Уральские проститутки: как изменился рынок секс-услуг. Это уже не 90-е

Интервью с представительницами профсоюза секс-работниц Екатеринбурга

© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Путаны заявляют, что 90-е давно прошли, и сейчас никто их не кошмаритФото: Александр Мамаев, «URA.RU»

В сфере секс-работниц Урала после громких скандалов не прекращается обсуждение взаимоотношений девочек и полиции. Речь идет об изнасиловании (предположительно, секс-работницы) тремя сотрудниками ППС, а также обвинениях, которые озвучила в интервью «URA.RU» лидер российского движения секс-работниц «Серебряная Роза» Ирина Маслова — она заявила, что сотрудники ППС взимают плату с девочек, работающих в саунах.

Корреспондент «URA.RU» взял интервью у трех секс-работниц. Они из разных «сегментов» рынка: Зоя работает «по саунам», Саша — индивидуалка, встречается с клиентами в основном «на аппартаментах» (в съемных квартирах), Ольга — универсалка со стажем (имена всех девушек изменены по их просьбе). Они давно знакомы друг с другом, постоянно общаются и при необходимости помогают друг другу. «Можете смело называть нас «профсоюзом секс-работниц», — предложили девушки. Заочно (по телефону) в обсуждении приняла участие известная в городе «мама Рая». Разговор шел о взаимодействии проституток и полиции.

Тема больная — после новости об изнасиловании девушки (предположительно, секс-работницы) тремя сотрудниками ППС, а также обвинения, которые озвучила в интервью «URA.RU» Ирина Маслова — лидер российского движения секс-работниц «Серебряная Роза», приезжавшая в Екатеринбург для собственного расследования инцидента. Маслова в интервью «URA.RU» заявила, что, по ее данным, сотрудники ППС взимают с девочек, работающих в саунах, по 1500 рублей, и что арест полицейских влечет передел рынка секс-услуг в Екатеринбурге.

«Жрицы любви» уверяют, что это неправда. «В Питере, в Москве, в Сургуте — везде все устроено по-разному. И, может быть, кто-то там кому-то платит, но не у нас», — говорит Ольга. «Я в этом бизнесе уже 30 лет, сама из области, и мне есть с чем сравнивать, — добавляет мама Рая.

— В небольших городах — там да, до сих пор платят и крышуют. Но не в Екатеринбурге».

«Как вы себе это представляете? В городе — больше четырех тысяч проституток. Это сколько должно быть сотрудников ППС на машинах, чтобы стоять возле саун и переписывать номера всех машин, на которых девочек возят?» — недоумевает Саша. — А тем, у кого 1500 рублей взяли, квитанцию дают? — спрашивают Зоя — Или, может, на попе печать ставят?»

Клипарт depositphotos.com
По словам путан, девочки действительно платят 1500 рублей «проходных», но они идут не полиции
Фото: depositphotos.com

По словам девушек, в Екатеринбурге силовики давно уже не крышуют секс-бизнес. «Спросите хозяев фирм — вам любой ответит: «Мы столько вкладывали в рекламу, в девочек, чтобы еще кому-то отстегивать? Да сейчас же! — говорит Ольга. — Екатеринбург это цивилизованный город. У нас давно уже не 90-е».

Секс-работницы объясняют, откуда могла взяться цифра в 1500 рублей. «Да, есть сумма за проход, но ее платят не полицейским, а сауне, — объясняют девочки. — Из 2500 — 3500 за час тысячу забирает сауна, 500 — водителю или „на фирму“. С этих полутора тысяч за проходку ни копейки не идет полиции. Если бы это было, сколько один час стоил бы клиенту? Больше четырех тысяч рублей! Мы бы тогда без работы остались — у людей и так денег нет».

Как жертва полицейских попала в УАЗик?

История с насилием в отношении девушки произошла 18 августа — по версии следствия, трое полицейских, находились в служебном автомобиле, изнасиловали ее «и совершили иные действия сексуального характера». 6 сентября главное управление МВД России по Свердловской области заявило, что уже наказаны 17 полицейских (в том числе непосредственные руководители подозреваемых), трое сотрудников, которые находятся под следствием, уволены.

Основной вопрос в профессиональном сообществе секс-работниц — как пострадавшая девушка оказались в УАЗике ППС. «Для нас самих это загадка, — говорит Саша. — Мы пробили ее через всех наших знакомых — никто из девочек в городе ее не знает. Возможно, это начинающая индивидуалка. Сейчас тьма сайтов знакомств — нам можно познакомиться и обменяться номерами. Я полгода жила с девчонкой, которая, пока у нее не было работы на саунах и квартирах, зарабатывала сама, знакомясь в соцсетях или на сайтах».

У секс-работниц — несколько версий, что могло произойти между ППС-никами и девушкой. «Маслова продвигает версию, что в Екатеринбурге идет передел рынка, и эту девочку чуть ли не специально подложили под полицейских. Мы в это не верим», — говорит Ольга.

«Возможно, она была под наркотиками или пьяная — и именно под этим предлогом ее пригласили в машину, а она уже сама предложила ребятам секс, — предполагает Зоя. — А потом очухалась, сообразила, сколько денег недополучила и написала на них заявление».

Впрочем, версия, к которой больше всего склоняются девочки — что это был заказ, но девушка не знала, что едет к полицейским (по некоторым данным, в суде фигурировала ее переписка с одним из ППС-ников). «Познакомилась в соцсетях или на сайте, договорилась о встрече в машине.

Многие девочки сегодня так работают, в машине. А те решили воспользоваться тем, что они полицейские, и поиметь ее «по бесплатке»,

— говорит Ольга. — Неужели они не понимали, что это все всплывет?»

Полицейские — клиенты проституток

За исключением «полиции нравов», у которой есть план по оформлению проституток (откуда и берутся эпизодические контрольные закупки), все остальные полицейские в Екатеринбурге относятся к путанам, по их словам, совершенно адекватно.

«Работала я в прошлом году в одной фирме. Едем как-то ночью, останавливают нас сотрудники ДПС, потому что машина затонирована, — вспоминает Зоя. — Водитель говорит: «Парни, блин, опаздываю, девчонок везу на заказ. Инспекторы спрашивают: «А че, девки симпатичные? На обратном пути завези, покажи: у нас тут скоро мальчишник». — Да без проблем!»

Мало того, как признаются девушки, у них у всех есть клиенты-полицейские. «Они ведь такие же люди, и им тоже хочется отдохнуть», — объясняет Ольга. В результате таких контактов складываются доверительные отношения. «Бывают, что у них остаются наши личные номера, — рассказывает Женя — И мы иногда делимся с ними информацией, например, на наших сайтах есть черный список клиентов, которые убивают, насилуют и грабят девочек».

Такое сотрудничество уже не раз приносило плоды в борьбе с криминалом. «Пару лет назад в Екатеринбурге орудовала банда налетчиков: один заходил к девочке под видом клиента, тут же врывались двое или трое, избивали девочек и грабили, — рассказывает Ольга. — Выносили вообще все — плазма, ноутбуки, телефоны, цифровые камеры — вплоть до косметики. Даже обложки с паспортов и презервативы забирали. Я сама однажды чуть-чуть на них не попала — вышла из квартиры минут на 20 пораньше».

Клипарт depositphotos.com
Сотрудничество полиции и секс-работниц приносит плоды
Фото: depositphotos.com

По словам Жени, тогда пострадали две ее подружки. Когда оклемались, достали спрятанные деньги (у каждой девочки всегда есть заначка — на всякий случай), сбегали в круглосуточный «Связной», купили телефон-балалайку, симки и отзвонились диспетчеру. Он вспомнил, что на доме есть камеры — удалось получить видеозапись. Заявили в полицию.

А недели через две налетчики позвонили вновь, по другому номеру, но попали в ту же фирму. «Диспетчер называет им адрес и туда приезжает наша охрана, — рассказывает Ольга. — Этих налетчиков избили, привязали к столбу и вызвали полицию. Сотрудники приехали, обрадовались: „Так это те самые!“ И потом наши охранники и администраторы просили девочек: „Сходите на опознание, дайте показания“. И ходили, и опознали, и сейчас эти налетчики сидят».

Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus
Загрузка...