16 сентября 2021

«Не стало его, и все…»

Смерть генерального директора крупного завода аукнулась катастрофой для семьи рабочего. Неприятная история

Размер текста
-
17
+
Во время декабрьского визита на «Курганстальмост» президента Медведева многое заинтересовало. Сообщат ли главе государства о проблемах рабочих, мелькавших перед его глазами?
В Кургане появился еще один пример, показывающий, как важна роль личности в истории. Один из крупнейших заводов Зауралья - ЗАО «Курганстальмост» - оказался в центре скандала, который запросто можно назвать бесчеловечным. Семья работника предприятия вот-вот останется без крыши над головой. По инициативе новой администрации. «URA.Ru» решило разобраться в этой некрасивой истории и выяснило много любопытного.
 
Судебная тяжба между работником Курганстальмоста Вячеславом Ильиным и администрацией завода длится уже несколько месяцев. Вероятно, этого вполне можно было избежать, если бы между сторонами был найден компромисс, к которому стремился безвременно ушедший из жизни генеральный директор Николай Парышев. По словам Вячеслава Ильина, когда встал вопрос об освобождении помещения, Николай Васильевич поручил своим замам изыскать возможность оказать необходимую помощь работнику, здание не разбирать, пока не решен вопрос с жильем для каждой семьи. Однако спустя некоторое время Парышева не стало и политика по отношению к Ильину изменилась: ему просто было предложено 100 тыс. рублей на аренду жилья.
 
Требование о выселении выполнили другие пять семей: кто-то вступил в ипотеку, кто-то смог построить дом в пригороде. Но они, говорит Вячеслав Ильин, более молодые и им проще было, например, взять ипотечный кредит – всего под 5% годовых. А когда и возраст уже не тот, жена – воспитатель детского сада с мизерным доходом, двое несовершеннолетних детей, вступить в ипотеку сложнее. Был вариант взять кредит под 7%, но опять же не хватило денег – более 300 тыс. рублей, да и у завода как раз начались проблемы – не помогли. Так новая «двушка» и осталась только в планах.
 
Впрочем, тот факт, что в доме до сих пор проживает семья, не смутил администрацию завода: здание отключили от отопления и водоснабжения, разобрали крышу. Если небольшие дожди больших забот не приносят, то недавний ливень дал о себе знать: жилище Ильиных промокло насквозь.
 
На данный момент администрация Курганстальмоста заявляет о том, что семья Ильиных незаконно вселилась в помещение, а потому должна освободить его без каких-либо компенсаций со стороны предприятия, иначе говоря, самостоятельно решить свою жилищную проблему.
 
Вместе с тем, в ходе подготовки к судебным разбирательствам вместе с адвокатом Еленой Саласюк Вячеслав Ильин собрал достаточно много документов, свидетельствующих об обратном. Во-первых, на руках у истца документ, подписанный в 1996 году заместителем генерального директора Александром Поршанем, согласно которому решение о заселении конкретных шести семей (все фамилии глав семей, работников предприятия перечислены) согласовано администрацией Курганстальмоста и профсоюзным комитетом завода. На основании этого документа Ильины и заселились в 1996 году в двухкомнатное помещение площадью около 40 кв. метров.
 
Во-вторых, о законном (во всяком случае, если говорить относительно взаимоотношений между работником и администрацией предприятия) проживании говорит и факт оплаты коммунальных услуг и найма жилья. Согласно квитанциям, еще в 2007 году проживание обходилось Ильиным в 2600 рублей (для сравнения: сегодня в среднем квартплата за 3-комнатную благоустроенную квартиру площадью 68 кв. метров составляет 2500-2600 рублей). Такая заоблачная сумма, обозначенная еще 2 года назад, по мнению адвоката Елены Саласюк, могла возникнуть только по одной причине: с жильцов брали по тарифам, установленным для промышленных предприятий, которые значительно выше тех, что приняты для населения.
 
Почему начисления производились по таким тарифам, тоже понятно: здание не переведено в жилой фонд. Отсюда и еще одно нарушение со стороны администрации предприятия: все 6 семей оказались прописаны не по фактическому адресу проживания, а в бывшем заводском общежитии, дома же, в котором до сих пор живут Ильины, нет даже на карте города. Сын Вячеслава Ильина вообще нигде не прописан. «Он, получается, бомж у меня», - сетует рабочий.
 
Кстати, поспорить можно и о самом здании. Согласно официальным документам, дом 3 (номер корпуса ориентировочно 19 – точно сказать сложно, так как на карте он отсутствует) по ул. Загородной построен в 1995 году. Однако старожилы прекрасно помнят его как бывшее здание заводоуправления, то есть, получается, что оно построено не позднее 1978 года, когда начал свою работу Курганстальмост. Немного позднее в течение нескольких лет в этом помещении располагался заводской детский сад. Впрочем, чтобы доказать все это в суде, нужны официальные документы, хотя даже одного взгляда на здание достаточно, чтобы понять, что не могло оно за 14 лет настолько развалиться, что даже на крыше стала расти трава.
 
С юридической точки зрения, отмечает адвокат Елена Саласюк, сейчас суд должен определиться, в рамках какого права в дальнейшем рассматривать дело: гражданского законодательства или в рамках Жилищного кодекса. «Мы доказываем, что раз Курганстальмост вселил людей в это здание, то он и должен решить проблему. Если мы сейчас не сумеем доказать, что это было в государственной собственности, мы не можем применить нормы Жилищного кодекса – обязать предприятие предоставить другое жилое помещение; в данной ситуации будут действовать нормы Гражданского кодекса – аренда помещения. Сейчас суд должен дать юридическую оценку – какие отношения возникли между сторонами, чтобы применить норму права: Гражданского кодекса или Жилищного. Мы говорим: состоялись жилищные правоотношения. Если нормы жилищного права, тогда да – без предоставления другого жилья выселить не должны. Но нюанс: чей это был жилищный фонд – или частный, или государственный. Если это частный фонд, тогда не действует договор социального найма, норма ЖК не действует, регулируется нормами гражданского законодательства», - отметила Саласюк.
 
Заместитель генерального директора ЗАО «Курганстальмост» по общим вопросам Александр Поршань комментировать ситуацию не стал. «Там разбираются, идет нормальный процесс. Документы – в суде, какое решение суд примет, такое и будет исполняться. Это нормальный, цивилизованный подход, гораздо проще, чем бандитские разборки», - отметил Поршань.
 
По словам Вячеслава Ильина, сегодня ему терять уже нечего. В начале года он попадал в списки на сокращение, не допускался к аттестации. Однако тогда отстоять свои права ему удалось: если аттестацию проходить ему не разрешали, то допуск к одному из самых современных станков «Фичеп» (который, кстати, с интересом разглядывал президент РФ Дмитрий Медведев в декабре 2008 года, когда приезжал с рабочим визитом в Курган) у него был, и запретить работать Ильину уже не могли. В конце концов, из списков на сокращение Вячеслава Ильина вычеркнули, но, уверен рабочий, еще ничего не решено. «Меня все равно выживут. В этом я не сомневаюсь. Николай Васильевич за месяц до своей смерти сказал и Поршаню, и Пыркову (Александр Поршань и Владимир Пырков, заместители генерального директора. – ред.): изыскать средства на помощь. Не стало его, и все…», - говорит Ильин.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...