чтобы подкорректировать направление разбегающегося самолета, пилот нажимает нижнюю часть педалей, отклоняя так называемый руль направления в хвосте, а чтобы затормозить, давит ногой на верхнюю часть по аналогии с автомобилем. Однако есть и существенное, как выяснилось, различие: педали Як-40 имеют снизу специальные полочки-чашки под каблук, поэтому ноги в них можно как бы положить и держать постоянно, в то время как на Як-42 этих полочек нет.
 
Конструкторы новой машины предполагали, что при разгоне пилоты будут держать каблуки не на педалях, а на полу, лишь изредка подправляя руль направления носками. Однако многие летчики, привыкшие к удобным «чашкам сорокового», предпочли сохранить старую позу — с ногами на педалях и на новом типе. Просто до трагедии под Ярославлем этому никто не придавал значения. Возникающее замедление пилоты компенсировали режимом работы двигателей и более энергичным «подрывом» передней стойки шасси.
 
Как считают специалисты МАК, помимо этой ошибки, летчики разбившегося самолета — командир Андрей Соломенцев, просидевший за штурвалом Як-40 более 5 тыс. часов, и второй пилот Игорь Жевелов,  только что переучившийся на Як-42, – допустили еще целый ряд роковых оплошностей. Во-первых, они неправильно определили скорость, необходимую для взлета загруженного под завязку самолета. Во-вторых, уже отправившись в разбег, один из пилотов чуть отодвинул штурвал от себя вместо того, чтобы держать его в нейтральном положении. Это обстоятельство тоже не было критичным: отклоненный на пикирование руль высоты и притормаживание пилоты легко компенсировали бы традиционным способом — тягой двигателей и более энергичным отрывом передней стойки. Однако прижатые к бетонке передние колеса вдруг начали вибрировать. Здесь сыграли свою роль еще два уже не зависящих от летчиков фактора — мелкие неровности полосы и подразбитые амортизационные стойки переднего шасси, усилившие вибрацию. Тряска спровоцировала командира начать отрыв от земли еще раньше, на скорости 185 километров в час, после чего он и получил вполне предсказуемый результат — колеса от земли не оторвались.
 
По сути, у экипажа оставался единственный выход — прекратить взлет и начать экстренное торможение. Однако в этом случае «Локомотив» уже не успел бы на первый свой матч в Континентальной хоккейной лиге (КХЛ) и «Як Сервис» ждали бы штрафные санкции. Кроме того, авиационное ЧП в ярославском аэропорту «Туношна», который принимал в день катастрофы самолеты высокопоставленных участников международного саммита «Современное государство в эпоху социального многообразия» и на который приезжал и президент РФ Дмитрий Медведев, способно было поставить жирный крест на летной карьере пилотов.
 
И Соломенцев продолжил взлет. Пытаясь оторвать передние колеса от земли, он энергично взял штурвал на себя, подняв таким образом руль высоты — большую горизонтальную плоскость в хвосте самолета — на 10 градусов вместо положенных на Як-42 при взлете пяти-шести. При этом на штурвале возникло усилие в несколько десятков килограммов. Пилот, удерживая его двумя руками, уже не мог сам переставить рычаги управления двигателями в положение максимальной тяги, поэтому он попросил сделать это бортинженера. «Взлетный. Взлетный. Взлетный»,— постоянно твердил подчиненному командир, хотя тот давно уже разогнал турбины до предела.
 
Между тем с ростом скорости увеличилось давление встречного потока на отклоненный руль высоты, а соответственно удерживать штурвал командиру стало еще труднее. Оторвать машину от земли удалось, только потянув за штурвал с усилием 64 килограмма и отклонив при этом руль высоты на 13 градусов в положение кабрирования. Чтобы обеспечить такое усилие на руках, пилоту пришлось уже не слегка, как на разбеге, а что есть мочи давить ногами на тормозные педали. «Что ты делаешь, Андрюха?!» — спросил командира его напарник, но самолет был уже обречен. Как только пикирующий момент от тормозов пропал, машина с задранным рулем высоты круто подняла нос, потеряла скорость и свалилась на левое крыло. «П...ц»,– только и успел сказать командир экипажа, перед тем как машина врезалась в землю.
 
Крушение Як-42 произошло 7 сентября. Самолет рухнул в 2 километрах от аэропорта Ярославля, практически сразу после взлета, даже не набрав высоту. При ударе о землю лайнер развалился, часть воздушного судна упала в реку. В результате крушения погибли 44 человека из 45 находившихся на борту. Единственный выживший — бортинженер Александр Сизов.
 
Среди погибших спортсменов — свердловчанин Александр Вьюхин и южноуральцы Александр Калянин и Геннадий Чурилов, землячка последних Надежда Максумова, работавшая бортпроводницей, отец игрока тюменского хоккейного клуба «Рубин» Антона Зимина — Андрей Зимин, работавший врачом в ярославском «Локомотиве».
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...