27 января 2022

«У девочки было три клинических смерти за четыре часа жизни»

В лучшем перинатальном центре Тюменской области гибнут младенцы. Убитые горем матери пытаются наказать медиков

Размер текста
-
17
+
Виктория Протопопова так и не увидела свою дочку живой. Вместо слов соболезнования тюменские врачи дали ей грубый совет

В Тюмени зреет очередной медицинский скандал. К силовикам в поисках правды обратилась семья Протопоповых, у которых через несколько часов после рождения умер ребенок. В смерти дочери виноваты врачи — уверены супруги, но доказать это практически невозможно. На помощь матери пришли лишь те, кто уже пережил подобное, нашел в себе силы на борьбу и добился, чтобы в дело вмешались независимые эксперты. Как развивались события, что уже установили следователи, почему пациенты в лучшем лечебном заведении слышат оскорбительные слова и как сейчас заговорили медики — читайте в материале «URA.Ru».

Виктория Протопопова похоронила дочь. Девочка умерла почти месяц назад, 18 октября, в областном перинатальном центре, где Виктории делали кесарево сечение. Экстренной операции предшествовала тяжелая беременность. На 27 неделе — в начале октября — Виктория поступила в медицинское учреждение. «Там я получала лечение, от которого мне становилось только хуже, — пишет бывшая пациентка в своем заявлении в Следственный комитет. — На все мои вопросы лечащий врач отвечала с недовольством. После каждой процедуры меня рвало пеной. Но лечащий врач убеждала, что такой реакции быть не должно».

Через несколько дней к серьезной патологии, которая сопровождала беременность Виктории Протопоповой — центральное предлежание плаценты — добавились сильное обезвоживание и обострение панкреатита. «Начались новые капельницы, уколы в вену, родственники и соседки по палате меня не узнавали, а мне становилось все хуже и хуже», — рассказывает Виктория. По ее словам, 15 октября у нее ночью началось кровотечение, но дежурный врач порекомендовала выпить две кровеостанавливающих таблетки и лечь спать. В ближайшие три дня к рвоте и отекам добавился новый симптом — активное шевеление плода. Но лечащий врач ничего не предпринимала: «Будешь ходить до 37-ой недели, на ребенка твои рвота и кровотечение никак не влияют».

«Только она мне это сказала, как вечером в тот же день у меня открылось сильное кровотечение, осматривал меня дежурный врач, который тут же принял решение об экстренной операции», — пишет следователям Виктория.

Дальше начался новый круг ада. «Я открыла глаза в реанимации на звук голоса. Это была неонатолог, которая сказала, что дочь родилась слабой и, скорее всего, умрет. «Вы что-нибудь сможете сделать?» — переспросила я. «Нет. Она умрет», — услышала я в ответ и опять провалилась в сон. Когда очнулась, стала звать неонатолога. Врач пришла вновь в палату и сообщила, что ребенок умер и добавила: «Мамаша, беременность нужно планировать заранее».

Потом Викторию перевели в послеродовое отделение, где все пациентки лежат вместе с детьми. Кругом ласковые слова, детский плач, каждый занят своим ребенком. «Я голову поднять не могла, только лежала и выла от безысходности. Через день подошла к врачам и взмолилась: выпишите меня отсюда, пока я что-нибудь с собой не сделала», — вспоминает события месячной давности Виктория Протопопова.

Уже после, собравшись с силами, она вновь пошла в перинатальный центр — забирать документы и труп ребенка. «Я пошла в отделение детской реанимации, чтобы переговорить с заведующей. И она дала мне понять, что неонатологи сделали все возможное, чтобы спасти малышку: «Новорожденная пережила три клинические смерти за четыре часа жизни, ребенок родился сильно тяжелый». И заключение патологоанатома это подтвердило. Основная причина смерти — кровоизлияние в надпочечниках.

Вот из этой двери подвального помещения (у вентиляционной трубы) в Перинатальном центре родителям выдают трупы новорожденных

«Как мне объяснила врач, этого могло бы не быть, если бы меня прооперировали раньше. И тогда я решила, что обязательно добьюсь правды, потому что считаю, что ответственность за смерть моей дочери полностью лежит на моем лечащем враче из отделения патологии беременных», — считает Протопопова.

Она перерыла весь Интернет в поисках тех, чьи дети умерли в тюменских роддомах, и нашла Лиану Мадьярову, которая три года добивалась предъявления обвинения акушеру-гинекологу, по халатности которой погиб ее ребенок. Только в начале ноября 2013 года уголовное дело, где семья Мадьяровых проходит потерпевшими, было передано в суд. Виктория Протопопова уверена, что ее ждет похожая история, так как доказать вину медиков, как правило, практически невозможно. «Я готова пройти московскую экспертизу, как и Лиана, потому что уверена, что то заключение, которое мне дадут в Тюмени, будет в пользу врачей».

Тем временем документы пациентки Виктории Протопоповой из областного перинатального центра направлены в департамент здравоохранения Тюменской области, где на днях подписан приказ о создании экспертной комиссии. «Есть мнение пациентов, а есть обстоятельства случившегося. Мы будем работать не с людьми, а с документами и дадим оценку и действиям врачей и поведению пациентки, согласно только бумагам. Скрывать мы ничего не собираемся. Медицинская ситуация очень сложная, чтобы однозначно сказать, виновен или нет врач. Сейчас мы их виновными не считаем», — заявили «URA.Ru» в департаменте здравоохранения.

Из собственных источников в областном перинатальном центре «URA.Ru» стало известно, что уже почти весь руководящий состав медицинского учреждения побывал на допросе у тюменских следователей. «Ситуация с пациенткой Протопоповой была очень сложная. Сам диагноз — центральное предлежание плаценты — предполагает, что у пациента в определенные сроки беременности может открываться кровотечение. Плюс у беременных женщин всегда обостряются их хронические заболевания. Однако многие наши рекомендации она не выполняла, подписывала отказные от госпитализации», — говорит один из врачей центра. Он же указывает на то, что в заключении патологоанатома сказано о том, что у ребенка, рожденного на 28 неделе беременности, весом всего 950 грамм была полиорганная недостаточность, а это летальный исход в 80% случаях.

Стоит отметить, что ГБУЗ ТО «Перинатальный центр» два года назад переехал в новые корпуса, оборудованные по последнему слову техники. Так, например, в нем создано отделение для вынашивания маловесных детей. По данным департамента здравоохранения области, в первом полугодии 2013 года в Перинатальном центре благодаря применению инновационных технологий удалось сохранить жизнь 27 из 51 младенцев весом до одного килограмма. Более того, по данным медицинской статистики на 1 июля 2013 года, показатель младенческой смертности в Тюменской области составил 7,5 на 1 тысячу родившихся живыми. По этому показателю Тюменская область в пятерке регионов, где уровень детской смертности самый низкий. Для сравнения, в целом по России аналогичный показатель −8,4 на 1 тысячу родившихся живыми, по Уральскому федеральному округу — 7,8.

Что касается истории Виктории, то решение о возбуждении уголовного дела по ее заявлению следственный комитет примет не раньше марта 2014 года — именно тогда завершится экспертиза департамента здравоохранения.

В Тюмени зреет очередной медицинский скандал. К силовикам в поисках правды обратилась семья Протопоповых, у которых через несколько часов после рождения умер ребенок. В смерти дочери виноваты врачи — уверены супруги, но доказать это практически невозможно. На помощь матери пришли лишь те, кто уже пережил подобное, нашел в себе силы на борьбу и добился, чтобы в дело вмешались независимые эксперты. Как развивались события, что уже установили следователи, почему пациенты в лучшем лечебном заведении слышат оскорбительные слова и как сейчас заговорили медики — читайте в материале «URA.Ru». Виктория Протопопова похоронила дочь. Девочка умерла почти месяц назад, 18 октября, в областном перинатальном центре, где Виктории делали кесарево сечение. Экстренной операции предшествовала тяжелая беременность. На 27 неделе — в начале октября — Виктория поступила в медицинское учреждение. «Там я получала лечение, от которого мне становилось только хуже, — пишет бывшая пациентка в своем заявлении в Следственный комитет. — На все мои вопросы лечащий врач отвечала с недовольством. После каждой процедуры меня рвало пеной. Но лечащий врач убеждала, что такой реакции быть не должно». Через несколько дней к серьезной патологии, которая сопровождала беременность Виктории Протопоповой — центральное предлежание плаценты — добавились сильное обезвоживание и обострение панкреатита. «Начались новые капельницы, уколы в вену, родственники и соседки по палате меня не узнавали, а мне становилось все хуже и хуже», — рассказывает Виктория. По ее словам, 15 октября у нее ночью началось кровотечение, но дежурный врач порекомендовала выпить две кровеостанавливающих таблетки и лечь спать. В ближайшие три дня к рвоте и отекам добавился новый симптом — активное шевеление плода. Но лечащий врач ничего не предпринимала: «Будешь ходить до 37-ой недели, на ребенка твои рвота и кровотечение никак не влияют». «Только она мне это сказала, как вечером в тот же день у меня открылось сильное кровотечение, осматривал меня дежурный врач, который тут же принял решение об экстренной операции», — пишет следователям Виктория. Дальше начался новый круг ада. «Я открыла глаза в реанимации на звук голоса. Это была неонатолог, которая сказала, что дочь родилась слабой и, скорее всего, умрет. «Вы что-нибудь сможете сделать?» — переспросила я. «Нет. Она умрет», — услышала я в ответ и опять провалилась в сон. Когда очнулась, стала звать неонатолога. Врач пришла вновь в палату и сообщила, что ребенок умер и добавила: «Мамаша, беременность нужно планировать заранее». Потом Викторию перевели в послеродовое отделение, где все пациентки лежат вместе с детьми. Кругом ласковые слова, детский плач, каждый занят своим ребенком. «Я голову поднять не могла, только лежала и выла от безысходности. Через день подошла к врачам и взмолилась: выпишите меня отсюда, пока я что-нибудь с собой не сделала», — вспоминает события месячной давности Виктория Протопопова. Уже после, собравшись с силами, она вновь пошла в перинатальный центр — забирать документы и труп ребенка. «Я пошла в отделение детской реанимации, чтобы переговорить с заведующей. И она дала мне понять, что неонатологи сделали все возможное, чтобы спасти малышку: «Новорожденная пережила три клинические смерти за четыре часа жизни, ребенок родился сильно тяжелый». И заключение патологоанатома это подтвердило. Основная причина смерти — кровоизлияние в надпочечниках. Вот из этой двери подвального помещения (у вентиляционной трубы) в Перинатальном центре родителям выдают трупы новорожденных «Как мне объяснила врач, этого могло бы не быть, если бы меня прооперировали раньше. И тогда я решила, что обязательно добьюсь правды, потому что считаю, что ответственность за смерть моей дочери полностью лежит на моем лечащем враче из отделения патологии беременных», — считает Протопопова. Она перерыла весь Интернет в поисках тех, чьи дети умерли в тюменских роддомах, и нашла Лиану Мадьярову, которая три года добивалась предъявления обвинения акушеру-гинекологу, по халатности которой погиб ее ребенок. Только в начале ноября 2013 года уголовное дело, где семья Мадьяровых проходит потерпевшими, было передано в суд. Виктория Протопопова уверена, что ее ждет похожая история, так как доказать вину медиков, как правило, практически невозможно. «Я готова пройти московскую экспертизу, как и Лиана, потому что уверена, что то заключение, которое мне дадут в Тюмени, будет в пользу врачей». Тем временем документы пациентки Виктории Протопоповой из областного перинатального центра направлены в департамент здравоохранения Тюменской области, где на днях подписан приказ о создании экспертной комиссии. «Есть мнение пациентов, а есть обстоятельства случившегося. Мы будем работать не с людьми, а с документами и дадим оценку и действиям врачей и поведению пациентки, согласно только бумагам. Скрывать мы ничего не собираемся. Медицинская ситуация очень сложная, чтобы однозначно сказать, виновен или нет врач. Сейчас мы их виновными не считаем», — заявили «URA.Ru» в департаменте здравоохранения. Из собственных источников в областном перинатальном центре «URA.Ru» стало известно, что уже почти весь руководящий состав медицинского учреждения побывал на допросе у тюменских следователей. «Ситуация с пациенткой Протопоповой была очень сложная. Сам диагноз — центральное предлежание плаценты — предполагает, что у пациента в определенные сроки беременности может открываться кровотечение. Плюс у беременных женщин всегда обостряются их хронические заболевания. Однако многие наши рекомендации она не выполняла, подписывала отказные от госпитализации», — говорит один из врачей центра. Он же указывает на то, что в заключении патологоанатома сказано о том, что у ребенка, рожденного на 28 неделе беременности, весом всего 950 грамм была полиорганная недостаточность, а это летальный исход в 80% случаях. Стоит отметить, что ГБУЗ ТО «Перинатальный центр» два года назад переехал в новые корпуса, оборудованные по последнему слову техники. Так, например, в нем создано отделение для вынашивания маловесных детей. По данным департамента здравоохранения области, в первом полугодии 2013 года в Перинатальном центре благодаря применению инновационных технологий удалось сохранить жизнь 27 из 51 младенцев весом до одного килограмма. Более того, по данным медицинской статистики на 1 июля 2013 года, показатель младенческой смертности в Тюменской области составил 7,5 на 1 тысячу родившихся живыми. По этому показателю Тюменская область в пятерке регионов, где уровень детской смертности самый низкий. Для сравнения, в целом по России аналогичный показатель −8,4 на 1 тысячу родившихся живыми, по Уральскому федеральному округу — 7,8. Что касается истории Виктории, то решение о возбуждении уголовного дела по ее заявлению следственный комитет примет не раньше марта 2014 года — именно тогда завершится экспертиза департамента здравоохранения.
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...