20 мая 2022

«Ребенок попрощался со мной и умер»

Молодая женщина и ее новорожденная дочь погибли из-за преступной черствости врачей

Размер текста
-
17
+
Желтые - самые любимые Катины цветы. Одно из последних фото
Она была доброй, веселой девчонкой. Выдала замуж четырех своих подруг – у всех была свидетельницей. Мечтала и о собственной свадьбе. Но… Нередко это самое «но» вмешивается в человеческую жизнь. Катя Шурупова была на шестом месяце беременности, когда у нее стали проявляться признаки страшной для беременных женщин и еще неродившихся малышей болезни – гестоза. Но к квалифицированному врачу, который сразу правильно поставил диагноз, Катя попала слишком поздно. Сегодня Татьяне Ивановне Шуруповой остается только смотреть фотографии любимой дочери и внучки, запечатленной на первом и последнем в своей жизни фото - в животе у мамы. Что повлекло смерть Кати и маленькой Ксюши - пресловутая «врачебная ошибка» или халатность? Семья погибших считает, что целая цепочка того и другого. Подробности – в материале «URA.Ru».
 
Татьяна Шурупова уже полтора года живет в США. Из Кургана она уехала, оставив дочери квартиру. Татьяна Ивановна надеялась, что ее Катя, которой тогда было 26 лет, встретит того единственного мужчину, с которым будет счастлива.
 
Материнская интуиция не подвела. В августе прошлого года, в День города, Катя встретила Сашу. Это была любовь с первого взгляда - чистая, красивая. Молодые люди были безумно счастливы. А в феврале этого года взволнованная Катя позвонила маме в Америку и сообщила, что у них с Сашей будет ребенок. Жаль, мама пока не собиралась в Курган, а как же свадьба без мамы? Татьяна Ивановна успокоила, сказала, что главное - родить. А свадьбу можно сыграть и будущим летом, и это непременно будет лучшая свадьба, Катя будет самой красивой невестой, в самом красивом платье…
 
 
Катя с любимым - Сашей, которого она долго искала и с которым была счастлива в последний год  жизни
 
В марте у Кати возникли проблемы со здоровьем. Ее положили на «сохранение» в городской родильный дом №2. Врачи предложили сделать аборт. Но девушка ответила категорическим «нет». «Она очень сильно любила детей. И всегда мне говорила: «Мама, я хочу быть воспитателем». Я даже думала, что она будет «сумасшедшей» матерью», - рассказывает Татьяна Ивановна.
 
В тот раз все обошлось. Из больницы Катя Шурупова вышла полная сил. Правда, потом еще раз попала в больницу - врачи определили маловодие. Матери Катя как-то сказала, что, когда чихает, из носа идет кровь. Доктора успокоили: просто сосуды слишком тонкие. Вместе с Сашей Катя ходила на УЗИ, и им даже сделали фотографию дочки, находящейся в материнской утробе, но уже насасывающей пальчик. Говорили, что ребенок развивается нормально, проблем нет.
 
Они начались в августе. 18 августа Катя пошла на прием к участковому терапевту. Врач измерил давление – оказалось повышенным, верхний показатель – 140. Девушке дали направление в кардиодиспансер.
 
Как звали доктора, которая принимала Катю Шурупову в областном кардиодиспансере, Татьяна Ивановна не знает. «Давление у Кати в тот день опять скакало – то 150, то 140. Когда я позвонила и спросила, что сказал врач, Катя ответила: «Мама, ты успокойся, это не просто врач, а кандидат медицинских наук. Она мне сказала, что таким образом мой организм приспосабливается к беременности». Заметьте – 27-я неделя. Я говорю: так организм уже к родам должен готовиться. Катю сбила ученая степень врача, она и меня сбила с толку», - признается Татьяна Шурупова.
 
 
Эскулапы погубили веселого, доброго человека. Здесь Катя с Сашей «зажигают» на свадьбе у друзей
 
Кандидат медицинских наук выписала Кате таблетки от давления. То, что у девушки начал проявляться гестоз, никто и не понял.
 
Между тем гестоз – это страшное заболевание. На протяжении многих лет оно входит в число основных причин материнской смертности в России. У женщины поднимается артериальное давление, возникает опасность возникновения тромбов, наблюдается белок в моче, увеличивается вес. Но при этом довольно длительное время будущая мама чувствует себя совершенно здоровой. Затем возникают отеки рук, ног, лица, плаценты, в результате снижается доступ кислорода к плоду. В конце концов отек доходит до головного мозга и сопровождается судорогами, которые могут привести к смерти матери и ребенка. При выявлении гестоза единственная возможность спасти мать и малыша – кесарево сечение.
 
У Кати болезнь развивалась достаточно быстро. В течение четырех дней после консультаций у докторов состояние ее здоровья только ухудшалось: речь стала заторможенной, сильно отекло лицо.
 
Вечером 24 августа у Кати вновь поднялось давление, на этот раз – до 175. На просьбы мамы вызвать «скорую» девушка ответила: врач велела прийти через 10 дней, значит, так и будет. В 2 часа ночи Катин муж все-таки вызвал «скорую». Приехали, измерили давление – уже 195. Сбить не удалось, поэтому бригада «скорой» увезла девушку во вторую городскую больницу, но не в родильное отделение, а в первую терапию.
 
Около 5 утра Катя позвонила мужу и рассказала, что за все время ей дали «какую-то «но-шпу», и больше ничего. Между тем у нее началась сильная головная боль. «В это время я бегала, как кошка по дому, металась. Чувствовала, что что-то не то», - вспоминает Татьяна Шурупова.
 

К тому, что нет любимой сестры, Сергей до сих пор не может привыкнуть. «Хоть бы приснилась она мне. Я так соскучился!»
 
В 11 часов Катя вновь позвонила Саше и попросила сделать хоть что-то – врачи к ней так и не подходят, у нее сильно болит голова и по-прежнему «зашкаливает» давление. Саша бросился искать знакомых, которые могут помочь. Татьяна Ивановна, находясь в Америке, тоже стала поднимать своих знакомых. Позвонила и Кате. «Дочка только сказала: «Мама, мама», - и я услышала «бряк», какой-то стук, шум. Как раз в этот момент у нее начались судороги. Это уже была экламсия – самая страшная фаза гестоза, которая заканчивается летальным исходом. Только в этот момент на Катю обратили внимание. Заведующий вторым роддомом Холодков мне потом сказал: «Если бы я ее увидел в 8 утра, если бы я увидел ее опухшее лицо, я бы ее прокесарил еще тогда». Но Катю прооперировали в 14 часов», - рассказывает Татьяна Шурупова.
 
Женщина на следующий же день вылетела из США в Курган. Тем временем Кате должны были сделать томографию мозга. Но наступили выходные, а по субботам и воскресеньям томограф, оказывается, не работает, поэтому исследование провели только почти через 5 дней после кесарева сечения. И то после настоятельных требований родных. В это время Катя уже находилась в коме.
 
По результатам томографии врачи обнаружили опухоль. Родных Кати предупредили, что исход – либо инвалидность, либо гибель. Доктора ссылались на тонкие сосуды головного мозга Кати. «Вы мне скажите, какие сосуды выдержат давление под 200? Девочка боролась за жизнь. Она всю ночь ждала, она ждала операции до двух часов дня. Не сосуды ее подвели, а безалаберность врачей. Почему ее привезли в первую терапию, а не в родильное отделение? Беременную женщину?! Девочка лежала и тихо умирала», - не сдерживая слез, делится Татьяна Ивановна.
 
Только утром 29 августа, на шестой день после того, как Катя оказалась в больнице, проснувшись, Татьяна Шурупова вспомнила о внучке. Собралась было в больницу, чтобы навестить маленькую Ксюшу. Тогда-то сын Сергей сообщил, что малышка накануне умерла. Ксюша прожила 5 дней. Девочка была жизнеспособной: она родилась с весом более 700 граммов и ростом 33 сантиметра. Если бы ее маме своевременно оказали помощь, сегодня малышке шел бы уже третий месяц.
 
Ксюшу похоронили в поселке Чашинском. Всю дорогу бабушка держала девочку, завернутую в одеяльце, на руках. Малышка, как две капли воды была похожа на отца, говорит Татьяна Ивановна.
 
По словам Татьяны Ивановны, ее дочь почувствовала, что малышка умерла: «Она перестала бороться за жизнь. Жизнь стала уходить от нее. Я не могу это объяснить. Я это чувствовала».
 
Последней надеждой была операция на мозге. Из Тюменского федерального центра был вызван специалист. Когда Катю везли на операцию, ее муж Саша и брат Сергей стояли на коленях в коридоре больницы и молились. «Профессор сказал мне, что дочь либо будет уродом, либо умрет. Я не знала, о чем молиться… Операция шла 40 минут. Не знаю, что там делали. Через два дня у Кати снова появились судороги, стали холодеть руки и ноги. Я взялась растирать ей руку, она взяла мою, тихонечко сжала и держит. Я просила ее держаться. Смотрю: на дисплее прочерки пошли… Ребенок попрощался со мной и умер…  Я, когда уехала в Америку, сказала: я отдала России 30 лет труда, родила сына, родила дочь. Но меня Россия и там догнала», - с отчаянием добавляет Татьяна Ивановна.
 

Племяшку Леру Катя безумно любила. И очень хотела иметь своих детей
 
Катю Шурупову похоронили рядом с дочкой, в Чашинском.
 
Похоронив дочь и понимая, что будет проводиться расследование, Татьяна Шурупова пошла в поликлинику, где наблюдалась Катя, чтобы взять ее медицинскую карту. Оказалось, что карточку уже отправили в головное учреждение – Курганскую больницу №1 на улице Невежина. Главврач больницы, по словам женщины, встретил ее с цинизмом: мол, карточку выдадим «как только так сразу, страна работает». После полутора часов ожиданий Шуруповой и вовсе заявили, что карточка ее дочери передана в Пенсионный фонд, который проверяет, куда уходят его деньги. Какие деньги? Причем тут карточка Екатерины Шуруповой? Все это так и не объяснили. И тут же выяснилось, что на самом деле карточка Кати уже находится в областном департаменте здравоохранения. Выводы сотрудников департамента были однозначны: девушка бы все равно умерла при потугах, так как у нее были слабые сосуды. Но почему Кате Шуруповой не оказали своевременную медпомощь, почему врачи даже не попытались сбить ей давление, провести обследование, - никто не сказал.
 
Смерть Кати стала трагедией для всей ее семьи, для друзей. С братом Сергеем они были не разлей вода, Катя безумно любила свою племянницу. Муж Саша до последнего не хотел даже думать о том, что его Катя и маленькая дочка не вернутся домой. Когда девушка уже была в коме, а Ксюша еще жива, он продолжал делать ремонт в квартире, вставил новое окно в одной из комнат. Друзья потеряли светлого, веселого, отзывчивого, доброго человека. «Мои девочки так были нужны всем нам! Мы все были большой семьей. Трудно сказать, кто ее не любил. То ли богу хорошие люди нужны? Так пусто стало. Как танком проехали по нашим судьбам. Погубили девочку», - плачет Татьяна Шурупова.
 
По факту гибели матери и ребенка, в соответствии со статьей 124 УК РФ  («неоказание помощи больному») в отношении должностных лиц второй городской больницы возбуждено уголовное дело. Расследование ведет УМВД по городу Кургану. Татьяна Ивановна считает, что в смерти ее дочери и внучки виноваты и другие участники трагедии: участковый терапевт, врач кардиодиспансера, кандидат медицинских наук. Профессионально в этой истории, считает Татьяна Ивановна, вел себя только заведующий вторым роддомом Валерий Холодков. Вместе с тем женщина опасается, что дело будет спущено на тормозах. Практически сразу после смерти дочери до нее дошла информация, что во второй горбольнице, где Катя в ожидании помощи пролежала 10 часов, якобы уже переписали ее медкарту, так что виноватых не найти.
Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на курганский telegram-канал «Курганистан»
Подписаться
Расскажите о новости друзьям
Система Orphus

{{author.id ? author.name : author.author}}
© Служба новостей «URA.RU»
Размер текста
-
17
+
Расскажите о новости друзьям
Загрузка...